- Выключить коронавирус

Дикие, но беспомощные

Сергей Собянин: Зарезервировали около 20 тысяч коек для пациентов с коронавирусом

Синоптики пообещали москвичам аномальное тепло на следующей неделе

Как организовать пространство квартиры для эффективной дистанционной работы

«Война за выживание»: названы самые негативные сценарии для рынка нефти

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Стало известно состояние главврача больницы в Коммунарке

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Названы популярные у россиян фильмы и сериалы во время самоизоляции

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Названы профессии, ставшие востребованными из-за коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Природа преобразилась»: как коронавирус повлиял на экологию нашей планеты

Стало известно, какие профессии могут исчезнуть из-за коронавируса

Оксана Самойлова обратилась за помощью к психологу

Дикие, но беспомощные

Крокодилов, леопардов и тигров в Москве возьмут под охрану

[b]Вчера на правительстве Москвы приняли Закон «Об охране диких животных в городе Москве». Но в первые же минуты обсуждения возникла заминка.[/b] – А может, нам этих животных назвать «недомашними»? – задумался Юрий Лужков. – Помните, у Конфуция: необходимо всему давать правильные имена. Но авторы закона – в лице главы Департамента природопользования и охраны окружающей среды Леонида Бочина, поручились: с терминологией все в порядке. «Дикие» – значит, те, что обитают в естественной природной среде или условиях, приближенных к ней. Словом, не кошки с собаками, не коровы с поросятами. Не голуби, воробьи, крысы и тараканы. А лишь та живность, что обитает на воле, – в особоохраняемых природных территориях, парках и садах мегаполиса. А таких площадей в Москве – одна треть. И законных обитателей на них великое множество. Всех их давно нужно пересчитать. Cвоевременно выявлять случаи неблагополучия, притеснения, даже эксплуатации живности. И наказывать виновных. Кроме того, предполагается, что под особой защитой теперь будут и непосредственно места обитания зверей и пернатых. К примеру, зеленые коридоры, по которым часть их мигрирует на юг. Потребность в новом законопроекте назревала давно. Ведь Федеральный закон «О животном мире» был принят еще в 1999 году и действует лишь номинально. Московский же документ «О регулировании и использовании редких и исчезающих видов растений и животных на территории Москвы» касается только обитателей Красной книги. И тоже давно устарел. Таким образом, новый закон разом восполняет бреши федерального законодательства и вводит положение о дикой живности столицы в единое правовое поле. Большим его плюсом стало положение о создании в Москве центров реабилитации диких животных. В них будут размещаться как беспомощные особи, взятые из естественной среды обитания для поправки здоровья, так и взятые временно для необходимых исследований. Скажем, чтобы предупредить распространение опасных для человека – птичьего гриппа, лактоспероза и прочих возбудителей – инфекций. Ежегодно, по признанию первого заместителя председателя Комитета ветеринарии Москвы Владимира Буркова, в столицу ввозят десятки тысяч редких животных, более миллиона рыб, земноводных, больше 500 тысяч декоративных птиц. Учитывая это, центры реабилитации станут местом для их передержки, карантина и адаптации. Наверняка сюда же будет попадать и живность, изъятая у хозяев из-за жестокого обращения с питомцами. – В этом вопросе давно уже надо навести порядок! – призвал заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь. – В советские времена содержать в городских квартирах змей и крокодилов категорически воспрещалось. Это прямое нарушение Конституции, поскольку риску подвергается жизнь и здоровье соседей. С другой стороны, реальной опасности подвергается здоровье самих зверей. Так, по словам Олега Митволя, в Центральном парке отдыха им. Горького, «тигры набрасываются на собак и людей. Они сидят на веревочке, на одного дрессировщика – шесть зверей. И мы не знаем, какое у них настроение и что у них на уме». – Другой пример – торговый центр «Атриум», где на всеобщее обозрение выставлены тигры, леопарды, пантеры. Их, – пояснил Олег Львович, – обкалывают инъекциями, срезают до живого мяса клыки, когти и перебивают суставы лап. А изъять зверей невозможно. Тут же появляется заслуженная цирковая семья и доказывает, что заработок от этого зрелища идет на содержание других цирковых животных. – Так было с двумя котятами дальневосточных леопардов, обнаруженных у частных владельцев, – сказал Митволь. – У них оказались перебиты лапы и отбиты внутренние органы. Между тем во всем мире таких леопардов от силы три десятка. Случай из жизни вспомнил и Юрий Лужков: – Мы принимали в арбатском ресторане солидного корейского предпринимателя, – рассказал Юрий Михайлович, – когда появился дрессировщик и усадил рядом с гостем… медведя. Похоже, зверь был обижен на хозяина, потому что внезапно рванулся к нему и порвал на дрессировщике куртку. Полилась кровь. Это было неприятно и неприлично… Я полностью согласен с Олегом Львовичем, подобные действия по отношению к животным абсолютно недопустимы. Поэтому предлагаю через Московскую городскую думу утвердить соответствующие санкции. Пусть виновные в жестокости и насилии над четвероногими несут за это наказание. Иначе Закон о защите диких животных просто не будет работать.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

198 +4

Выздоровели

3893 +536

Заразились

31 +2

Умерли

Георгий Бовт

Нефть и валюта: что Лукашенко нужно от России

Екатерина Рощина

Год без 1 апреля: шутки закончились

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Ирина Алкснис

Российской власти повезло с оппозицией

Игорь Воеводин

Жить в эпоху перемен

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Усыновленные

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?