Top.Mail.Ru
- Город

Кордебалет на Млечном Пути

Сергей Собянин сообщил о включении праздничной подсветки в Москве

Столичная погода 19 декабря может стать самой теплой в истории метеонаблюдений

Чем удивит гостей фестиваль «Путешествие в Рождество»

«А у нас газопровод»: Зеленский спустя два дня ответил на реплику Путина

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

Столичные спасатели сняли мужчину с опоры Крымского моста

Спасти еду, чтобы спасти людей

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

«Жесть какая–то»: сын Валерии попал в третье ДТП за неделю

Назван главный цвет 2020 года

Диетологи рассказали, какие блюда должны быть на новогоднем столе

«Человек, чье имя стало символом эпохи»: Москва простилась с Лужковым

Кордебалет на Млечном Пути

Парижская опера– в ударе!

[b][i]Октябрь царственно преподнес Парижу ласково-солнечное бабье лето. А Парижская опера урожайно фонтанировала великолепными спектаклями. Бархатный сезон удался на славу![/i] Балетный эксклюзив[/b] Блок балетов Cержа Лифаря предварял вечер-гала Arop. Просто чудом удалось побывать. Билеты на такие вечера даже не продаются. Arop – мощная попечительская организация, патронирующая и финансирующая постановки и гастроли театра, поднимающие его мировой престиж. Среди ее членов – сплошь бароны и графини, вплоть до Ротшильдов. В этот вечер в Пале Гарнье собрался коллекционный бомонд, дефилирующий по знаменитой парадной лестнице в «откутюрных» вечерних туалетах. Все утопало в цветах. А в качестве апофеоза для избранных предлагался изысканный ужин со звездами в фойе с видом на авеню. Не хватало разве что летающего Призрака оперы… Проходило два дефиле: тусовочное, словно из «ярмарки тщеславия» – и дефиле труппы, эксклюзивно существующее только в Парижской опере. Увидеть это можно не чаще, чем раз в год, и обычно на открытии сезона. Создал его когда-то директор балета Оперы Лифарь. И это одно из самых гениальных его детищ! Демонстрация иерархической мощи и галльского блеска под марш из «Троянцев» Берлиоза напоминала парады на Красной площади. Первыми по великим доскам ступают младшие ученики школы. За ними словно вырастают новые балетные поколения. На смену ученикам идут кадрили, корифеи, сюже, первые танцовщики (такова иерархия!). Венчает дефиле выход звезд – этуалей. Дефиле элегантно решено в белой эстетике – белые пачки, сверкающие бриллиантами диадемы и белые трико. Парад звезд открывают балерины, затем идут танцовщики – причем последним появляется артист с наибольшим звездным стажем. И в этот раз им был знаменитый Манюэль Легри. 15 этуалей – от такого количества одновременно присутствующих звезд на сцене дух захватывает. Представьте медленно вышагивающих Орели Дюпон, Аньес Летестю, Матьё Ганьо, Хосе Мартинеза, Николя Лё Риша или элегантнейшую первую танцовщицу Изабель Сьяраволу – чем не Млечный Путь? После такого «разогрева» предстояло увидеть непосредственно сами балеты Сержа Лифаря. Первымдавали «Сюиту в белом» (1943) на музыку Эдуарда Лало. Это парадный портрет балета Парижской оперы и визитная карточка французского балета вообще. Изысканное блюдо для гурманов. Героиней вечера стала Аньес Летестю, исполнившая соло «Сигарета». Гром оваций буквально сотрясал театр, и даже стало жутковато: не рухнет ли Опера вместе с шагаловским плафоном… «Миражи» (1947) на музыку Анри Соге – сюжетный балет. Философская притча Лифаря повествует о неизбежном одиночестве человека. Душа же дуалистически кочует из реальности в мистическое царство миражей. В спектакле есть Луна, куртизанки, химеры, торговец мечтами, Женщина, уводимая ангелами смерти… Неразрывно с человеком связана лишь его Тень. Это его судьба, и она буквально дышит Юноше в затылок. Трио исполнителей партий Женщины, Тени и Юноши – Изабель Сьяравола, Орели Дюпон и Манюэль Легри внесли столь глубокий смысл в каждую мизансцену, что спектакль, чуть припорошенный музейно-трофейной сединой, буквально ожил! [b]Полет