Формула-1: неужели никогда не взлетим?

Спорт

[i]Сезон грандиозного автомобильного проекта под названием Формула-1 в этом году уже завершился. Теперь любителям самой популярной дисциплины автомобильного спорта остается ждать следующего года, когда опять на старт выйдут первые гонщики планеты. Ну и за кого будем болеть мы? Опять за Шумахера? Или за Алонсо? А почему, собственно говоря, нам приходится болеть за шумахеров? Думаю, не ошибусь в предположении, что сердце россиянина (а быструю езду русские любят хрестоматийно) нетнет, да и кольнет ревнивое чувство – а мы-то? История Формулы-1 еще несколько лет назад перевалила за полувековой рубеж. По историческим меркам срок ничтожный, по спортивным – солидный. Так почему нашим соотечественникам еще не удалось хотя бы «засветиться» в хрониках вершины автоспорта? [/i][b]Кольца в России: раз и обчелся [/b]География Формулы-1 обширна – по трассам Европы и Азии, Америки и Австралии гоняют ее пилоты. А вот на шестой части суши места для произвола небольшой кучки болидов пока не нашлось. И нужно ли это вообще? Но праздника ведь хочется... «Сейчас расскажем всю страшную правду», – многообещающе проговорил [b]Сергей УШАКОВ[/b], ответственный секретарь Российской автомобильной федерации. Кстати, корреспонденту «Вечерки» повезло – в Федерации был и [b]Юрий МЕЛЕНТЬЕВ[/b], заместитель председателя Совета ветеранов автомотоспорта Санкт-Петербурга. Ведь известно: один вопрос неизбежно влечет за собой другой. А историей автомобилизма и историей автомобильных дорог в частности Юрий Александрович занимается давно.[b]Ю. М:[/b] – Чтобы вам было понятно, вернемся в недалекое прошлое. В 1991 году, после распада СССР, практически все трассы остались за рубежом – в Киеве, Риге, Каунасе, Тбилиси. А в России ничего не было, кроме Невского кольца в Санкт-Петербурге. Трасса там не специальная, а примыкающая к стадиону им. Кирова дорога, на которой сначала мотоциклисты в 1954 году, а затем, в 1958-м, автомобилисты начали кататься. В 70-х годах на Невском кольце проводилось много соревнований, было море зрителей и участников. Но в 1978 году стадион поставили на реставрацию. С тех пор – ни одного соревнования. Последняя гонка там прошла осенью 1978 года на приз газеты «Смена».Нельзя сказать, что за прошедшие 14 лет судьбой единственной кольцевой трассы на территории России не заинтересовалось ни одно должностное лицо. Попытки возродить кольцо предпринимал ДОССАФ. Но именно активному участию Юрия Александровича Невское кольцо обязано своим вторым рождением. Кстати Мелентьева, в 80-е занимавшего должность председателя автоспорта Московской области, в Питере никто не знал. Но ему удалось убедить тогдашнего губернатора северной столицы Анатолия Собчака в необходимости завершения затянувшейся реставрации. И первый чемпионат России по кольцевым гонкам состоялся на трассе Невское кольцо.[b]Деньги надо вкладывать не в трассы, а в гонщиков! Ю. М.:[/b] – После этого я решил фундаментально заняться Формулой-1. Составил концепцию создания трассы Ф-1 в Санкт-Петербурге. Но... почти сразу от этой затеи отказался. Потому что цель я ставил только одну -– подготовить общественное мнение. Нужна ли нам трасса? Я категорически против! Как это ни парадоксально звучит. В энциклопедии, которую я сейчас готовлю, у меня 327 трасс по всему миру. Из них 50 полностью готовы к проведению этапов Формулы-1. А этапов Гран-при максимум 18. Будут ли они проводиться в России? Будут, может быть. Если договорятся... Будь я хоть сыном Рокфеллера, я бы в России трассы строить не стал. У нас пока нет социального заказа на это, а я против того, чтобы зарывать в землю 300–400 миллионов. Мы этим мир удивим? Мир мы не удивим. Мы удивим мир, создав машину? Нет. Машина интернациональна. Потому что лучшие двигатели, скажем, в Англии делают, резину лучшую – в Штатах, кузова – в Италии. Ни в коем случае к созданию гоночных машин автопром не следует допускать! У нас менталитет другой. Беря за основу что-то, японцы это «что-то» совершенствуют, мы копируем. Возникает вопрос – куда деньги вкладывать? Эффективно, экономно, на удивление всему миру? Надо вкладывать в человека. У нас много талантливых ребят. Ну пусть он на каком-то там этапе – это не важно, на какой-то, машине, трассе – это тоже не важно, но – русский! – выйдет на старт Формулы-1 – и мир начнет удивляться. И если он даже займет последнее место, но дойдет до финиша – мир где-то будет даже рукоплескать. Я уж не говорю, что в призеры попадет... И вот тогда будет у нас трасса, будут машины... Вот оно! Не так давно глава команды «Рено», чемпиона нынешнего сезона, свои предпочтения относительно Кубка чемпионов и Кубка конструкторов озвучил примерно так: «Все знают победителей-гонщиков, а кто помнит конструкторов?» [b]До скоростей Формулы-1 мы еще не доросли – Сергей Викторович, а почему у нас нет пилотов Формулы-1? С. У:[/b] – Потому что еще никто не дорос для скоростей Формулы. Да, за пятьдесят лет никто не дорос. Для того чтобы человек выступал на Формуле-1, нужно иметь основу. Простой пример – пилота, управляющего самолетом или планером, нельзя сразу посадить на истребитель. Потому что там и скорости другие, и управление другое. В советский период у нас не было возможности повышать мастерство водителей, посылать их на международные соревнования. В те времена автомобильный спорт был прикладным видом для