Аннушка просит крыши

Общество

Оказывается, слово и на самом деле куда долговечнее металла. Булат Окуджава воспел в своей знаменитой песне троллейбус — тот самый, «синий», какие сотнями бегали по Москве, перевозя пассажиров полвека назад. Так вот, в песне тот «троллейбус» продолжает «вершить по бульварам круженье». А вот в реальной действительности машины типа МТБ82Д, когда-то вдохновившие поэта, не уцелели и почти все ушли на переплавку. Я говорю «почти», потому что одно исключение все-таки есть.Мы едва протискиваемся в узких проходах на маленькой площадке с поставленными вплотную друг к другу раритетами, ржавеющими под снегом.— Вот знаменитый вагон типа С довоенной постройки, — заместитель директора Музея городского транспорта Москвы Михаил Егоров подводит нас к старому трамваю. — Именно в нем в фильме «Место встречи изменить нельзя» Владимир Высоцкий–Жеглов поймал с «поличным» вора. Этот же вагон «снимался» и в «Заставе Ильича» Марлена Хуциева. Такие можно было встретить на улицах Москвы до 1965 года. Они работали на всех трамвайных маршрутах. В 74-м году последние довоенные трамваи были сняты. И никто не подумал сохранить для потомков хотя бы один образец. Наши люди обследовали всю территорию Москвы, но вагонов типа С не обнаружили. Нашли его потом в Коломне, где он использовался как бытовка для охранников автостоянки. Кстати, это первый восстановленный экспонат в музее.Долгие десятилетия никто в столице не задумывался о том, что и городской транспорт — это часть нашей истории, антураж, без которого невозможно представить наши детство, молодость и зрелость… Шесть лет назад энтузиасты общества любителей городского транспорта впервые заинтересовались тем, куда деваются старые машины. И схватились за голову: оказалось, они просто прессуются! При активной помощи Мосгортранса был организован Музей транспорта Москвы, который расположили вначале недалеко от ВДНХ, в трамвайном депо имени Баумана. Музей начал развиваться и приобретать популярность, но в конце 2001 года тот кусок территории, на котором он располагался, срочно «отрезали» от депо под трассу для монорельса. Экспонаты пришлось вывозить днем и ночью. Строители пригрозили: «Не успеете — порежем ваше старье…» Отключили напряжение в контактной сети до вывоза трамвайных вагонов, их потом вытаскивали тягачом….С площадями, как известно, в Москве тоже сложно. Для музея нашли совершенно неприспособленную площадку на территории Трамвайно-ремонтного завода, расположенного на Волочаевской улице. И вот пошел третий год существования без дома и крыши… Несмотря на то, что музей сейчас находится в состоянии хаоса, каждый найдет тут что-то знакомое и близкое для себя. Останавливаюсь у грузовика ЗИС-150.Когда-то и мой отец работал на таком.— Это первый отечественный самосвал, — говорит мне сотрудник музея Олег Воробьев. — В Москве их вообще уже нет. А эта машина уцелела только потому, что использовалась как емкость на одном из дачных участков между Щелковом и Черноголовкой.— У многих такое представление, будто машины старых марок еще где-то ездят по столице, — вновь вступает в разговор Егоров.— И нам говорят иногда: «Чего вы их тут выставляете, таких еще на улицах полно!» А на самом деле их десять, а то и все двадцать лет как переплавили. Так что это заблуждение, а может быть, просто свойство человеческого сознания, которое немного отстает от реальности.На некоторых машинах сохранились старые указатели: «Ждановская — проезд Энтузиастов» — 30-й автобус, «Трубная площадь — улица 8 Марта» — 318-й трамвай, «Сокол — село Павшино — Красногорск»… Буквально каждый экспонат в этом музее сохранился лишь по счастливой случайности. А в нескольких случаях, о которых его сотрудники рассказывают с особой теплотой, машины не попали под «железную пяту» из-за людской сентиментальности, которая, кажется, еще жива.— Первый из поставлявшихся в СССР чехословацких вагонов был марки Т-2, — рассказывает внештатный сотрудник музея Александр Соловей. — И когда их стали списывать, один из тогдашних руководителей трамвайного депо на Шаболовке, Илья Григорьевич Гизатов, не дал пустить под резак все вагоны, отдав распоряжение один сохранить. Дело в том, что начинал он водителем именно на этом вагоне, больно стало человеку… И он оказался прав, потому что сейчас в Москве этот трамвай остался в единственном экземпляре … В музее готовят к реставрации самый старый в России, можно сказать, «древний» трамвайный вагон. Это «Рингхофер», далекий предшественник «Татры». На рельсы он стал еще в 1902 году как пассажирский, в 20-е годы прошлого века, после Гражданской войны был переоборудован в грузовой и проработал до… 1991 года! Он сохранился в депо Красная Пресня — опять-таки пожалели люди «старика», не разрешили «резать» историю по-живому.Среди экспонатов музея — и первый советский электровоз.— А вот первый отечественный паровоз не сохранили, — говорит Михаил Егоров. — Первый тепловоз тоже разрезали на металлолом в 60-е годы на станции Ховрино.Жаль, конечно, но ведь то, что осталось, этот бесценный раритет, мы не имеем возможности содержать в сохранности и порядке. Все надо под крышу, в хорошие условия. Это ведь не частная лавочка, это общенародное достояние… Действительно, в столицах цивилизованных стран музеи такого уровня располагаются в специально оборудованных, удобных для посещения местах. А наша транспортная история гниет на улице. Музею городского транспорта Москвы срочно требуется помощь от правительства столицы.

Google newsGoogle newsGoogle news