Яблоки на халате

Яблоки на халате

Культура

[b]В первый же вечер москвичам и гостям столицы показали «Мадам Баттерфляй». А затем – «Орфея в аду», «Севильского цирюльника» и «Леди Макбет Мценского уезда». На двух спектаклях побывали корреспонденты «Вечерки».[/b]Первая же картина оперы Пуччини явила стильный японский дворик со стильным же японским домиком. Собственно, сценограф, он же художник по костюмам Вячеслав Окунев так и остался до самого конца главным и, пожалуй, единственным героем этого спектакля.А ведь могло быть иначе. Чио-Чио-сан должна была петь прима театра, яркая Ирина Крикунова, но незадолго до гастролей она повредила ногу и в Москву не приехала. Надо сказать спасибо солистке Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Ирине Аркадьевой, но вводиться в чужой спектакль – дело непростое, и настоящей, большой удачей ее маленькая гейша, увы, не стала.Скверно другое: о том, кто же на самом деле пел главную героиню, знали немногие счастливчики. Большинство же зрителей не поняли и того, кто именно пел Сузуки, Пинкертона, Шарплеса, потому что в изумительном по красоте буклете было указано по два исполнителя и не стояло никаких галочек.Еще одним героем обычно становится исполнитель роли Пинкертона. В прежних постановках мы сочувствовали не только ни в чем не повинной Чио-Чио-сан, но и несчастному лейтенанту американского флота, который запутался в своих женах. В исполнении Владимира Кабанова это с самого начала довольно неприятный субъект, неряшливо одетый даже на собственной свадьбе. Пренебрежение к стране, в которую его забросила судьба, видно во всем. И даже не очень красивый тембр голоса певца при такой трактовке оказывается вполне на месте.А в остальном в постановке питерца Юрия Александрова все как всегда. Так что были и слезы в зале в сценах, связанных с ребенком. Американофобия к ни в чем не повинной американской жене Пинкертона Кэт. И финальное харакири Чио-Чио-сан, истинной дочери своего народа.А на «Севильского цирюльника» многие пришли только потому, что давно не слышали этой оперы. Настоящий укор Москве! В отличие от «Баттерфляй», которой ничем не примечательно дирижировал Алексей Шакуро, «Цирюльника» взял в свои руки один из лучших дирижеров России Александр Анисимов, в прошлом году по праву отмеченный «Золотой маской» за «Леди Макбет».Если и была в спектакле звезда – то это он. Постановка же Сусанны Цирюк – веселая суета – напоминает студенческие спектакли с самодеятельными канканами и недопустимо тривиальными приемами, помогающими певцам хоть чем-то занять руки, не слишком отвлекаясь от пения.Когда Фигаро и Альмавива начинают перебрасываться бутафорскими апельсинами, еще туда-сюда. Но когда Дон Базилио (Борис Гусев) выходит с зонтиком – всё, уже заранее видишь, как сей спасительный предмет будут совать друг другу, открывать и закрывать.Наибольшее впечатление из мужчин произвел старый Бартоло (Эдуард Закарян): характерный певец, способный рассмешить публику, все-таки большая редкость.О Розине умолчим – возможно, артистка просто переволновалась. Но уж о чем никак нельзя промолчать – так это о безвкусном оформлении: вместо забавного карнавала получилась какая-то рыночная каша. Плюс многометровая баба, качающая (именно!) веером (тянули за веревочку). Нет, явно не Дзеффирелли.Правда, публика, уходившая после первого действия, была заинтригована: а что же дальше будет с бабой этой самой? Да ничего, просто поменяли на другую, которую даже и за веревочку уже не дергали.Добил эстетов халат Бартоло – темно-зеленый, в больших оранжевых яблоках (апельсинах), уносящий воображение куда-то в область нищего самострока.В антракте за буфетным столиком выяснилось: иностранцы в полной уверенности, что пришли на спектакль Большого театра! Стало не по себе. Почему? А потому, что Большому и впрямь был один шаг до такого вот халата в апельсинах и тритатушек под развеселую музычку Россини. Слава богу, все-таки вырулили.

Google newsYandex newsYandex dzen