Башмет предпочитает велосипед, а Говорухин – масло

Звезды

[b]Считается, что лучший отдых – это смена занятий. А увлечения человека – неплохая возможность понять что-то об этом человеке. Нечто вроде «скажи мне, чем ты увлекаешься, и я скажу тебе, кто ты». Ведь порой в увлечениях своих человек бывает гораздо свободнее, чем в профессии. И потому хобби наших кумиров да премьеров могут иногда сказать о них больше, чем «кулуарные» эпизоды светской хроники.Люди и птицы[/b]Актер Малого театра Виктор Павлов с детства и по сию пору разводит птиц. Выпросил у своего худрука чердак одного из старейших театров России под... перепелиную ферму – оказывается, перепелки лечат от высокого давления.Еще Виктор Павлович разводит голубей – московскую останкинскую белую породу. Считает, что в его голубях живут души игравших в этом театре актеров.«Только вышел на экраны фильм Ташкова «Адъютант его превосходительства», — вспоминает Виктор Павлов. — Я там сыграл бандита Мирона Осадчего. И вот после премьеры стою в очереди в магазине. Очередь небольшая, человека четыре, а девушка со стороны лезет. Я ей культурно объясняю, что пропущу ее, но зачем же впереди бабушек лезть? Она повернулась и говорит: «Вы как в кино гад, так и в жизни сволочь». После таких сцен я к своим птичкам бегу...»Любимое в Москве место Виктора Павловича, как несложно догадаться, – Птичий рынок (после Малого театра, разумеется).Судьбоносное место. Однажды, находясь в веселом расположении духа, заехал на Птичку серьезный человек, ныне вице-президент Академии художеств, художник Эдуард Дробицкий. Взгляд художника безошибочно выбрал самое красивое, что было на Птичке, – ярких павлинов. И вот уже десять лет Эдуард Николаевич возится с павлинами, для которых он освободил целую комнату своей мастерской. Птички, как им и положено, линяют несколько раз в год, поставляя художнику дивной красоты «сырье» для инсталляций.[b]Жизель от Цискаридзе[/b]Как известно, рабочий инструмент актера — его восприимчивая нервная система. Возможно, поэтому среди актеров многие рисуют или лепят, видимо, испытывая после сценических страстей потребность в занятии, требующем умиротворения и сосредоточенности. Владимир Васильев, уезжая на дачу, может неделями писать запоем пейзажи, попадая под влияния самых разных художников, ибо в изобразительном искусстве разбирается хорошо. Картины Владимира Викторовича выставлялись в Большом театре на выставке, посвященной его 60-летию. Его коллега по балету Николай Цискаридзе тоже выставлялся – как автор тряпичной куклы Жизели. Куклы и игрушки он собирал до тех пор, пока их не набралось так много, что пришлосьраздаривать.Игорь Кваша всю жизнь дружил с художниками. Однажды в гостях у своего друга, скульптора Геннадия Распопова, после некоторого количества горячительного и при неясном освещении Игорь Владимирович в порыве вдохновения нарисовал портрет друга на кусочке дерева. Наутро его разбудил телефонный звонок Распопова, которого восхитило сходство с оригиналом в дебюте Кваши-художника. Скульптор посоветовал актеру продолжать, и тот совету внял — стал рисовать во всех жанрах: портреты, пейзажи, натюрморты, интерьеры. Всерьез задумываясь о том, что если бы довелось начать жизнь сначала, возможно, актерской профессии он предпочел бы живопись.Чулпан Хаматова в свободное от кинотеатра время пишет пастелью красоты гор.Кинорежиссер Владимир Наумов отчасти продолжает традицию Джотто, Босха, Брейгеля или Гойи в своей графике — мучительные видения «Мастера в сумасшедшем доме», похожем на тюрьму, разъяренный беззубый бомж из «Толпы», целующиеся тинейджеры в «Подворотне».Станислав Говорухин пишет маслом пейзажи, а пером — портреты современников в стиле пушкинских набросков на полях.Валентина Малявина рисует портреты явно под влиянием Ильи Глазунова, у которого «что ни портрет — одни глаза...» Нина Дробышева выкладывает из разноцветных стекол фантастических попугаев и смятение Эдит Пиаф.Актриса театра Маяковского Ирина Аугшкап в прямом смысле «сотворяет» своих кумиров – она их лепит. Керамический Пушкин катается у нее на роликовых коньках, а керамический Чаплин слушает «наше все», разинув рот. Однажды в Риге на отдыхе Ирина попросила у знакомого художника кусок глины и слепила мужичка. Несколько художников посмотрели на этого мужичка, переглянулись... и принесли актрисе к поезду тридцать килограммов глины в подарок — поощряя на продолжение.