Обретенная слава

Общество

[i]На этих пожилых, согбенных временем и недугами людей смотреть можно по-разному. Для безучастного взгляда они не представляют никакого интереса. Тем же, кто еще сохранил в себе способность помнить, сопереживать, чтить — нет, не преклонный возраст, а содеянное этими стариками в далекие молодые годы — они предстают богатырями. Честью и совестью России. Ибо кем же еще могут казаться они, вынесшие на плечах тяжелейшую ношу Великой Отечественной, бившие фашиста из последних сил, не спасовавшие перед вражеской броней и откормленной гитлеровской пехотой. Покорившей, кстати, полмира, а в России нашедшей могилу… [/i]Богатыри. Сейчас состарившиеся воины великой страны всматриваются в затемненном зале в забытые кадры кинохроники. На которых, быть может, кто-нибудь из сидящих узнает и себя.О чем думают они: о друзьях-товарищах, об огнях-пожарищах или о тех, кто не дошел с ними до победного дня? А скорее всего у них и другие мысли — о сегодняшнем, непростой стариковской жизни, о не очень благодарной судьбе, постигшей их на склоне лет? Нет, конечно, не угадать дум седовласых ветеранов. Да и они сами вряд ли поделятся ими: все реже откликаются старики на просьбы припомнить войну, однополчан, блиндаж на переднем крае в два наката или что-нибудь еще… Сегодня, однако, у них на сердце радость: начались предъюбилейные дни. Им по этому поводу напоминают о боевом прошлом, изобильно текут знакомые фразы. Поют солисты и армейский хор. Затем, как водится, подарят пакет съестного и фронтовые сто грамм.А между концертом и пайком бывшие солдаты, конечно же, порадуются за своих товарищей-однополчан, которых через полвека нашли, наконец, медаль или орден, затерявшиеся в архивных бумагах.…Когда солдат, выдвинув штык карабина, мчался в рукопашную, разведчик мглистой холодной ночью переползал во вражеский тыл или лихой артиллерист, спрятавший под кустом свою верную «сорокапятку» (прозванную солдатами из-за стрельбы прямой наводкой «Прощай, Родина!) — ну кто из них в те роковые мгновения помышлял о награде? Наградные листки, наспех заполнявшиеся взводным на передовой, не всегда попадали в приказ комдива, комкора, командарма. Да и фронтовики не ведали, не догадывались о своем подвиге.[b]Константину Петровичу Синицину [/b]сейчас 83 года. 56 лет он, бывалый артиллерист, даже не подозревал, что отмечен самой достойной в солдатском сообществе регалией. Фронтовики нередко предпочитали медаль «За отвагу» «штабным» орденам.Захотелось узнать, помнит ли Константин Петрович, за что его представили к заветной медали.— Ей Богу, не знаю, — признался Синицин. — Но сюрприз этот для меня, не скрою, очень приятен.А вот командира отделения 363-го стрелкового полка Анатолия Самсонова с поля боя вытащила санитарный инструктор.Мотался сержант по госпиталям, в свою часть больше не попал. И хоть знал, что «чем-то» награжден, в архивы не стал писать. И только на днях взял в руки свою дорогую медаль «За отвагу».Не каждый участник прошлой войны, к сожалению, даже опираясь на палочку, способен нынче прибыть за давно заслуженной наградой. Бывший командир 468-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона [b]Сергей Степанович Сметанин [/b]из дому теперь выходит редко. А жаль — поисковикам удалось найти документы: взводный пять с половиной десятилетий тому назад удостоен ордена Отечественной войны I-й степени.За своего мужа обретенную награду принимала его супруга [b]Мавра Васильевна[/b]. Ну как же не порадоваться за отважного воина — позолоченный Орден Отечественной войны нынче — реликвия из редких! Мавра Васильевна рассказывала, что супруг непременно повесит свою награду в красном углу. Чтоб и внуки и правнуки помнили, как сражался с врагом-супостатом их предок.Слов нет, доброе это дело, когда боевые награды появляются будто из небытия, находят, пусть и через десятилетия, своих героев. Но как не сказать и про оборотную сторону явления? Далеко не всем, кого Родина в грозный час позвала в ряды своих защитников, суждено было дожить до наших дней.Не буду далеко ходить за примером. В тот день, когда в мэрии чествовали новых обладателей высоких знаков отличия, список награжденных оказался, увы, и скорбным. Взводный [b]Николай Логинов [/b]числился по документам погибшим еще в июле 1943 года. А Николай Васильевич от ран оправился, прожил после войны еще почти полвека. Но так и не узнал, что его ждет «посмертный» орден Отечественной войны. За отца регалию получала на вечное хранение его дочь [b]Тамара Буравская[/b].Еще за троих фронтовиков, удостоенных такой же награды, — [b]Василия Лунева, Николая Сергунина, Константина Сиваша [/b]— получали регалии их вдовы, дети.Да, время собирает свою неотвратимую дань. И нам всем, особенно властям предержащим, следует помнить: защитников Отечества остается с каждым годом все меньше. И надо поспешить с заботой о них, живых, терпеливо дожидающихся, когда государство вспомнит, наконец, о своих долгах ветеранам.Между прочим, недавно на берегах Волги, где фашистскому зверю был сломан хребет, фронтовики не постеснялись напомнить [b]Владимиру Путину [/b]о своих правах. Поторопитесь, говорили они исполняющему обязанности, дайте нам нормально пожить хоть в эти последние годы.Временный глава государства обещал-с… В столице же 55-я победная годовщина, судя по многим признакам, сулит ветеранам войны немало добрых сюрпризов. Нет, речь не только о подарках и материальном вспомоществовании. Еще не все они пока получили свои ордена и медали. И потому хочется назвать [b]Зиновия Галутина[/b], человека, уже четверть века занимающегося поисками неврученных военных наград.Сам Зиновий Вениаминович — тоже участник Великой Отечественной, подполковник запаса, следопыт, я бы сказал, с этим врожденным чувством. Это ж сколько же надо переворошить запылившихся в архивах дел, сколько запросов направить в инстанции, сколько усилий приложить, чтобы отыскать героев, их родственников… Подполковник Зиновий Галутин знает цену боевой награде не понаслышке.У него их тоже немало.— У меня хватает добровольных помощников, — говорит Зиновий Вениаминович. — Все они молодые ребята. И потому я верю: рано или поздно будут найдены поименно все фронтовикигерои. А за тех, кто не дожил, награды должны получать родственники.…Галутин назвал мне цифру, в которую как-то не сразу поверилось: уже более 18 тысяч орденов и медалей найдено его поисковиками.— Вряд ли нам удалось бы делать все это, если б не поддержка, которую мы получаем в мэрии, от первых лиц городского правительства, — замечает подполковник.Мне не раз приходилось с ним встречаться в торжественные минуты, когда он зачитывал со сцены короткие фронтовые представления к наградам. Волнуясь, едва сдерживая дрожь в голосе, он весь светился радостью. Так, словно это найдена его собственная, личная награда.А может, так оно и есть?! И сопричастность, радость за боевых побратимов — это и его собственная радость, часть его жизни… — Значит, поиск продолжается? — спрашиваю Галутина.— А как же! До победного конца!..

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse