- Выключить коронавирус

Женское соперничество равносильно настоящей войне

«Самый опасный этап»: назван главный источник второй волны пандемии

МИД ответил на обвинения в изготовлении фальшивой валюты для Ливии

«То же самое, что покинуть ООН»: что станет с ВОЗ после выхода из нее США

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Послабления в Москве могут быть приняты по истечении двух недель

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

«Докторша или женщина-врач»: когда Россия заговорит на языке феминитивов

Жители Москвы не увидят полное солнечное затмение еще 100 лет

В Совфеде уточнили, кого будут штрафовать при отказе от вакцинации

«Государство нас не ласкает»: зачем артисты обращаются за господдержкой

Тишковец рассказал, когда в Москву придет устойчивое теплое лето

Цискаридзе предрек катастрофу театральному искусству в России

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Подмосковный фермер рассказал, как правильно выбирать клубнику

Доктор Комаровский заявил о «глобальном разводе» в мире медицины

Женское соперничество равносильно настоящей войне

В первую очередь женское соперничество эмоционально и имульсивно

ПО СВОЕЙ ЭНЕРГЕТИКЕ ЖЕНСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО РАВНОСИЛЬНО ЛОКАЛЬНОМУ ВООРУЖЕННОМУ КОНФЛИКТУ. ПОРОЙ НА ОРЕХИ ПЕРЕПАДАЕТ И МУЖЧИНАМ Воспоминание детства: летний вечер, в распахнутое окно доносится бренчание дворового гитариста. Девичьи голоса выводят: «Побудь со мною последний этот вечер, пускай обидится соперница моя. Но обвинить тебя ей будет не в чем, я все расскажу ей, ни слова не тая». И я, младшеклассница, и, разумеется, невидимые исполнительницы, которым лет по 15–16, всей душой сочувствовали отвергнутой любимым героине песни. И только с наступлением женской зрелости я поняла, какая подлянка завернута в ее невинную просьбу. Мужчина по простоте душевной согласится побыть с нею один, последний вечер. Взамен его новая подруга получит подробный отчет, конечно, с заверениями, что ничего «такого» не было. Пускай помучается. Женский жесткий пинок каблуком под дых. Аперкот от Мальвины В кабинет школьной медсестры приводят успокаивать двух зареванных пятиклассниц. Одна – вылитая Мальвина, пухлогубая куколка. Хорошо одета, на шее висит мобильник. Как оказалось, отличница, любимица учителей и предмет обожания всех мальчишек. Другая – рыжая-конопатая шмакодявка. Неновая тесная курточка лоснится на локтях от грязи, и ясно, что девочка обделена не только хорошей одеждой, но и материнским вниманием. Телефона у нее нет – он и был предметом ссоры. Мальвина утверждает, что рыжая пыталась разбить ее «сотик». – Я только позвонить! А она жмотничает! – оправдывается шмакодявка. Репутация у нее – хуже некуда: ленится, хулиганит, дерется с девочками. Взрослые верят Мальвине, а между тем на пальчики прелестницы намотан забытый в горячке боя клок рыжих волос. Медсестра ищет пробел в шмакодявкиной голове, невольно ахает и лезет в шкаф за перекисью водорода. Плешь на месте вырванных волос чудовищная – с проступившими каплями сукровицы, размером побольше советского пятака. – Посмотри, до чего довело твое хулиганство! – сует ей зеркальце учительница (она привела девочек). – Ты сама виновата! Шмакодявка разглядывает свое ранение и ревет басом, заглушая воспитательные сентенции. (Подчеркну: я вовсе не обличаю здесь пресловутую учительскую «черствость», которая на самом деле – такая же профессиональная черта, как медицинская небрезгливость. Есть предел, за которым бессмысленно что-то требовать от учителя. Он просто сойдет с ума, если будет пропускать через сердце все детские горести)... Протягиваю руки шмакодявке, она доверчиво утыкается мне в плечо. Мальвину тем временем умывают и выпроваживают из кабинета. Выходя, она смотрит на соперницу с такой торжествующей гримасой, что ясно: в драке виноваты как минимум обе. – Хочешь, расскажу, как было? – говорю шмакодявке. – У нее есть все, а у тебя ничего. И вдобавок она задается. Пришла с новым телефоном и стала тебя дразнить. Тебе было очень плохо, и ты решила сделать плохо ей. – По справедливости, – уточняет шмакодявка. – А то она и красивая, и вообще! – Ну, разобьешь ты ее телефон, – продолжаю. – Ей купят новый. А с тобой перестанут дружить, потому что завистников