Размышления о запрете на пиротехнику в Москве

Размышления о запрете на пиротехнику в Москве

Общество

О детях, салютах и... КАКАШКАХ Сегодня, кажется, уже всем-всем-всем, вне зависимости от их вероисповедания, цвета кожи и других особенностей поведения, можно от всего чистого сердца и вполне себе трезвого ума пожелать счастья в Новом году. Календарь тверже Конституции В Новом году случаются самые удивительные открытия. Я в новогоднюю ночь понял – основной закон, по которому строит свою жизнь обычный гражданин России, это отнюдь не Конституция. Проведите прямо сейчас над собой эксперимент и ответьте, в какой из дней наступившего 2008-го мы не пойдем на работу, празднуя день этой самой Конституции? У меня лично получилось 7 октября. Но потом я понял, что это была брежневская Конституция! Да ладно я, родители мои вообще вначале назвали сталинской… День нынешней, когда в честь основного закона страны можно лениться, не выходя на работу, с уверенностью не может назвать даже моя дочь-пятиклассница. С Новым годом, согласитесь, куда понятнее. Он у нас либо 1 января, либо 14. Что, оставляя незыблемое право общества на плюрализм мнений, все же не так путает. Более того, его, в отличие от Конституции, единодушно считают благом россияне и даже легально зарегистрированные приезжие (о нелегалах сегодня – ни слова!). Иными словами, календарь с Новым годом во главе принят всеми нами. Хотя я и предпочел бы начинать отсчет в летнюю жару, чем в промозглую зиму, я все же понимаю, что против календаря не попрешь – закон такой. Ведь даже самый приятный, справедливый и нужный закон легко становится фикцией, если его не выполнять. Как это происходит с большинством новогодних законов в Москве. Знаете, кто больше всего обрадовался правильному решению правительства о рождественских каникулах? Дети? Их родители? Правильный ответ – начальники! То есть сначала они напридумывали здоровские законы, надиктовали секретаршам и помощникам свод правил и дружно свалили отдыхать, оставив контроль за всем своим заместителям. Соответственно, каждый подчиненный как бы переместился на одну ступенечку выше на социальной лестнице, мечтая перепоручить выполнение законов, правил и порядков нижестоящему. У президента это вышло. У мэра города – без сомнения. Возможно, получилось и у префектов. Когда же исполнительных замов начало не хватать, пошли сбои. Превратив ряд законов правил и постановлений в фикцию. Над которыми, в лучшем случае, улыбаешься. Сдавайте взрывчатку! Вот скажите мне, например, какого ляда надо было принимать постановление ли, указ ли, закон ли – о запрещении пиротехники на городских улицах Москвы? О том, что милиционеры должны гоняться за гражданами, взрывающими петарды во дворах и прилегающих территориях, отнимать у детей хлопушки и наказывать веселящихся москвичей рублем? Один начальник закон придумал, другой его прослушал и – оба убыли в рождественский отпуск. В итоге запрет на взрывы в городе был воспринят москвичами со всей широтой русской души. Канонада над городом стояла куда серьезнее, чем в прошлом году, затихая лишь на период для краткого опохмела. А потом опять: буб-бах, трах-тарарах, фьють-фьють – ба-бах… Мелочь? Как сказать… Числа уже 3-го мне приснился город Грозный середины девяностых. Я отработанным движением сунул ноги в ботинки, проверил деньги и документы. Хорошо, жена поймала в прихожей уже с репортерским рюкзаком за плечами. Сработал «автомат» – если что-то взрывается, надо вначале бежать, а потом просыпаться… А двое моих близких друзей, которым Бог подарил наследников в соответствии с президентской программой увеличения количества россиян, вообще поздравляли всех сквозь зубы. Их крохи на время праздников никак не мирились с правом остальных москвичей пострелять и повзрывать под соседскими окнами. Младенцы просыпались и орали. Родители, естественно, проклинали всю пиротехнику, все законы и все начальство на свете. Что уж говорить о несчастных домашних животных? У моего той-терьера как выкатились от испуга огромные глаза, делающие его похожими на Майю Плисецкую, так до сих пор и не встали на место. Потому что в центре Москвы Новый год отмечали до утра нынешнего понедельника. Пес в трансе. Я, постоянно убирая за ним с ковра, мягко говоря, тоже. Спрашивается: на кой ляд что-то принимать, если не ясно, как это будет исполняться? Хотя решение было простым – запретить продажу пиротехники населению. Это круто – по собственному опыту челночной коммерции 90-х я знаю, что китайские шутихи на каждый вложенный рубль приносят еще десять прибыли. Но ведь на то государство и придумало начальников, чтобы хоть кто-то мог поступать жестко и даже жестоко. Как с собаками! Дорогие коллеги-собачники! Обязан вам напомнить, что уже две недели как вы обязаны выходить во двор со своим чудом не только на поводке, но и с совочком и пакетиком для кала. Нагадила ваша прелесть на газон, а вы результат раз – и в пакетик. Иначе из-за куста, по идее, должен выскочить милиционер и сразу наказать вас административным штрафом. Собаку-то как накажешь – у нее и карманов для 300 рублей нет. Теоретически брать штрафы за то же самое должны были и до Нового года. Но за «стольник» заниматься собачьими отходами милиционеры считали ниже своего достоинства. С Нового года штрафы возросли. Провалив историю с пресечением фейерверков, внутренние органы всем личным составом могут навалиться на решение «собачьей проблемы». В конце концов, в каких-то вопросах речь должна идти о чести мундира. Да и собаки, в отличие от фейерверков, все равно не перестанут гадить с наступлением трудовых будней

Google newsYandex newsYandex dzen