- Выключить коронавирус

Прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева "Вечерке"

Роспотребнадзор заявил о готовности Москвы ко второму этапу отмены ограничений

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 27 мая

Подмосковные пропуска перестали действовать для поездок по столице

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Тесты на наличие антител к COVID-19 бесплатно будут проводить 30 поликлиник

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Назначены даты проведения парада Победы и «Бессмертного полка»

Финансист рассказал, как накопить и куда вложить деньги в кризис

Подмосковный фермер рассказал, как правильно выбирать клубнику

«Мухи не обидит»: друг рассказал об участвовавшем в перестрелке бойце ММА

Лучший повар Москвы рассказал, как определить прожарку мяса по ладони

Пять мифов о коронавирусе: где заканчивается правда о новом заболевании

«Его неправильно поняли»: Эдгард Запашный заступился за Пригожина

Названы группы риска, которые первыми нужно вакцинировать от COVID-19

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева «Вечерке»

В мини-балете «Объятия моря» на сцене появилась прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева

Фестиваль Dance Inversion порадовал москвичей неожиданным подарком – в мини-балете «Объятия моря» на сцене появилась прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева. Руководитель труппы Балета Национального театра Праги Петр Зуска, поставивший этот камерный номер, стал и партнером балерины. Вишнева сошла с академических котурнов, отказалась от классического блеcка и глянца и превратилась в обычную Женщину, сидящую на обычном стуле за обычным неполированным столом и выясняющую отношения с Любимым. Но это «обычно» поднялось у талантливой балерины до философских обобщений, а порой и до драматических вершин. В Москве Вишнева танцевала номер во второй раз. [b]– Диана, для вас не была сложной непривычная лексика этой постановки?[/b] – Я привыкла к сложностям. Если сложно, то это не значит, что нужно не делать или бросать. Наоборот! Для меня ничего труднее классики все равно нет. И классику могут хорошо танцевать единицы. Кто-то из классических танцовщиков современную хореографию не приветствует и не любит… [b]– И не может даже…[/b] – Может, и не может… (Улыбается.) А может, потому что не может, говорит, что не любит. Но я считаю, что это очень важно сейчас для балерины, носящей в Париже звание «Этуаль», а у нас «Звезда». Нужно не только классику танцевать, но и владеть современным языком танца. [b]– Хотя многие балерины отдают предпочтение проверенной классике, едут на гастроли станцевать только «Жизель» или «Лебединое» и никогда не берутся ни за какие другие спектакли. А вы почему-то все делаете наоборот. Почему?[/b] – Мне важна первозданность спектакля… Я не могу танцевать пять «Жизелей». Ну не могу! Если я не чувствую, если я не проживаю на сцене… Одну я станцую, вторую – напрягусь. А третья, четвертая и пятая будут пустым и потерянным для меня временем. Помните, в детстве, «Сказка о потерянном времени»? Вот она у меня очень хорошо засела в подсознании. Я никогда не теряю времени попусту и не делаю лишнего. Я не могу через себя перешагнуть. Если я понимаю, что сделаю качество – то, в котором я уверена, я соглашусь. Но если будет недостойно моего уровня, моего качества, я не выйду это делать. [b]– А почему вы так долго не танцевали «Легенду о любви»? Это ведь абсолютно «ваш» балет? [/b] – Некогда было. (Смеется.) [b]– А с «Лебединым озером» что вышло? Вы тоже шли к этому балету много лет. [/b] – Да, десять лет с тех пор, как в театр пришла. Знаете, я к каждому спектаклю очень серьезно подхожу и пока не чувствую, что я могу, что я хочу, я не буду это танцевать. То есть просто выучить спектакль и выйти – мне это не интересно. А с «Лебединым»… Я стала ездить на Запад, посмотрела разные редакции, и мне захотелось станцевать свою премьеру «Лебединого» на Западе, в западной редакции. Естественно, основа и там не отличается, но вот какие-то нюансы… В западных редакциях себя более свободно чувствуешь, нет штампов, каких-то сравнений, обязательств, что ли. [b]– Вы с детства хотели быть Одеттой?[/b] – Нет, никогда не знала, никогда не мечтала и вообще понятия не имела, что такое балет. Мама мечтала о балете, а я всегда хотела заниматься фигурным катанием. Сейчас все ледовые шоу смотрят, а раньше – все эти соревнования. И я переживала: «Мам, ну когда же мне коньки дадут?» А она говорила: «Скоро, не волнуйся!» Мне безумно повезло с педагогами, и когда появились какие-то результаты, у меня, конечно, проснулся дикий интерес и желание. Всегда мне непросто все давалось, всегда мне показывали какие-то вершины, ну тогда это были еще холмики. В своей жизни я все делаю через преодоление, и так было с самого детства. И я нормально отношусь к этому. Так рождается смысл любого образа, любой хореографии. Все роли постепенно приходили. От Жизели я отказывалась три раза, от «Лебединого» – десять лет, «Легенду» я три года намечала, все думала: вот, вот… Но все как-то не складывалось – то по времени, то гастроли, то еще какие-то планы. Но я никуда не тороплюсь и постепенно все успеваю. [b]– Диана, вы все время заняты, все время на гастролях… Вы не планируете отдых, но все же он ведь случается?