никто не любит. Кому ты сделаешь хуже? Воспитуемая ревет с новой силой: с ней и так не дружат. Огорошиваю ее утверждением: – А ведь у нее тоже ничего нет! Не понимает, начинает с женской скрупулезностью перечислять обновки соперницы. – Это все родители купили. И учиться хорошо приучили родители. Выходит, она гордится тем, чего не сама добилась. Но ты же лучше! – давлю на самолюбие. – Ты добьешься сама! Рассказываю любимую историю (любимую – потому что она опровергает социологические закономерности) о своем соседе и однокласснике, который рос в семье плотника, а сейчас – завкафедрой в элитной академии. Девочка слушает, вздыхает: это сколько лет надо вкалывать, а хочется всего и сразу. Хочу закруглить «по-педагогически», мол, хотя бы в учебе ты можешь догнать соперницу! На глаза опять попадаются ее засаленные локти: думаю, какая же атмосфера в доме, где так запустили ребенка. Нет, нужно найти ей занятие подальше от мамаши, поближе к взрослой женщине, которая могла бы стать для девочки образцом. – А давай запишем тебя на спортивные танцы! Будешь стройная, спинка прямая, попа круглая… – Голова рыжая, морда конопатая! – недоверчиво продолжает она, но вижу: идея нравится. – А она? Подумаешь, блондинка! Про блондинок анекдоты рассказывают. В женщине главное – индивидуальность! Разве нет конопатых актрис? Кивает, глаза мечтательные. Уходя, старается держать спину прямо: в мыслях она уже крутая танцовщица, Мальвина вешается от зависти. Зависть – ключевое психологическое состояние, сквозной мотив соперничества. Она возникает у девочки с первыми гормональными всплесками и не оставляет ее до могилы. Успешной женщине зависть окружающих необходима как указатель: «Верной дорогой идешь, товарка!» Если никто не завидует, она провоцирует зависть, чтобы потом с упоением раздавить соперницу. Делим мужиков Интернет – лучший «полевой» социолог. Неинтересные большинству темы тонут в нем, как в болоте, зато интересные копируются, сканируются и размножаются на сотнях сайтов. Задав поиск по слову «соперница», я получила отнюдь не отчеты о боях теннисисток. По-бытовому простенькое «как победить соперницу?» Радикальное «удаление соперницы». Для верящих в чудеса – «как отвести соперницу с помощью магии». Корявое «способы, как красиво отомстить сопернице и избавиться от нее». И только в конце второго десятка найденных страничек фантаст Сергей Лукьяненко признается: «У моей жены есть соперница – пишущая машинка». Словом, битвы из-за мужчин – такая же неотъемлемая часть женской жизни, как приготовление еды и поиск способов похудеть. Как правило, интересны они только участницам и ближайшим знакомым. Позвонила, подышала в трубку. Подбросила записку. Пособачилась с соперницей, а то и в волосы ей вцепилась. Банально. Вот ходы поинтереснее. Одна моя знакомая «отмечалась», наматывая свой волос на пуговицу мужчине, вокруг нитки: он едва ли заметит, а по-женски внимательная соперница такой маячок засечет и устроит скандал. Она же «теряла» шпильки в чужой супружеской постели. Ну, а исподтишка пометить мужчину своими духами каждая догадается. Отваживая мужчину от соперницы, женщины часто делают вид, что не подозревают об их чувствах и этак между прочим говорят ему: «Какая у Маринки вульгарная помада!» Или вот, совет: купить такое же платье, как у нее, примерить при мужчине и сказать: «Какой ужас! Я ошиблась, это так безвкусно!» И пустить платье на тряпки или подарить подруге, чтобы каждый раз вздыхать (понятно, при мужчине); «Зря я подарила ей это уродское платье!» Этот совет дает женщина. Может быть, самолюбие такая тактика утешает, но не больше. Мужику плевать и на помаду, и на платье. Он может умилиться стираному сарафанчику и ужаснуться туалету от кутюр – все дело в том, как формировались его сексуальные предпочтения, которые ему самому далеко не всегда ясны. Сделав несколько попыток добиться желанного мужчину, женщина обычно утихомиривается и пытается строить счастье с сереньким, зато надежным «запасным». Хотя желанного не забудет. Через общих знакомых будет присматривать за ним, отмечать рост брюшка и лысины, убеждая себя, что ничего не потеряла, а соперница – проиграла, так ей и надо. Как в аптеке В служебных интригах мужчины способны на немыслимые для нас многоходовые комбинации (недаром есть мужские