Рецидив

Рецидив

Общество

[b]Он специально поссорился с женой. Поэтому получилось неубедительно. Пришлось почти выпихнуть ее на лестницу. Через некоторое время он уже не мог пререкаться с ней через дверь. Через час приехала «скорая помощь».[/b]Врачи тоже стоят перед запертой дверью. В квартире тишина. На лестничной клетке — соседи, утешители. Его жена — Мальвина с огромными голубыми глазами, совсем молоденькая, рот открыт. Кажется, что через него выходит ужас. Она уверена, что муж покончил с собой.Это «скорая» вызвала спасателей. Вскрыта дверь. По тонкой ниточке кровавых капель метнулись на кухню. Здесь на пол уже натекла лужа крови. На столе — нож и несколько пустых пластиковых флаконов из-под снотворного. Олег тоже лицом вниз на столе. Под пальцами спасателя — его сонная артерия. Она бьется.Олег сначала вскрыл вены. (Многие, глубоко поперек резанув руку, считают, что вслед за жутким всплеском боли и первым выплеском крови непременно последует смерть. Ошибка, за которую иногда платят параличом кисти.) Потом выпил снотворное. Когда спасатели промывали ему желудок, таблетки выходили почти целыми…Запястья перебинтовали — и смерть оказалась далеко, гораздо дальше, чем психиатрическая лечебница. Он попал именно туда, но очнувшись потребовал «трамала»… «Почему вы об этом не сказали?» — спрашивают врачи у жены. А она говорит: «Я не верю. Он бросил».Олег не кололся 2 года. До этого жил на героине тоже года два. Но появилась она. Олег женился и решил завязать. Правда, из клиники он сбежал. Пройдя первый курс лечения от наркозависимости, решил, что дальше справится сам. Появился сын — и все вокруг поверили, что теперь-то Олег наверняка окончательно выздоровел. О том, что произошло накануне, его жена не знает. Вроде три дня «зависал» на работе, дома не появлялся.Олег пришел утром, посидел на кухне, вдруг затеял ссору и выгнал ее за дверь. Годовалый сын у бабушки. Ей и в голову не пришло, что ссора не повод, а тактика. Но то, что Олег решил завязать с жизнью вообще, казалось нереальным. Думала, можно его отговорить……Почему вдруг спустя два года Олег снова пустил по вене героин, он объяснить не может. Это произошло в компании полузнакомых людей три дня назад. Больше он не поясняет, он требует «трамала», потому что у него ломка, надо снять боль в мышцах.— Ты же бросил наркотики, — пытаются ему напомнить что-то важное.— Почему завязал?! Потому что у меня жена и сын, понимаешь?!— Ну а что же ты?.. Как же сын будет без батьки?Он молчит. И смотрит на спасателя, как на дурачка.Мелкая дрожь сменилась крупной, по всем конечностям:— Дайте «трамала»!Все присутствующие знают этот характерный тон. Ноющий, требующий, подвывающий… Через минуту-другую он уже больше ни о чем другом не будет говорить…— Тебе в больницу надо.— Дадите укол — поеду…Говорит только на повышенных тонах. Истерически не хочет видеть ни жену, ни сына. Он ни с чем не может справиться — спереди на брюках расплывается мокрое пятно…— Дайте «трамала»!— Ты хочешь лечиться?.. Ты хочешь жить?.. Ты любишь жену?.. Ты любишь сына?.. Почему ты это сделал?..Зачем с ним вообще сейчас разговаривают? Иногда то, что сказано в страшный, мучительный момент, застревает в подсознании. Когда ему будет легче, возможно, ответ будет другим… А сейчас ответ на все только один.— Почему?— Потому что это невыносимо! Да потому что это невыносимо!!!…И вдруг он странно успокаивается. Слабеет — даже дрожь… Он видит шприц, наполненный лекарством… Олег говорит по-другому, почти тихо, почти мягко:— Это невыносимо.И начинает привычно накачивать вену…Сейчас Олег в больнице, в «наркологии». Второй курс лечения. Пока не сбежал.

Google newsYandex newsYandex dzen