[/b] – Ну, я отдыхаю две недели летом, и обязательно на море. Но сейчас, конечно, мне этого недостаточно. Раньше все было как-то иначе: сидишь в театре, готовишь спектакли, от одного – к другому. А сейчас я разрываюсь на несколько сцен, на несколько трупп. Везде гипер-, суперответственность… Понимаете, когда написано – приезжает звезда, то я не могу себе позволить… Я должна показать высший класс своих возможностей, своей школы, своих традиций, своей страны в конечном итоге. И всегда на тебе лежит такой груз. Конечно, нужно планировать отдых, но вот не получается. Я, видимо, человек такой ответственный, трудоголик. Обычно я планирую репетиционный период и спектакль, а вот планировать после этого момент отдыха или моменты разгрузки… Я это не планирую, понимаете? Вот сейчас я станцевала, а у меня через неделю премьера. Надо бы хотя бы день или два просто не думать ни о чем, прийти в себя. Но мне нужно срочно готовить спектакль, и я уже думаю о другом, и нет возможности и времени на восстановление. И с каждым годом ритм становится учащеннее. [b]– А что вас интересует помимо балета?[/b] – Драматический театр, обожаю кино. А любимый отдых – это чтение. Раньше, конечно, много читала, а сейчас с каждым годом меньше и меньше – просто дикая нехватка времени. И это для меня трагедия, я понимаю, что мне этого не хватает. Единственный релакс сейчас – когда смотрю фильмы. Беру не голливудские, а старые или, наоборот, какие-то сложные, авторские. А вообще, профессия у нас космополитичная, много встречается людей интересных. С ними очень приятно работать, общаться и, конечно, это здорово. [b]– Диана, еще хотел спросить вас о Мариинском театре. Вы – прима-балерина, этуаль. Вы решаете какие-то проблемы в театре?[/b] – Ну, что значит «решаю»… Я – балерина, а руководство – это руководство. Другое дело, что я всегда считала, что в диалоге все решается. И, конечно, если мне Гергиев говорит: «Дианочка, ну надо приехать на фестиваль «Белые ночи». Это очень важно», – я понимаю, что это важно. Но говорю: «Вы поймите, у меня «Метрополитэн», и для карьеры это не менее важно». И стараюсь совместить – танцую в «Метрополитэн» и приезжаю на два-три спектакля в свой театр. Я понимаю, что это нужно, у меня есть мой зритель, мой родной театр. Есть какие-то моменты, когда я должна. [b]– Диалог получается?[/b] – По-разному, знаете… Театр – это же театр. Иногда – сложно, иногда – в штыки, иногда – понимание, все по-разному. Но стараюсь, стараюсь… Никогда не иду на конфликт, считаю, что все можно решить. Но если этого нет, то я тоже предпринимаю какие-то меры… Мне есть что делать, и не только в Мариинском театре. Бывает все, это нормально. Если есть моменты непонимания, то я не буду писать об этом книги и рассказывать, не буду давать интервью. Потому, что это – норма, из этого надо просто выходить, это дает уроки жизни. Если мне не хватает репертуара в Мариинке, современного, я еду в другой театр. Да, потом Гергиев говорит: «А почему вы там много танцуете?» Я отвечаю: «А потому, что вот так…» Начинается другая жизнь, другой процесс. Что-то он меняет, что-то мы находим вместе… Единственное, конечно, счастье, что сейчас можно работать в нескольких труппах. Вот если бы не было этой возможности, тогда была бы проблема. Тогда действительно надо было бы что-то решать и что-то выбирать. [b] – И что бы вы выбрали?[/b] – Наверное, в какой-то момент мне все-таки не хватило бы современного репертуара. Потому что классика не на таком, может быть, уровне, но она есть везде. Я все равно всегда ее могу станцевать. Но для меня важно, что я – балерина Мариинского театра, и то, как я танцую классику, и то, что в меня вложили педагоги, город, театр. Я носительница этого… Но я не говорю о себе. В принципе, все что я умею, это вклад многих людей.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

67458 +5839 (за сутки)

Выздоровели

171443 +2140 (за сутки)

Выявлено

2183 +73 (за сутки)

Умерли

Екатерина Рощина

Оставьте сирень городу

Алексей Коренев, финансист

Стоит ли покупать валюту

Михаил Бударагин

Россия — родина индейцев

Ольга Кузьмина  

Чего вы хотите от телевидения

Олег Сыров

Готовим дома: как зажарить личинку

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Когда чувствуешь себя оставленным

Анатолий Горняк

Старик умер, старик путешествует

Игорь Воеводин

Плюй на всех и набивай утробу

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Первый на суше