Славянский дым

Славянский дым

Культура

[b]Сотни лиц, пестрые лотки, торговцы снедью... Это было вчера. Сегодня улицы щеголяют конфетными обертками, смятыми бумажными стаканчиками... Позади — Белоруссия. Позади — «Славянский базар».Витебск — город пеших прогулок. Неспешных, как белорусский говор. От джаза до попа рукой подать! Из гостиницы «Двина» бредем в театр имени Якуба Коласа — там Марина Неелова расскажет нам, как «жизнь превращается в театр». Из кинотеатра «Спартак» отправимся на полуночный концерт в Летний амфитеатр. Внимать «золотому голосу России» — юному Коле Баскову. «Ах, — скажем мы. — Всего двадцать два года, а ему уже аплодировала публика Конгресс-Холла в США, восхищался сам Хосе Каррерас. Солист Большого. Пел дуэтом с Любовью Казарновской»...[/b][i][b]Басков без кольца и Верка без колготок [/b][/i]Московские акулы журналистики спрятали острые зубки. С ухмылочками расселись на скамейках Летнего амфитеатра, хотели уйти после первой песни... Не ушли. Стали горячими поклонниками звезды. Посватали Баскова за Аллу Борисовну: «Правда ли, что вы собираетесь пожениться?».Восходящая звезда оперной сцены нахмурила брови. Он обручен! В доказательство Басков продемонстрировал не колечко, а невесту Светлану — мол, расслабьтесь, барышни! Не поверили Николаю журналисты. «Негармонично вы смотритесь, ребята», — так и сказали. Спрашивали о «гомосексуальном лобби» в роли спонсора. Коля смеялся, махал ручкой — мало ли что говорят! Секрет отличного самочувствия от Николая Баскова: «На завтрак кекс и секс. На обед и на ужин кекс и секс. А если не поможет... исключите мучное!».А тут и Андрей Данилко пожаловал.Мужчина или женщина (или два в одном)? Замаскировался под Верку Сердючку, намазал красным рот — собрал аншлаг! Снял грим, стянул серые колготки и стал обычным мальчиком двадцати четырех лет от роду. «Скучный какой, а глазки грустные-грустные, — сетовали многие. — И Алла Борисовна скучна».[i][b]Алла без Филиппа [/b][/i]Ну, да! В том смысле, что недосягаема. Бросила фразу о том, что «артист, который любит свою родину, ее культуру, должен участвовать в «Славянском базаре» в Витебске». Сказала, что «очень хорошо отдохнула здесь, все посмотрела»... Куда перемещалась Алла Борисовна в Витебске, не ответит даже Филипп. Говорят, что одинокой Аленушкой сидела на бережку пруда (название сохраняется в тайне), покаталась на лодочке (под надзором дюжей охраны), покинула Витебск под сенью ночи (дала концерт в Могилеве), так же тихонечко вернулась и шмыгнула в гостиничные номера. А потом тряхнула рыжей гривой и блеснула всей своей звездной красой, всем своим «Избранным».Вот посчастливилось тому, кто попал на «сольник» Пугачевой! Нет, серьезно! На сцену вышла ко-ро-ле-ва. Просто королева. Без пафоса. Без лживых интонаций. «Свеча горела...» — спела песню на стихи Пастернака. Вынула одну шпильку из волос, вторую... Стянула парик — стала балериной. Черная ленточка опоясывает лоб, на макушке девичий хвостик. Подошла ближе — глянула огромными серыми глазами. Э, да Алла Борисовна — профи! Смотрит чуть выше зрительских голов, чтобы не расплескать себя, — нельзя полюбить всех и каждого. За спиной у Аллы — громила в штатском. Букеты — шикарные, в шуршащем целлофане, с перевязью из ленточек, как украинские венки — принимает из рук звезды. Опоздал, не подхватил увесистый веночек — тот шлепнулся оземь.«Старинные часы», «Не отрекаются, любя» — это уже в конце. Все пели.