- Выключить коронавирус

У них стирает Юдашкин

Сергей Собянин рассказал о начале выплаты пособий по безработице

В Москве не будут разделять стационары для коронавируса и пневмонии

Перегородки разрушены на одном этаже в столичном бизнес-центре после разрыва газового баллона

Москва ввела новый порядок выплат безработным

Опубликованы уникальные фотографии Юрия Гагарина

Москва - путь к Победе! 1941-1945

«Я застраховал палец на 16 млн»: Никас Сафронов рассказал о ДТП

Какими продуктами и медикаментами надо запастись до пика эпидемии коронавируса

Почему в России не произошла эпидемкатастрофа

Екатерина Волкова: Мы смеялись над Димой Дюжевым, когда он шел сниматься в «Бригаду»

Пять главных ошибок по уходу за кожей в самоизоляции

Протоиерей Смирнов рассказал, как Благодатный огонь передадут в Москву

Работающие в Коммунарке врачи объяснили, почему не боятся коронавируса

В какие регионы России может долететь радиация из Чернобыля из-за пожаров

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Яна Рудковская озвучила годовой заработок семилетнего сына

У них стирает Юдашкин

Единственная в столице химчистка сомообслуживания сохраняет свои позиции уже больше 40 лет

[b]Людмила Агафонова получше любой тети Аси из рекламы знает цену заверениям: «Отстирывает даже самые сложные пятна». Ей ли не знать! Ведь Людмила Ивановна – заслуженный работник бытового обслуживания России. И работает в прачечной-химчистке уже 37 лет. Пришла начальником планового отдела. А теперь уже долгие годы – генеральный директор. И какой прачечной… Обрати внимание – сделано в Германии[/b] «Фабрика срочной химчистки и стирки белья» № 25, что на улице Вавилова, 11, существует в Москве больше 4 десятков лет. Своей жизнью предприятие обязано столичному правительству. В далеком 1966 году оно решило показать москвичам, как работает импортное прачечное оборудование. И организовало здесь выставку немецкой техники. Показательное мероприятие прошло столь успешно, что решено было закупить на корню все – заграничное оборудование, реактивы, технологии, обучить наши кадры у немецких специалистов. Так появилось в Москве предприятие, с первых дней взявшее высокую планку обслуживания, «как за рубежом»! – Чтобы постирать и почистить у нас, люди записывались в очередь за месяц! – рассказывает Людмила Агафонова. И это чистая правда. Горожан сражали качество и быстрота услуги. Еще бы, импортные реактивы! Достаточно сдать белье, и максимум через 24 часа оно отстирано, накрахмалено, отглажено. Срочность – до сих пор один из главных «коньков» фабрики. Максимально быстро вернуть домой отстиранную вещь можно уже через… 4 часа. [b]Обслужись сам![/b] Порядок на фабрике, как на военном предприятии. Кругом чистота, ровно гудят стиральные машины, бесшумно двигается лента с развешанными на плечиках чистыми вещами. А чистят здесь все – от мягких игрушек до норковых шуб и паласов. Впрочем, 40 лет назад главным новшеством для москвичей стала возможность постирать самому. Стиральные машины тогда были роскошью и редкостью. А здесь – 24 мощных агрегата. Заложил белье, набрал режим, добавил моющее средство. Вытащил, погладил. Дешево, сердито, и чувствуешь себя героем американского кинофильма, когда он, глядя на крутящийся барабан, читает книжку или знакомится с хорошенькой соседкой по стирке. Эта услуга по-прежнему жива. Правда, машин стало меньше – 9 штук. Но для студентов, командировочных или тех, у кого сломалась домашняя «Вятка» – вполне достаточно. С таким же успехом здесь можно самому и почистить вещь! Конечно, если одежда не слишком «угваздана» и не требует специальных термоядерных пятновыводителей – к услугам посетителя 6 машин химчистки-самообслуживания (раньше был десяток). Закладываешь пальто, плед или мягкие детские игрушки, добавляешь раствор – на выходе получаешь их чистыми и опрятными. Раньше в Москве это было обычным делом. Сегодня редкость – убыточно! 