подготовки бойца. Задач завоеваний наград на чемпионатах мира не ставилось. Сейчас же совершенно нормальным способом растет смена. Ребята начинают с картинга, потом пересаживаются на наши гоночные автомобили: «Формула-Русь», «Формула-1600», ездят в других гонках, обучаются в школах высшего водительского мастерства за рубежом. Многие из них потенциально готовы, чтобы потом перейти в Формулу-1 либо в новую Формулу, которая называется А-1. Кстати, на гонки новой Формулы недавно ездила наша команда. Вот в такой альтернативной Формуле наши пилоты, уверен, будут постоянно участвовать. А в Формуле-1 – если дорастут. Хотя подрастающие у нас картингисты, возможно, через пару-тройку лет будут готовы. Ведь главным критерием попадания в Формулу-1 является показанный результат. То есть надо на каких-то соревнованиях пониже уровнем обогнать всех остальных, проявить себя. При этом быть достаточно молодым. Если человек придет в картинг в 9 лет, к 17 поедет в гоночных автомобилях, пройдет курс обучения, попадет в Формулу-3000, а через пару лет, в 20-летнем возрасте, окажется в пятерке Формулы-3000, значит, его кто-нибудь позовет, найдется спонсор. Но если к тому времени ему будет 25 лет, его уже никто не позовет. Формула-1 – это молодой вид спорта, чтобы туда попасть, нужно к двадцати годам уже иметь накат. Потом, автомобиль – достаточно дорогой спортивный снаряд. Поэтому заниматься автоспортом можно только с деньгами, причем большими. Естественно, складывается ситуация, создающая отсев. И по финансовым возможностям, и по спортивным. Если ты едешь достаточно быстро, тебя в конце концов находит спонсор. Если ты бесталанный, то можешь только собственными деньгами пользоваться, если у тебя их много. И у нас такие бизнес-гонщики есть, которые ради собственного удовольствия тратят деньги, чтобы просто промчаться.Они не смогут стать чемпионами, зато ездят – это престижно, красиво, элегантно.[b]Можно обойтись без денег Фетисова С. У.[/b] – Чтобы заниматься Формулой-1, нужно вести работу в пяти направлениях. Это строительство своих трасс, строительство своих автомобилей, создание гоночных команд, подготовка гонщика и спортивная инфраструктура. Практически все у нас имеется. И раньше было, и сейчас.Дефицит в трассах? Но они будут. Дефицит в гоночных автомобилях? Но для своего чемпионата они у нас имеются. Дефицит в командах? Но команды сейчас строятся, создаются профессиональные коллективы, инфраструктура, проводим соревнования. Принцип организации соревнований – что в Формуле-1, что у нас – абсолютно одинаков. Хотя надо понимать, что скорости, которые достигаются там, несколько выше. Формула1 – это концентрация всего в автомобилизме – знаний, электроники, сил...А у нас свои национальные нормативы, мы ими пользуемся. В этом году в календаре Федерации 450 соревнований. И ни одно практически не финансируется из государственного бюджета. Об этом страшно говорить, потому что господин Фетисов вряд ли будет доволен, если мы скажем, что большинство дисциплин автоспорта и вообще других видов спорта может обойтись чужими деньгами. С его приходом менталитет чиновников Росспорта сильно изменился. Они не понимают, что нельзя все качать из бюджета, можно пользоваться спонсорскими, меценатскими деньгами.Что мы и делаем в течение 14 лет, совершенно спокойно развивая автомобильный спорт. У нас в 1992 году было 119 соревнований, в этом – 450.По несколько соревнований в день. И все – не за государственные деньги, с госбюджета автомобильный спорт не взял ни копейки. Сможет ли еще какая Федерация сказать такое? Вряд ли. А вообще ситуация с российским гонщиком, которому доведется попасть в Формулу-1, неясна. Потому что неясна перспектива Формулы-1 как таковой. Да, у нас народ приучен к этой жвачке под названием Формула-1, и смотрят с удовольствием, до потери пульса. Потому что это иногда бывает действительно интересно. За счет мощной раскрутки, за счет многих составляющих этого коммерческого проекта, в котором автомобильному спорту отводится ну, максимум треть, а все остальное – это чистый бизнес. Причем бизнес одного человека. Так что может быть, Формула-1 будет существовать, а может – нет.Кризис в Формуле-1 возникает постоянно. Определяется он элементарно – статистически. Достаточно посмотреть, сколько команд участвовало несколько лет назад, а сколько сейчас. С каждым годом количество команд становится все меньше и меньше. Причина? Первая – деньги, вторая – деньги, третья – деньги. Финансовые возможности команд играют очень большое влияние. Есть известные команды, как «Феррари», например, у которых много денег, за которыми стоит «Фиат». А есть команда «Минарди», у которой мало денег и которая не всегда оказывается, скажем так, в призах. Разница между командами, их финансовыми, техническими, спортивными возможностями очень велика, что совершенно не позволяет нормальному гонщику проявить себя. Чем дальше время, тем явнее этот разрыв. И кто-то просто не выдерживает. Плюс ко всему Формула-1 противоречит принципам и интересам больших производителей, таких, как «Мерседес», «БМВ», «Тойота», «Дженерал Моторс». Поэтому еще не известно, что будет дальше: Формула-1 или Формула А1, в которой все очень просто – у всех автомобили одинаковые. В чем прелесть – нивелируется влияние автомобиля, мастерство гонщика становится решающим. Чего народ и добивается.

Google newsYandex newsYandex dzen