и женские шахматы). При всем том они пасуют перед примитивными женскими хитростями. Мой муж – провизор по первому образованию. Профессия насквозь женская: в его потоке на два десятка студентов-мужчин приходилось двести девушек. О годах своей работы по специальности он вспоминает неохотно, зато любит хвастаться действительно редкой записью в трудовой книжке: переводом из аптеки в корреспонденты газеты. Недавно встретил однокашника и затащил в гости. Пьем чай, мужчины рассказывают, как сложилась жизнь. Однокашнику прочили научную карьеру. Еще в студенчестве он имел публикации в солидных журналах, уверенно метил в аспирантуру. Но, как водится, мест в аспирантуре на всех не хватило, и попал он в армию офицером-двухгодичником. Не растерялся и уже через полгода командовал целым складом медикаментов, принимал лекарства вагонами, рассылал контейнерами. Отслужив, пошел искать работу в аптечное управление. Там посмотрели диплом (красный), расспросили о службе (ого!) и обрадовались: вот готовый заведующий аптекой. – Сразу не потяну, – признался однокашник, – в армии учет ведется по-другому. – А сразу мы тебе и не предлагаем. Пойдешь завотделом, подучишься, а через полгода… И объяснили, что нынешняя заведующая давно выслужила пенсионный срок, через полгода ей будет аж шестьдесят. Тогда-то ее и проводят на заслуженный отдых с почетной грамотой и вазой от месткома. В аптеку он шел не без опасений. Как сложатся отношения со старой заведующей? Не может же она не понимать, что ей прислали могильщика. Но женщина отнеслась к нему как мать родная. Раз он такой ученый, почти что аспирант, доверила самый сложный отдел – производственный. Это где раньше толкли порошки в ступках и делали детские микстуры от кашля с солодкой – сейчас во всех знакомых мне аптеках эти отделы закрылись. «Мать родная» объяснила новичку одну тонкость. В отделе свободны обе командные должности – и зава, и замзава. Став завом, он будет сидеть на одном окладе. А замзаву разрешено брать еще полставки. Лучше ему так и оформиться: замзавом на полторы – заработок будет больше, и при этом он останется главным в отделе. Избалованный высоким в те времена армейским окладом однокашник согласился – лишние сорок рублей на дороге не валяются. Полгода пролетели, аптека готовилась к плановой проверке. Подразумевалось, что старая заведующая отметит юбилей, инспекторы из управления проведут проверку, и она уйдет на пенсию, сдав аптеку преемнику. Накануне он снял остатки в своем отделе, все сошлось. Но когда за дело взялись инспекторы, всплыла недостача. Ошарашенный замзав бросился сверять их акты со своими черновыми записями. Не хватало (он помнит это и сейчас, двадцать лет спустя) ста граммов папаверина в складской упаковке. Отодвигал стеллажи – вдруг упаковка завалилась, – шарил по полкам – вдруг ее переложили. Не нашел. Это была еще не тюрьма – как материально ответственный он просто внес недостающие деньги. Но доверие утратил. Речи о том, чтобы передать ему аптеку, уже не шло. «Мать родная» сохранила должность, а через некоторое время добила соперника: привела ему начальницу, ведь ставка завотделом оставалась свободной. Замзав поговорил с новой начальницей и написал «по собственному желанию». Она была женой офицера – окончила вечернее отделение, в аптеке не работала ни дня: жила с мужем в далеком гарнизоне. С таким руководством он боялся при следующей ревизии попасть за решетку. Пошел опять в аптекоуправление. Та же инспекторша, которая полгода назад обещала ему аптеку, дорисовала картину. «Мать родная» подставляла его с первых же дней. Жаловалась, что армеец ничего не понимает в делах гражданской аптеки – пришлось дать ему производственный отдел, который, конечно, самый сложный, но и самый маленький по товарообороту. Его согласие стать не завом, а замом (из-за проклятых сорока рублей в месяц) она представила как признание некомпетентности: мол, парень сам осознает, что не тянет, просит себе начальницу. Так что пропажа папаверина только завершила интригу, о которой он даже не подозревал. Зато у нее ноги кривые Жизнь – длинный забег, результат виден только на финише. Один построил карьеру, разбогател, но сын-наркоман спустил в унитаз все социальные достижения семьи. Другой вроде не хватал звезд с неба, зато к его детям пришли