10 килограммов вещей, почищенных самостоятельно, стоят, как один костюм из химчистки, – 500 рублей. Понятно, что второе предприятиям выгоднее. Но фабрика № 25 единственная в городе сохранила эту услугу за счет целого комплекса других. [b]Итальянцы носят дубленки иначе[/b] – В конце 90-х мы решили создать у себя отделение химчистки дубленок, – рассказывает Людмила Агафонова. – Месяц итальянские специалисты налаживали оборудование, обучали наши кадры. И, конечно, были в шоке – во-первых, они не имеют привычки, как мы, занашивать вещь «до последнего». У нас ведь ее нужно чистить несколько раз, прежде чем добьешься нормального качества. Во-вторых, в те годы у нас только начался поток контрафакта, который сейчас все заполонил. Особенно запомнился магазин на Ленинском проспекте. Это был наш бич! Там предлагали дубленки «и ночью, и днем». В результате после чистки вещь расползалась на глазах. Потом, к счастью, мода на дубленки прошла, их сменили шубы – стало легче. – Чтобы работать в химчистке, нужно быть еще и психологом, – продолжает Людмила Агафонова. – Многие обижаются, когда мы на приемке начинаем описывать дефекты одежды. Таков порядок. А человек в амбиции: «Я к вам первый раз пришел, покупал вещь в хорошем магазине, а вы брак ищите»! Объясняем, что сейчас и хорошие магазины иной раз скупают товар в лавочках. Учим обращать внимание на швы. Видите, – рассказываем, – на этикетке должно быть 5 значков, а здесь 4. Значит – подделка. Состоятельные клиенты готовы заплатить 3-4 цены, лишь бы качество было нормальным. Опять-таки убеждаем – новой вещь все равно не станет. Но сделаем все, что только возможно! [b]Проверено, пятен нет[/b] И действительно, так повелось на фабрике с первых дней, что люди здесь относятся к делу с душой. Казалось бы, мелочь – выгладить чистое белье. Но один сделает так, что концы пододеяльника будут торчать в разные стороны. А другой – будто только что из магазина. Или работала на фабрике удивительный пятновыводчик – Валентина Ивановна Полякова, которую еще немцы учили профессии. Никогда не была равнодушной! Перепробует все варианты, составы, реактивы. И уж если сказала, что нельзя вывести грязь, можно не проверять – так и будет. А сейчас на ее месте тоже ловкая женщина, с интересом к делу – Тамара Чулкова. Толк из нее выйдет, – уверена директор. Текучки на фабрики нет. Люди работают десятилетиями, обучают молодых. Заменяют друг друга – каждый владеет минимум двумя смежными профессиями. Они преданны работе, потому что чувствуют – здесь их ценят и уважают. 13-я зарплата, коэффициент от стажа, премии к праздникам, всегда летний отпуск. Доплата на питание, молоко за вредность (ведь дело имеют с перхлоэтиленом, всю смену – у пресса на ногах). Не говоря о бесплатной возможности почистить, постирать домашние вещи – для женщины ведь это немаловажно. И ветеранов своих здесь помнят. Дважды в год собирают на чаепития, дарят подарки. Отдают после фотографии на память. Для пожилых людей – отдушина. – Был даже такой случай, – рассказывает Людмила Агафонова. – Та наша знатная пятновыводчик Валентина Полякова – уже 5 лет на пенсии, оступилась, сломала шейку бедра. Фабрика тут же подключилось, устроила ее в больницу, оформила инвалидность, чтобы операция получилась бесплатной. Позже приходил сын, благодарил: «Ладно бы, – говорит, – человек год-два не работал. А здесь – 5 лет. И его до сих пор не забыли. Это такая сейчас редкость»! В общем, фабрика сохранила дух тех гуманных советских времен, когда работа была – второй дом, а человек человеку – не конкурент, а почти член семьи. Но и реалии нового бизнесвремени здесь сумели удачно вписать в повседневность. Здание фабрики выкуплено в собственность акционерами – ее работниками. Котельная – своя, за электричество бешеные