Чужая беда?

Чужая беда?

Общество

[b]В Москве продолжается акция «Молодежь строит город равных возможностей». Ее цель — обратить внимание молодых и здоровых горожан на то, как живется их сверстникам-инвалидам.[/b]В представлении обывателя инвалид — это человек с протянутой рукой. Ничего не поделаешь, мы судим по тому, что видим. Но «христарадцы» — лишь небольшая часть армии инвалидов, которых в столице больше миллиона. Среди них очень много молодых людей и детей.Большинство из тех, у кого серьезные проблемы со здоровьем, милостыню не просят, а практически безвылазно сидят по домам. И не потому, что такие они угрюмые, замкнутые люди: просто у них нет возможности выходить «в свет». Наши города не рассчитаны на людей с ограниченными физическими возможностями. Чем, по сути, нарушается их право на свободу передвижения.[b]Недоступные улицы[/b]В столице, кроме федеральных программ, действует постановление московского правительства «О комплексной целенаправленной программе реабилитации инвалидов в Москве на 2001—2003 гг.» и Закон «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур Москвы». Программа предусматривает оборудование пандусами и перилами входов в здания, оборудование пандусами и пологими съездами уличных переходов; обеспечение мест парковки спецавтотранспорта инвалидов; установление подъемно-транспортных средств, в том числе лифтов, доступных для инвалидов.Комитет социальной защиты считает, что «проводится целенаправленная работа по улучшению положения инвалидов-москвичей».А вот мнение самих инвалидов.[b]Павел Миронов, 27 лет, инвалид I группы с восьмилетним стажем, «колясочник»[/b]: «Я живу на 4м этаже; дом без лифта. Чтобы не быть узником четырех стен, освоил технику спуска по ступеням на коляске. Но наверх мне без чужой помощи не подняться. Пологого пандуса для выезда из дома на коляске нет. Я бы сказал, что в Москве ничего не сделано для свободного передвижения инвалидов. Где-то построен пандус, где-то подъемник, но в целом для человека на коляске город закрыт. В современных магазинах — ступеньки под мрамор, и даже если вход оборудован пандусом, то на таком крыльце, после дождя и снега, «колясочнику» не устоять.Не будь у меня машины, я был бы «невыездным» из квартиры. Когда машина ломается, так и происходит. Наземный транспорт недоступен. Подошел как-то в метро к эскалатору, но на него не зайдешь — колесо на узкую ступень не поставить. Я стою в шоке, а люди, проходящие мимо, уверены, что пришел попрошайничать…».Вероника Иванова, инвалид I группы, «колясочница»: «проблемы начинаются сразу при выходе из квартиры. Нет пандусов и перил у подъезда, тротуары с бордюрами без съездов непреодолимы, в транспорт не войти из-за узких дверей. В нашем городе нет ни одного здания, учреждения, полностью доступного для инвалидов.Вот я учусь в Московском лингвистическом университете и часто посещаю Библиотеку иностранной литературы на Николоямской. Внутри она доступна, можно перемещаться без препятствий, но при входе — три непреодолимых на коляске ступени. Я бы на месте властей прежде всего пустила больше автобусов и троллейбусов с широкими дверями, чтобы коляска проходила. Ведь новые евростандарты для общественного транспорта как раз на это рассчитаны. Я сама все это видела в Финляндии. Ездила без сопровождающего, свободно передвигалась по улицам, заезжала в магазины, кафе… Эти города доступны не только для «колясочников». Поначалу меня поразило какое-то пищание, слышное по всему городу. Оказалось, это сигналы для слабовидящих…».Павел Обиух, I группа по зрению, студент Московского социального университета: «Улицы и транспорт для меня, в принципе, доступны. Но хорошо бы побольше светофоров со звуковыми сигналами, разметки на переходах поярче, номера автобусов — покрупнее и поярче. И что бы остановки всегда объявлялись в общественном транспорте. В метро раньше станции от центра объявлял женский голос, а обратно — мужской — было удобно…»[b]Безбарьерная архитектура в загоне[/b]Выходит, город, как был недоступен для инвалидов, так и остался. При нынешних темпах строительства пандусов и прочего в обозримом будущем он таким и останется. Вот если бы городские власти при строительстве новых улиц и ремонте старых ввели обязательное правило — делать съезды для колясок, то дело сдвинулось бы с мертвой точки. Но мало издать хороший закон, его надо еще и выполнять. Например, закон предписывает, что при возведении новых зданий обязательно нужно строить пандусы для инвалидов и большие лифты. Но это правило «безбарьерной архитектуры» сплошь и рядом не выполняется. Не пора ли ввести инвалидов в комиссии по приемке зданий? Тогда настоящий контроль за выполнением закона будет гарантирован.

Google newsGoogle newsGoogle news