[b]Играем на деньги[/b]Другим актерам, напротив, не хватает адреналина, и восполняет его недостаток каждый по-своему. Леонид Ярмольник, например, любит понырять с аквалангом. Дмитрий Харатьян — быстро водить машину. Медленно водить он ее, наверное, вообще не умеет, так как уроки вождения брал у каскадеров-гонщиков.Алиса Фрейндлих не прочь перекинуться в карты. «На настоящий преферанс моих способностей не хватает», — призналась как-то актриса. А вот сыграть в джинна или кинга – совсем другое дело. «Есть у нас клуб любителей карточных игр. Играем на деньги – у нас имеется банк, куда мы складываем все проигрыши, а когда набирается какая-то сумма, покупаем что-нибудь вкусненькое».А Александр Абдулов, сыгравший заглавную роль в спектакле «Варвар и еретик» по «Игроку» Достоевского, психологическое ощущение роли не из книжек вычитывал – из собственного жизненного опыта брал. Однако, садясь за игорный стол, придерживается железного правила – играть только на свои.Однажды это увлечение буквально спасло его работу. Абдулов приехал в Египет со съемочной группой, и уже по приезде выяснилось, что спонсоры не перевели деньги. Каждый день вечером после съемок Александр Гаврилович ехал в казино за триста километров. Садился и делал ставки по пять долларов, хотя никогда в жизни не играл «по такой мелочи – всегда по-крупному». Но на сей раз у него была цель — выиграть группе суточные на завтра. Выигрывая, тут же уходил, платил группе и продержался таким образом две недели. Наверное, фортуна любит не только новичков, но и «кинутых» режиссеров.[b]Задом наперед[/b]Максим Суханов, суперактер и удачливый бизнесмен, считает, что в жизни стоит заниматься только театром и музыкой. Обладатель трех роялей и синтезатора, он не устает музицировать. Играет в четыре руки с бабушкой, разучивает «Хорошо темперированный клавир» Баха, сочиняет. К своим композициям относится с иронией: «Потребность в моей музыке невелика». Между тем композиции Максима Суханова звучат в спектакле «Амфитрион» и отчасти в «Сирано де Бержераке», где Сирано Суханов еще и играет на пианино. Последняя премия «Чайка» в номинации «Мелодии и ритмы» (за лучшее музыкальное оформление спектакля), которую актер Максим Суханов и композитор Алексей Шелыгин получили за «Сирано де Бержерака» в Вахтанговском театре, доказывает, что из категории страстных любителей Максим Александрович рискует перейти в профессионалы.А что до самих музыкантов, то им с детства внушают беречь руки, ноги и голосовые связки и вообще не увлекаться экстримом. Однако страстная природа берет свое.В качестве примера – две «велосипедные» истории.Елена Образцова всю жизнь обожала гонять на велосипеде и однажды получила роскошный подарок – японский велосипед с переключением скоростей.Певица разогналась на нем, а затормозить не сумела. Привыкнув к ножному тормозу, не совладала с ручным. Последствия были довольно плачевными.От удара у певицы отслоилась сетчатка глаза, и зрение оказалось сильно нарушенным. Под угрозой оказалась вся карьера Елены Владимировны, потому что дирижеров она почти не видела! Дирижеры следили за ней и подстраивались под ее пение. И только через несколько лет благодаря операции зрение певицы было восстановлено. Но велосипеды она разлюбила.Юрий Башмет, чье детство прошло во Львове, в совершенстве овладел такой дворовой премудростью, как езда на велосипеде задом наперед. Однажды он поспорил на бутылку коньяка с одним режиссером-документалистом, что после концерта проедет «задом». Режиссер пытался доказать, что музыканты, мол, с детства живут какой-то рафинированной жизнью, и всякие уличные приключения им вовсе не знакомы. Дело происходило в Антверпене, городе тюльпанов, сыра и велосипедов. Юрий Башмет должен был играть там премьеру симфонической сюиты «Стикс», посвященной ему композитором Гией Канчели. После премьеры Юрий Башмет с огромной охапкой цветов вышел на улицу, где его уже поджидал режиссер с бутылкой. Юрий Абрамович подбежал к первой попавшейся девушке-велосипедистке: «Девушка, все цветы – ваши, только одолжите мне надолго ваш транспорт!» И лихо промчался задом на глазах у проигравшего режиссера. Этот спортивный подвиг заснял на свою камеру Гия Канчели, только что записавший первое исполнения «Стикса». Но только оператор-композитор допустил какую-то ошибку. И при просмотре пленки выяснилось, что вместо так трудно давшегося ему финала трагичнейшего «Стикса» (в греческой мифологии – река в царстве мертвых) на пленке лучший альтист мира лихо едет задом наперед.

Google newsGoogle newsGoogle news