Стоя, как на параде. Промозглый холод и накрапывающий дождик, похоже, не мешал никому. Учитесь, молодые да ранние! [i][b]Гран-при без голоса [/b][/i]Были и они. Стержнем каждого «Славянского» — год за годом — становится «конкурс молодых исполнителей эстрадной песни». Слово «молодые» смущало больше всего. Увидишь на сцене блондинистую тетю с декольте или манерную звездочку, играющую повзрослому в звезду — и оторопеешь.Поют оперными голосами, на разных (славянских) языках. Громко и пронзительно — ужель лавры юного Баскова покоя не дают? Конкурсанты из Армении, Украины, Белоруссии, Киргизии, Израиля... Мелькают, как вагончики длинного состава, получают свой балл и покидают сцену с приклеенной улыбкой. «Людмила Москаль! — громко объявлял шоумен Сергей Минаев.— Сто два балла!».Как громогласное «ура». Девочка расстроена — получила минимальный балл, а ее поздравляют. «Мы знаем, что вы занимаетесь легкой атлетикой, это правда?» Кивнула. «А еще Людмила занимается шейпингом, это так?». Очередное «угу». Ведущий «Двух роялей», кажется, забыл импровизаторский дар в Москве.Россию представляли двое — Ян Осин и молоденькая Саша Рахманькова. В свои неполные шестнадцать Александра чего только не добилась! Победила на «Утренней звезде», ухватила национальную премию «Призвание» и первую премию на конкурсе «Шлягер-2000». «Я по-особому люблю Витебск!» — сказала Саша и тронула сердца членов международного жюри. И наши сердца. Патриотизм — величайшее чувство! Любовь к Родине дала себя знать громкими выкриками «Наша!» и «Даешь!».Сто тридцать баллов набрала девочка с тонюсеньким голоском. «Спи, мой мальчик», — старательно вывела Саша и поделила первое место с Нелли Чобану из Молдовы. Обе получили по 6 тысяч долларов. Вторая премия — 4 тысячи — досталась джазовой певице Вардуи Вардянян из Армении и Мариян Новина из Словении. Третье место и $ 2000 — украинской конкурсантке Олесе Азнобиной. Гран-при обнял 19-летний Тоше Проевски из Македонии. Вокальные данные македонца более чем скромные. Но — проникновенный взгляд, сексапильная наружность, волосы, намазанные гелем, блестят, как зеркало... Мы эти фишки еще со времен Юры Шатунова усвоили.[i][b]Шаинский без штанов [/b][/i]...На закрытие заглянули Михаил Боярский, Тамара Гвердцители, Николай Караченцов... «Балаган Лимитед» с ностальгической песенкой «про зиму, снежки солившую в кадушке», Юлиан — в костюме серо-белых тонов, сам — красный, как ошпаренный (ну загар у человека такой).«Пономарева — лучше всех!» — читаю свою запись в блокноте. Валентина Дмитриевна покоряет нас камерным видом искусства. Каждый романс — как коротенький роман с переживаниями героев. Пронзительные интонации. Божественный голос. Легкую, воздушную сменяет композитор Саульский. И неизвестные мальчики и девочки, которые незадолго до выхода на сцену гордо прохаживались по арт-кафе. Изо всех сил строили из себя звезд. Все это время известные — Богословский, Боярский — сидели в гримерках. Дверца одной из них приоткрылась и... перед моим взором предстал композитор Шаинский, снимающий штаны. «Ах, простите, Владимир Яковлевич», — смутилась я. А он — нет. Через пару часов охотно разделся перед камерой.Показывал накачанные мышцы. Демонстрировал ботинки с огромными пряжками, на стальной подошве....Финальный аккорд фестиваля. Огни по краям сцены. Небо разорвалось салютными залпами — разлапистыми, как веточки винограда. «Нет финала! — один из организаторов кусал ногти. — Зажгли костры и... спалили всех!» (за языками пламени артистов и правда не было видно). «Был дым, и этого достаточно!» — ответили ему. Чем не финал?

Google newsGoogle newsGoogle news