Икара[/b] В свое время Серж Лифарь поставил «Икара». Но театр решил для этого вечера подготовить премьеру. «Полет Икара» – постановка современного хореографа, руководителя балета Биарриц Тьерри Маландена. Он опирался на канонический миф об Икаре, музыку Альфреда Шнитке, на оформление Алена Лагарда. И создал лаконичное посвящение Лифарю. Без претензии, излишней патетики и – в желто-оранжевых пастельных тонах. Сцена представляет собой Солнце, по краям которого застыли вздыбленные языками протуберанцы. Они словно трамплин перед взлетом. Сама лексика Икара (Бенжамен Пеш) изобилует крылатыми движениями рук, победительными изгибами корпуса, высокими прыжками. Сцена полета решена оригинально: кордебалет, выстраиваясь за Икаром косяком, словно стая птиц, размахивает стилизованными крыльями. А вместо падения Икар исчезает в темноте закулисья. [b]Взятие Бастилии[/b] «Опера Бастий» (вторая сценическая площадка Парижской оперы) брали штурмом. Хит осени – «Лючия ди Ламмермур» Доницетти в постановке Андрея Сербана с несравненной Натали Дессей! Километровым серпантином очередь выстраивалась в кассы театра. Натали Дессей – женщина-Гаврош, оперная Эдит Пиаф. Хотелось себя ущипнуть – не верилось, что живьем можно видеть и слышать такое чудо. А как она умудрялась петь в навороченных придумках режиссера: и лежа, и падая, и стоя на качелях, и в стогу сена, и даже съезжая с высокой конструкции, как по перилам, вниз! Публика скандировала ей стоя. Она же, опьяненная успехом, на поклонах вальсировала с дирижером. Вот когда понимаешь ее поклонников, кочующих за певицей по всему свету! «Тоталитарная» концепция спектакля жестко зафиксирована в перемещающийся и меняющий свои стереоформы каркас некоей зоны. Тут каждый персонаж детерминирован камерой с номером. Солдаты-акробаты выделывают упражнения. Полуобнаженные моются в рукомойнике-стойле, насилуют девушек в стогу, а мир элиты взирает на них с верхнего яруса, одетый во фраки и цилиндры и бросающий в толпу деньги, цветы и мишуру. В этот брутальный мир вписаны и брачная полевая палатка, и море крови, и страшные видения. Пятичасовую оперную сагу «Троянцы» Берлиоза поставил Герберт Верник. Миф о Трое и Карфагене, массовый суицид весталок во главе с Кассандрой, трагическая любовь Дидоны и Энея решены в эстетике современного театра. Стреляли автоматы, разверзалась земля… Красно-черные и черно-синие тона наводняли сцену. А в глубине ее – вертикальный проем, словно экранное окно машины времени и пространства, переносил действие в пылающую Трою, в морские дали, демонстрировал огромного троянского коня. Тут украшала спектакль сопрано Дебора Поласки. Более ординарно решение «Саломеи» Рихарда Штрауса. Атмосфера спектакля в режиссуре Льва Додина пропитана безумием страсти. Танец семи покрывал увенчался полным стриптизом великолепного сопрано Катерины Наглестад. Иоканаан выезжал в клетке для зверей. Хор был одет (художник – Давид Боровский) в костюмы обитателей Древней Иудеи. Ну а движущаяся луна символизировала надвигающуюся поступь рока. Как свидетель происходящего она становилась ярче при появлении Иоканаана и чернела в момент трагической развязки… Сегодня Парижская опера уже готовится показать еще два спектакля Моцарта: нашумевшую постановку Патриса Шеро «Так поступают все женщины» и премьеру «Идоменей» в постановке Люка Бонди. [b]На илл.: [i]«Лючия ди Ламмермур» Доницетти в постановке Андрея Сербана с Натали Дессей – хит осени.[/b] ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ПАРИЖСКОЙ ОПЕРЫ[/i]

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Большой театр обвинили в расизме

Георгий Бовт

Денег что-то многовато

Никита Миронов  

Корпоратив или премия? Конечно, корпоратив!

Игорь Воеводин

Наш флот мог бы быть сильнейшим в мире

Сергей Лесков

Как проходила эволюция галактик

Антон Крылов

Во всем виноват Сталин

Алиса Янина

Новогодние подарки — дорого и глупо

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства