Город

Они тоже сражались за Родину

После выхода на большой экран "28 панфиловцев" предсказуемо отрицательно отреагировала часть сетевого сообщества. Наш специальный корреспондент Андрей Коц попытался представить, как выглядел бы фильм согласно пожеланиям некоторых особо рьяных сетевых критиков.

1. «Бойцы-панфиловцы – как супермены. Слишком храбрые, не трусят. Незадолго до боя играют в снежки. Так не бывает!» Критикам, видимо, невдомек, что в замкнутом мужском коллективе открыто трусить перед товарищами – страшное табу. А на войне паникеров и вовсе расстреливали. В фильме старшину Шемякина, только заикнувшегося, мол, «мы все здесь поляжем», тут же осаживает старший по званию.

Эмоциональное состояние героев отлично передают мелкие детали: чумазый парнишка судорожно вжимает в плечо приклад ПТР. В глазах полное отчаяние. Но он раз за разом лупит из своей «удочки» по немецкому танку, патрон за патроном. Усатый красноармеец в годах перед последней атакой бормочет под нос молитву. Оставшиеся без патронов панфиловцы сжались в окопах перед броском в штыковую и молча наблюдают через бруствер за приближающейся цепью немецкой пехоты. И зритель понимает – им очень страшно. Это видно по их лицам, позам, по тому, как они сжимают в руках оружие.

Всего этого критики не увидели. Очевидно, красноармейцы перед боем вместо того, чтобы заниматься всякой чепухой (зубрить параметры толщины брони вражеских танков, учиться метать гранаты, рыть окопы, оборудовать ложные позиции), должны были биться в истерике и отчаянно рефлексировать, заламывая руки: «Проклятое командование отправило нас на смерть!» Во время боя никто даже не заплакал и не обмочился (см. «Утомленные солнцем-2»), как так можно?! Никто даже не бросился навстречу немцам, размахивая белой портянкой, что вообще уже ни в какие ворота не лезет!

2. «В фильме нет любовной линии! Единственная женщина появляется в фильме всего на 10-15 секунд, и то ее лица не показали!» Сильнейшая сцена. Крестьянка молча смотрит вслед уходящим на смерть солдатам. Символ всех советских женщин, чьи мужья, отцы, братья и сыновья ушли на войну. Это и есть самая главная любовная линия Великой Отечественной. Сцена, понятная без слов, до кома в горле. Но, согласно представлениям критиков, 4-я рота должна была весь хронометраж фильма водить вокруг крестьянки хороводы (см. «Сталинград»). В идеале было бы неплохо снять и постельную сцену с участием трех и более человек (см. «9 рота»).

13:42 26 ноября 2016

Трейлер фильма "28 панфиловцев"

3. «Бойцы-панфиловцы обезличенные и деревянные, ведут себя без эмоций. Их характеры проработаны поверхностно». Фильм рассказывает о подвиге всей 316 стрелковой дивизии на примере отдельного участка фронта. Кино не об отдельных личностях, а о воинском коллективе. И с типажами там все в порядке. Рослый весельчак-балагур, по-отечески грубоватый сержант, тихоня, упрямо пытающийся сбить из винтовки немецкий самолет, сомневающийся старшина. Лучшая сцена первой половины фильма – комбат смотрит в окно, как бойцы перед боем играют в снежки. Не говорит ни слова, не видно даже его лица. Но нутром чувствуешь, как ему непередаваемо тяжело – он понимает, что уже скоро эти ребята погибнут.

Ну вот что еще нужно, чтобы раскрыть характеры? Чтобы каждый боец в окопе устроил театр одного актера? Чтобы один был уголовником со сложной судьбой, второй – потомком дворянского рода (и чтобы за ним постоянно бегал кровожадный особист – см. «Первый после бога») , третий – штрафником (а что, в УС-2 штрафбаты в 1941 году уже были), четвертый – мятущимся интеллигентом, переживающим, как страна дошла до жизни такой.
«28 панфиловцев» - кино, повторюсь, о подвиге воинского коллектива, сослуживцев, братьев по оружию, которые оказались вместе в тяжелый час и чья сила – друг в друге. Лишние лирические отступления пошли бы лишь во вред, нарушив простую, но стройную сюжетную линию.

4. «Немцы в фильме показаны обезличенной массой! Их лиц не видно! Их речь идет без субтитрового перевода! А ведь они тоже люди! » Ну тут практически без комментариев. Любому гуманисту ясно, что в кабине мехвода PzIII перед триплексом должна была висеть фотография любимой жены/дочки/собачки. Европейские рыцари должны были плакать, глядя как советское командование бросает своих солдат на убой (см. УС-2). Немецкий офицер должен был обязательно подкормить консервами кого-нибудь из голодающих гражданских (см. «Сталинград»). А выжившие панфиловцы в знак уважения просто обязаны были отдать воинское приветствие (лучше всего – зигануть) отступающим немецким танкам (см. опять же УС-2). Ведь это же были прекрасные, культурные люди, которые принесли в нашу страну европейские ценности! Но нет, русские варвары просто и без затей покрошили цивилизованных немцев из пулемета. Дикари-с.

P.S. «28 панфиловцев» - отдельное цельное произведение, снятое в относительно новом для нашего кинематографа жанре – «фильм-сражение», или, как принято на Западе - "фильм-экшен". В нем есть прямые заимствования из классики: "Они сражались за Родину", "Горячий снег", "На войне как на войне". А если посмотреть на фильмы о Великой Отечественной войне, снятые за последние 20 лет, по духу и приемам он будет близок к "Звезде", "Брестской крепости". Но, это все-таки, другое кино.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER