Заложники пекла

Заложники пекла

Общество

[b]«Солнце больших городов», о котором поется в известном хите, «жарится» не где-нибудь, а именно на городском асфальте.[/b]В рекордные по температуре дни на дорогах столицы, похожей на огромную топку — с гарью, дымами и испарениями, работают те, для кого жара — просто «разгар сезона», а день без дождя – уложенные без лишних проблем километры нового дорожного покрытия.Черный дымящийся асфальт на раскаленном сером в жару вызывает не самые приятные ощущения. Проезжающие мимо автомобилисты, пассажиры троллейбусов и прохожие спешат отвернуться.— Это надо же, при такой температуре! – останавливается женщина в «дачной» панамке, с крохотной тележкой в руке. – Наверное, приезжие. Москвичей наших не заставишь...Тут, на Ленинградском шоссе, укладывает асфальт бригада из Трансстромсервиса, дорожно-строительных организаций, выполняющих самые крупные заказы города.– Много среди вас москвичей? – спрашиваю у дорожников.– Все восемь человек, — отвечает бригадир Юрий Федосеев. – А бригады асфальтировщиков складываются годами, потому что на нашей работе далеко не каждый выдержит.Немного арифметики. Когда температура в тени за 30 градусов на дорожном полотне она — за 50.А температура асфальтобетонной смеси при укладке – 155 градусов! Каждому «асфальтеру» (так именуют себя сами дорожники) приходится «перелопачивать» по 15 тонн горячей смеси в день – это минимум! – А потом они еще и ходят по этой смеси по многу часов, — говорит прораб Александр Шуваев. – Потому что нужно заделывать швы, выставлять колодцы. А сверху солнце...Впрочем, обмороков не бывает. Солнце для ребят – не главная из проблем. Благо воды у них — пей, не хочу. За воду платит организация. Правда, не в каждом ларьке или магазине согласятся поставить их двухлитровые бутылки в холодильник, но это тоже мелочи.И все же: почему основной объем работ производится именно летом, в жару? – Это связано с технологией, — говорит приехавший на объект генеральный директор Трансстромсервиса Петр Шкатулов. – У дорожников сезон короткий — с середины апреля до середины сентября. Опоздаешь —не «укатается» полотно, до кондиции, не уплотнится.На автодорогах укладка асфальта производится только ночью. Днем работают на тротуарах, у метро. Лишь в исключительных случаях отгораживается кусок проезжей части улицы и...– Это для нас самое большое испытание, — говорит Юрий Федосеев. – Мы работали днем на Кантемировской улице. Были страшные пробки, водителям пришлось объезжать отгороженный участок по тротуарам и обочинам. И мы услышали от них все, что только можно услышать.Хотя не были виноваты! Оказывается, перед этим бригада работала ночью. На том же самом месте. Кто-то позвонил в милицию: шум мешает спать. Милиция заставила прекратить работы.Сейчас это обычный, рядовой эпизод. Дорожникам становится все труднее выбирать время, когда бы они никому не «мешали».И проблемой для них, в этой связи становится... личная безопасность!– Плотность застройки в Москве очень высокая, — продолжает Федосеев. – Естественно, как бы мы ни старались, не шуметь просто не получится, работают механизмы. И по ночам в нас летят камни и бутылки из окон. Звучат угрозы о применении оружия. А на Покровке выскочил из дома человек с обрезом и открыл стрельбу. Это счастье, что никто из бригады не пострадал.Тишина необходима. Особенно в ночное время. Но есть разница между тем, когда воет до утра автосигнализация и когда люди в ночную смену работают. Ремонтируют те самые дороги и тротуары, по которым мы будем ходить днем.– Риск для дорожников стал обычным делом, в месяц только в нашей организации случается от пяти до десяти аварий, – говорит Петр Шкатулов. – В основном пьяные наезжают на наши механизмы. Все бригады снабжены у нас полным комплектом дорожных знаков. И мы вынуждены менять их по три раза в год из-за того, что в них врезаются машины.Ночью на дорогах несметное число нетрезвых водителей. Ночь с пятницы на субботу дорожные строители так и зовут – «пьяная ночь».– Мы работали на Ленинградском проспекте, – вновь включается в разговор Юрий Федосеев. – Пьяный водитель на «Ниссане» метров за сто снес все наши ограждения и налетел на наш погрузчик, который в результате столкновения три раза перевернулся вместе с машинистом, нашим товарищем...Похожих случаев, к сожалению, много. Две недели назад «Вечерка» опубликовала репортаж о трагедии на кольцевой автостраде. Автомобиль, которым управляла пьяная женщина, врезался в бригаду дорожных строителей. Погиб человек.– Вопрос о работе в ночное время мы поднимали не раз, – комментирует президент Ассоциации дорожников Москвы Валентин Федоров. – Получается, что днем нельзя работать из-за того, что создаются пробки на дорогах, а ночью – из-за нарушения тишины в городе. Но в сутках 24 часа! Мы работаем для города, по городскому заказу, и власти должны выбрать из двух зол меньшее. Пока что наши люди работают в условиях постоянного стресса и повышенной опасности.– А может быть, дело еще и в качестве дорожных покрытий? Ведь нередко мы видим, как дорожные строители работают на тех же улицах, где они всего года три назад укладывали асфальт?– Ответ прост. В Москве занижены расценки на капитальный ремонт дорог. Производится укладка одного слоя асфальтобетона вместо двух. И сейчас, когда движение в столице резко возросло, долговечность покрытия теряется. А вот в середине 90-х наши строители делали двухслойное покрытие. А в местах торможения и старта машин, перед светофорами – даже трехслойное! Потому и приходится браться заново асфальтировать.Скупой, как известно, платит дважды.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse