Катя Шагалова – молодой и талантливый режиссер «Вечерке»

Катя Шагалова – молодой и талантливый режиссер "Вечерке"

Афиша

Она дебютировала в режиссуре со своим фильмом «Собака Павлова». Искренняя и трогательная история любви, была удостоена премий сразу на нескольких фестивалях. А Катя Шагалова – молодой и талантливый режиссер, и сценарист, дочь сценариста Александра Миндадзе, уже завершает новую работу – картину «Однажды в провинции». - Катя, о чем будет ваш новый фильм?– Можно банально выразиться и сказать, что фильм про любовь, про дружбу, предательство, про желание жить не с теми и не так. Но для меня на самом деле этот фильм про то, что нормальная жизнь стала мифом. Этот фильм не относится к нравоучениям, не мне этим заниматься. Просто хочется, чтобы люди взглянули на себя со стороны, и, может, сделали правильные выводы и приняли какие-то решения. – Если сравнивать с «Собакой Павлова»?– Нет, это два разных фильма, но по надрыву и по нервам они похожи, а по истории, абсолютно разные. Они наводят на глубокие мысли, рассуждения о жизни. – По какому принципу вы отбираете актеров?– У меня как-то интуитивно это происходит. В «Собаке Павлова» стоило только увидеть человека, сразу понимала – это он, а это она. Я не ошибаюсь, почему-то так складывается. А в фильме «Однажды в провинции» концепция была в том, чтобы все герои были молодые и красивые. Чтобы зрителю их действительно стало жалко. Они молоды и красивы, у них есть ноги, руки, голова, а свою жизнь они пускают на самотек. Очень много красивых и молодых людей, которые живут таким образом, и это печальная правда. – Как возник сюжет фильма?– Просто стали мучить мысли, куда пропала нормальная жизнь? В фильме отражен целый синтез тем, которые меня волнуют. – Судя по сюжетам ваших фильмов, легкие жанры вас не привлекают?– Не то чтобы не привлекают, не знаю, возможно, просто у меня такое восприятие жизни. Хотя если бы мне предложили снять интересную комедию, то почему бы и нет? Но не предлагают. – Все-таки сложилось такое мнение, что режиссер – не женская профессия. Вам, когда-нибудь приходилось отстаивать свое право работать в режиссуре?– С половой точки зрения нет, а вообще, конечно приходилось: – Какие возникали трудности?– У меня есть такая особенность – я с радостью признаю успехи коллег. Всегда думала, что это нормально, а как оказалось это очень редкая особенность, поэтому приходиться порой трудновато. Очень жаль, что у людей нашего цеха так мало искренности. Я человек прямой, открытый, если мне, что-то нравиться – так и говорю, а если нет, тоже не скрываю. – С чем у вас был связан выбор профессии?– Хотела доносить до людей свое, то, о чем я смею думать. Верю, что мое мнение станет кому-то интересным. – Были уверены в себе, когда поступали во ВГИК?– Почему-то да, мне казалось, что все получиться, хотя мне было очень тяжело. – Вам советовали пойти на режиссера?– Наоборот, как-то все отговаривали. «Зачем тебе это надо, там физически тяжело, морально». Но я смотрела на опыт других людей и понимала, что у меня лучше получится. Не потому, что я самоуверенная, просто реально оценивала свои шансы в этой профессии. – А как вы относитесь к театру?– Честно сказать, я попадала на интересные спектакли, но их очень мало. Огорчает вторичность, хотелось бы увидеть, что-то новое. Покажите мне спектакль про любовь так, чтобы мне захотелось плакать. Сейчас множество всяких экспериментальных направлений, но за такие эксперименты на первый курс ГИТИСА не возьмут. Я к сцене отношусь свято. А для того, чтобы найти совершенную форму, надо знать в классику, тогда все получится хорошо. Зритель должен понимать, что он не зря потратил время, просидев два часа в театре. – Кого выделите из театральных режиссеров?– Кирилл Серебряников очень хороший театральный режиссер. Если говорить о кино, могу сказать, что мне очень понравился фильм «Груз 200» Алексея Балабанова. – Вам часто приходиться повышать голос на съемочной площадке?– Стараюсь этого не делать, иногда приходится, но я держусь до последнего. Это очень обидно, когда человек унижается до такой степени, что на него приходится кричать. – Это правда, что вы взяли фамилию своего бывшего молодого человека?– Да, была такая история. Я собиралась замуж за этого человека, но в итоге мы с ним остались друзьями. Решили, что рано еще связывать себя узами брака. В тот момент, как раз выходил спектакль по моей пьесе «Новая жизнь». И мы не знали, какую же фамилию писать на афише. Все к тому времени меня уже называли Шагаловой, так получилась, что фамилия ко мне «приклеилась». Я спрашиваю у Влада, какую фамилию-то писать будем? «Пиши Шагалова, мне будет очень приятно». Вот так я и решила остаться под этой фамилией. – А с молодым человеком еще общаетесь?– Да, он сейчас живет в Париже, иногда мы с ним созваниваемся. Он спрашивает: «Ну, как, славишь мою фамилию?» Вот такая была история, причем совершенно спонтанная. – Как отец относится к вашей работе, помогает, критикует?– Критикует, конечно, но мы с ним очень разные люди, именно в творчестве. Я, наверное, прямее, резче. Мне хочется чтобы, иногда он помог мне советом, но это невозможно в силу того, что у нас слишком разные взгляды. – Как успеваете все совмещать и работу и отдых?– Последнее время редко, практически не удается отдыхать. Вообще я считаю, нет такого слова – «не могу», есть слово «не хочу». Если человек хочет он успеет совместить и личную жизнь и работу, главное захотеть. В этом я уверена. Если я чего-то хочу, я успею все, если нет – буду весь день лежать на диване. – Вы любите отдыхать за границей?– Не обязательно, я люблю и на дачу съездить и где-нибудь за границей отдохнуть. Все зависит от настроения. Любимые города – Лондон и Владивосток, но после Москвы. Москва – самый любимый город. – А почему именно эти города?– Не знаю, наверное, совпадает с какими-то моими внутренними волнами. – Если бы предложили хорошую работу заграницей, но с условием переехать – согласитесь?– Нет, в этом смысле я считаю, где родился, там и пригодился.

Google newsGoogle newsGoogle news