Не хлеба, так зрелищ

Не хлеба, так зрелищ

Культура

[b]«Артистка», незамысловатая история о неудачливой актрисе, которая произносила на сцене исключительно: «Кушать подано!» – никак не могла выйти замуж, плакала, плакала, а там и жених подоспел, а вместе с женихом и главные роли, так вот, «Артистка» – картина не без странностей.[/b]Первая странность заключается в имени режиссера. «Артистку» снял Станислав Говорухин, человек более чем серьезный. Он с пафосом учил нас тому, что «так жить нельзя», воспел ворошиловских стрелков, из окон отстреливающих подонков, не без тонкости сделал экранизацию романа Владимира Дудинцева «Не хлебом единым», сумел точно воссоздать на экране сталинскую эпоху (для фильма «Благословите женщину» использовали вагоны поездов 30-х годов).И вот теперь – эдакий пустячок, романтическая комедия, снятая без капли режиссерской изобретательности и мало-мальски удобоваримой расстановки актеров в кадре. Впрочем, может быть, это и не странность вовсе, что Говорухин взялся за «женский» жанр и освоил его тоже по-женски сентиментально. Несколько лет назад он из удивительной повести «Хозяйка гостиницы» уже сделал мелодраматический сериал «Благословите женщину», так сильно принизив простую и пронзительную прозу И. Грековой, что это казалось почти пошлостью. Так что фильм в формате TV-муви, то есть продукции, которую телеканалы демонстрируют в ранний воскресный вечер для домохозяек (а «Артистка» является совершенным образцом TV-муви), для Говорухина, вероятно, естественный результат кинодеятельности.Его студия «Вертикаль» давно специализируется на такой продукции, правда, в титрах стоят имена других режиссеров. Удивительно другое: каким образом «Артистка» попала в серьезный конкурс Выборгского фестиваля «Окно в Европу»? «Артистка» снята в двух интерьерах по пьесе Валерия Мухарьямова. Пьесе, судя по некоторым, едва уловимым признакам, довольно старой. К примеру, выражение «я хочу объединить два лицевых счета», в шутливом, разумеется, смысле, то есть жениться, сейчас вряд ли услышишь. Или слово «старорежимный». Тоже атавизм. Пьесу слегка реанимировали, нашпиговали сегодняшними реалиями.Придумали главному герою командировку в Испанию. Раньше его бы послали на Дальний Восток или Крайний Север, в лучшем случае – в слаборазвитую африканскую страну. Салон для стрижки собак фигурирует в кадре. Правда, зачем он нужен, осталось как раз за кадром, никакой роли в продвижении действия он не сыграл, но это ничего. Зато современно.В определенном смысле подобные пьесы вообще очень современны. Они пишутся для того, чтобы собрать антрепризу и дать большой вояж по глубинке. Ничего, кроме легкости необыкновенной в мыслях и уймы натяжек в сюжете, в них нет. И не надо.Главное – звездный состав. Говорухин делает свое кино именно по антрепризно-звездному принципу. Здесь что ни персонаж, то звезда, что ни звезда, то бенефис. Михаил Ефремов играет Михаила Ефремова, в сотый раз играющего то, что он играет уйму лет: разбитного выпивоху и острослова. Мария Аронова играет Марию Аронову, в сотый раз играющую то, что она играет уйму лет: разбитную бабенку, выпивоху и острословку, которая всем говорит «золотенький мой».Та же история с Евгенией Добровольской. Уж сколько раз она изображала на экране женщину бальзаковского возраста с трудной профессиональной и личной судьбой и слезой во взоре, не счесть. А Федор Бондарчук… Нет уж, лучше промолчу. Порхая по экрану, герои резво перебрасываются репликами, написанными не без бойкости, и вот что я думаю по этому поводу. Воскресным вечером, в перерывах между приготовлением ужина, стиркой и глажкой, взглянуть на то, как Аронова с Добровольской опрокидывают в себя стопочки с водкой – почему бы и нет? Действительно, не хлебом же единым.Эфирную сетку тоже надо зрелищами забивать.

Google newsGoogle newsGoogle news