Внук царского генерала

Внук царского генерала

Общество

[b]Поистине непредсказуемы судьбы человеческие… В первом томе Большого энциклопедического словаря (М., 1191, с. 150) помещены рядом две фамилии Боресковых: первая — «Боресков Георг. Конс. (1907— 1984), сов. физико-химик, акад. АН СССР (1966), Герой Соц. Труда (1967)… И вторая — «Боресков Мих. Мат. (1829—1898), рус. воен. инженер в области минного дела и воен. электротехники, ген.-лейт., руководил установкой минных заграждений во время Крымской (1853—56) и Рус.-Тур. (1877—78) войн…[/b]В свое время мне удалось установить, что эти два человека не однофамильцы, а близкие родственники: дед и внук. Но сначала — о деде.Изучение жизни и деятельности генерала Борескова оказалось необыкновенно интересным. О трудах этого очень известного при жизни ученого в наши дни мало кто помнит. Между тем М. М. Боресков был одним из пионеров применения электричества в военном деле.Более полувека назад автор этих строк, будучи молодым преподавателем истории электротехники Московского энергетического института, заинтересовавшись деятельностью Борескова, начал собирать материалы о нем для подготовки научной монографии. Удалось установить, что им было создано несколько оригинальных конструкций «подводных фугасов» — электрических мин, обеспечивающих автоматический взрыв при соприкосновении с вражеским кораблем.Огромную славу М. М. Борескову принесли успехи русских минеров в Русско-Турецкую войну 1877–78 гг. Турки, фанатично боявшиеся «самовзрывающихся» мин, называли их «шайтан-бабой» или «адскими рыбами».После успешного окончания войны он был повышен в чине – стал генерал-майором и награжден золотым оружием с надписью «За храбрость».М. М. Боресков скончался от «паралича сердца» 17 февраля 1898 года и был похоронен на Митрофановском кладбище в Петербурге. Он вел очень скромный образ жизни.И в готовящейся мною монографии явно недоставало материалов о генерале как человеке. Для этого нужно было разыскать кого-либо из его родственников, что было совсем непросто, так как после смерти генерала прошло более 50 лет.Я знал, что в Петербургском некрополе, в фамильном склепе, где был захоронен Михаил Матвеевич, покоится прах его сына Константина. Следовательно, можно было предположить, что у генерала могли быть внуки с отчеством «Константинович». В соответствующие органы был направлен официальный запрос с просьбой сообщить имя, отчество, год рождения и адрес всех москвичей, имеющих фамилию Боресков.Через некоторое время пришло извещение, в котором указывалось более 20 человек. Среди них был Боресков Георгий Константинович 1907 года рождения.Внук Борескова оказался крупным ученым, доктором наук, лауреатом Государственной премии.Но когда он учился в школе и в институте, то в семье было решено: никто не должен знать о том, что он внук царского генерала, в те годы это могло существенно сказаться на его судьбе.В результате вместо того, чтобы узнать от него что-либо о его деде, мне пришлось подробно рассказывать ему о жизни и деятельности М. М. Борескова, показывать журнал о его успеваемости при обучении в Инженерном училище, чертежи конструкций созданных им гальванических мин, фотокопии его трудов и несколько портретов генерала.После выхода в свет монографии о М. М. Борескове Георгий Константинович уехал в Новосибирск, был избран академиком, назначен директором Института катализа.Он будто бы принял эстафету от своего деда, и оба они прославили наше Отечество.[b]Ян ШНЕЙБЕРГ, к. т. н., доцент МЭИ[/b]

Google newsGoogle newsGoogle news