деньги платить не нужно. Понадобилось сменить паркмашин – помог столичный Департамент поддержки предпринимательства и малого бизнеса. Дал на два года льготный 5%-ный кредит. В другой раз оборудование меняли (а ведь это огромные средства) – выручил кредитом Банк Москвы. Опять-таки выстояли. Цены за услуги не подняли. Но главное – фабрика не стоит на месте. Не только сохранила весь комплекс услуг, с которого начинала 40 лет назад, но и значительно расширила его. [b]Секрет жесткой сорочки[/b] Скажем, есть такие посетители – хотят удостовериться, что их белью уделили особое внимание – для них индивидуальная стирка. На глазах клиента – все операции. Полная прозрачность! И опять же, хочешь – накрахмалят жестко, средне, слабо, совсем не добавят крахмала. Желание посетителя – закон! Есть ремонт одежды, аквачистка – для деликатных вещей. Скажем, выставочные коллекции дизайнера Валентина Юдашкина – с люрексом, блестками, каменьями (как правило, все они – на клею) – чистят только здесь. Что Юдашкин, даже мэрия – «первый» и «второй», так называемые, правительственные дома, возят одежду в чистку – на Вавилова, 11. И то сказать, в большинстве химчисток сорочки раздувают паром на манекенах. А здешние американские машины действуют лучше – два сильных утюга с прижимом выравнивают ворот, манжеты и «тело» сорочки так, что стоят не хуже, чем после крахмала. А еще фабрика № 25 много работает с организациями – гостиницы, медицинские и фитнес-центры. Везде, где есть униформа, требуются их услуги. – Есть заказчики, которые уже долгие годы с удовольствием доверяют нам свои квартиры, – рассказывает Людмила Агафонова. – Почистить мебель, сделать уборку, постирать, забрать вещи в чистку, а получить их готовыми (у нас действует доставка по всей Москве). Люди просто отдают нам ключи и приходят после в чистый дом. Все – на доверии, которое нарабатывалось годами. [b]Репутация дороже всего[/b] Чтобы сохранить эту главную ценность – доверие, поддержать репутацию предприятия с добрым именем, не потерять заказчика, фабрика идет на многое. Скажем, нужно вам почистить очень большой по размеру ковер или перекрасить вещь – на Вавилова таких услуг нет. Но здесь все равно примут заказ и отвезут туда, где такую услугу выполняют – на «Орнамент» или Фабрику № 1 имени Котовского. – То же с подушками, пуховыми одеялами. Пух, перо мы пока не чистим – «королевство маловато», – улыбается Людмила Агафонова. – Поэтому отвозим их на Фабрику № 22. Главное, чтобы заказчик к нам пришел. А мы знаем, как сделать его довольным, – уверена директор. Похоже, так и есть. Недавно здесь случилась накладка – шерстяной ковер, который сдала хозяйка, после чистки стал расползаться на волокна. Оказывается, был скрытый дефект – на ковер была пролита импортная газировка (можно представить, что творится с нашим желудком, если даже ковру стало плохо!). – Мы бы, конечно, через экспертизу и суд могли доказать, что нашей вины не было, – поясняет Людмила Агафонова. – Но, во-первых, это превысило бы стоимость ковра в 2–3 раза. А во вторых, нам наше доброе имя важнее. В итоге мы купили на фабрике в Люберцах замечательный, новый шерстяной ковер за ту же стоимость – 5500 рублей. И хозяйка, и мы разошлись, довольные друг другом. Репутация предприятия – дороже.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

313 +43 (за сутки)

Выздоровели

6698 +857 (за сутки)

Заразились

38 

Умерли

Игорь Воеводин

Кто есть кто — покажет карантин

Ольга Кузьмина  

Жизнь в ярком солнечном свете

Оксана Крученко

Без защиты, но в маске

Ирина Алкснис

Оптимистичный знак от президента

Анатолий Горняк

Гайки завинтить придется

Мехти Мехтиев

Когда денег слишком много

Юлия Зименко

Карантин с ребенком, или Игры на выживание

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

8 апреля – День Российской анимации и цыган