Кушать подано!

Кушать подано!

Общество

[b]Считается, что официанты получают хорошие деньги и что работа это, в общем-то, непыльная. Задавшись целью подзаработать за лето, я позвонила в 15 кафе и кафешек с предложением своих услуг.[/b]Студентку без опыта работы с удовольствием приглашали на собеседование: ведь «общепитовских точек» в Москве много, а работать за небольшую зарплату профессионалы не соглашаются.Кафе в центре Москвы мне понравилось. Зарплату предложили, правда, небольшую – 4000 рублей в месяц, зато график удобный – два дня через два. Тем более что администратора не смутило то, что медкнижки у меня просто нет и не было.Честно говоря, в роли официантки я оказалась впервые и ровно ничего не умела, кроме как широко улыбаться и говорить вовремя «приятного аппетита». Выданная униформа оказалась не первой свежести и была больше, чем нужно, размера на два. В тот день я познала, что такое бегать без остановки в душном помещении на высоких каблуках и в шерстяном обмундировании. В обязанности начинающих официантов входило собирать со столов грязную посуду, относить ее в мойку, ровно расставлять 15-килограммовые стулья и улыбаться, улыбаться…Проходя мимо столика, за которым сидели двое мужчин, я ненароком подслушала, что они говорят о демократичности маленьких ресторанчиков. Действительно, сегодня многие работающие москвичи могут позволить себе обед за 100–120 рублей. Да и обслуживание никак не идет в сравнение с былым советским. В недорогие ресторанчики и кафе часто приходят семьями. Вот и заведение, куда я устроилась поработать, было именно из такого разряда.Поначалу все это казалось даже забавным. Смешными казались жующие и одновременно подмигивающие мне мужчины и необъятная униформа. Только вот почему-то в сотый раз пробегая из «мойки» в зал с тяжелым подносом, я уже ничего этого не видела.Перед глазами проплывали лишь пустые тарелки, горшочки, пиалки, вилки, ложки и кружки… Не обошлось, конечно, и без происшествий. Первый раз я порывалась «украсть» у немки недоеденную сосиску, второй – чуть не лишила отлучившегося мужчину пива. Он уже из дверей категорически замахал мне руками. Правда, обошлось без выяснения отношений. Взглянув на меня, он вдруг жалостливо пробормотал: «Я понимаю»…Четыре давно работающие официантки наперебой что-то советовали, девушки-администраторы с разницей в полминуты являлись пред очами новичка. Они требовали улыбаться, не стоять без дела.Даже если этого «дела» нет – не ходить туда-сюда, так как это «некрасиво выглядит». Я уже не пыталась объяснять, что глупо протирать стол, который только что протерт, и вырывать у людей тарелки с недоеденной пищей только для того, чтобы что-то нести на «мойку».Ныли спина и ноги. До сознания наконец дошли слова Лены-бармена: «Урабатываемся тут, как негры, предупреждаю сразу»… Моя напарница, 17летняя Вера, закатывала глаза и все повторяла: «Кошмар, пусть сами работают за такую зарплату!» И материлась себе под нос. А мне улыбаться хотелось только посудомойщицам, целый день не отходящим от крана, и поварам, которые часами парились в невозможно жарком помещении для приготовления горячих блюд.В конце рабочего дня я с непередаваемым облегчением сняла воздухонепроницаемую униформу. От запаха еды накатывалась тошнота. Слава богу, что я здесь работаю всего лишь день…Знаете, господа за столиками, это очень тяжело – улыбаться вам и без конца таскать тяжелые подносы. В ресторанчиках, конечно, чисто, уютно, витает манящий аромат оригинально приготовленной пищи, играет приятная музыка… Но, ради бога, иногда подумайте о том, кто создает «атмосферу». И будьте немножко терпеливее.Приятного всем аппетита![b]Юлия ТАБАКАРЬ, студентка РГГУ[/b]

Google newsYandex newsYandex dzen