достаток и уважение. При этом только у женщины жизнь – не просто длинный забег, а многоборье, постоянное соперничество на разных дистанциях и в разных видах. Мужское соперничество рационально: из-за карьеры, из-за неформального лидерства, из-за денег. В конечном счете это схватка за право отрезать от добытого мамонта кусок пожирней и побольше – и принести домой. Мужчина ревниво относится к коллеге, которому повысили зарплату, но не замечает его новый костюм. Чужой «Мерседес» выводит его из себя, только если подрежет его «копейку». Он всегда не прочь приволокнуться за чужой женой, но даже не подумает ревновать ее к собственному мужу. Если чужая жена оказала ему реальные или мнимые знаки внимания, победитель относится к мужу-рогоносцу со снисходительным сочувствием. Женщине все равно, какая зарплата у соперницы, то есть у любой другой женщины. Ей важно, сколько та тратит на себя (а получать и тратить – это, согласитесь, разные вещи). Новый костюм на коллеге она заметит раньше, чем успеет поздороваться. Оценит, сравнит со своим и, если чужой лучше, скомпенсирует разницу как минимум мыслью «зато у нее ноги кривые». Сидя за рулем серой «мицубиси», она злится на водительницу китайской микролитражки вишневого цвета, потому что яркая машина привлекает больше внимания. Вообще, из двух машин, хорошей и плохой, женщина выберет красную. Чужой муж далеко не всегда вызывает у нее эротические фантазии, но обязательно будет оценен с чисто искусствоведческой точки зрения. Если оценка окажется положительной, его жена вызовет примерно те же эмоции, что и водительница вишневой китайской жестянки. Словом, женское соперничество в первую очередь эмоционально и подвержено той знаменитой женской логике, которую мужчина не может ни понять, ни тем более опровергнуть На заметку: В блокнот любовнице: -Из двадцати женатых мужчин, имеющих любовниц, лишь один готов оставить семью ради новой подруги жизни. В блокнот разлучнице: -Семь из десяти мужчин, бросивших жену ради любовницы, в течение года возвращаются в старую семью. Часто причиной возвращения является известие о том, что у первой жены появился другой. Даже в разводе мужчина считает бывшую жену своей. В блокнот мужчине: -Когда женщина говорит «мне от тебя ничего не нужно», она намекает на то, что ее бескорыстие должно быть вознаграждено подарком. В блокнот женщине: -Когда мужчина вертится перед зеркалом, втягивая живот, он мечтает о другой. Когда он достает из кладовой забытые гантели, ищите соперницу! В МИЛЛИМЕТРЕ ОТ СЕРДЦА В России в начале ХХ века прославилась Вера фон Вик, генеральская дочь и любовница неверного штабс-капитана Измайловского полка Дмитрия Тумковского. Узнав, что штабскапитан увлекся купчихой Рубахиной, Вера стрелялась, но пуля прошла в миллиметрах от сердца. Оправившись от ранения, она столкнулась с купчихой на улице: ненавистная физиономия высунулась из проезжавшего по улице ландо и показала Вере язык. Тогда генеральская дочь подкараулила Рубахину и плеснула ей в лицо серную кислоту. Потом села на извозчика и поехала в полицию сдаваться. Суд присяжных оправдал Веру, не подозревая, что вскоре в стране начнется настоящая «кислотная» эпидемия. Хористка облила кислотой любовника-студента и его новую пассию. Крестьянка, мстя некоему унтер-офицеру флота, от которого родила ребенка, выплеснула кислоту в тот момент, когда изменник шел в строю. Изуродовала троих солдат, унтер отделался испугом. По женскому примеру за кислоту взялись ревнивцы. В 1911 году судили 58 «кислотников» обоих полов, в 1914 – уже 245. Чудовищная эпидемия спала только с началом Первой мировой войны. РОКОВОЙ ПРЫЖОК В прошлом году разбилась опытнейшая бельгийская парашютистка Элс Ван Дорен, имевшая за плечами две тысячи прыжков. Оба ее парашюта, и основной, и запасной, оказались намеренно испорчены. Видеокамера, установленная на шлеме несчастной, фиксировала все подробности ее падения с чудовищной четырехкилометровой высоты. Вскоре полицейские установили, что тридцатисемилетняя Ван Дорен отбила бойфренда у своей молодой подруги по спортивному клубу. Прыжок, ставший для нее роковым, они совершали втроем: оскорбленная девушка насладилась местью и заодно припугнула изменника. Обвинение осталось недоказанным; подозреваемая попала в руки психиатров, потом пыталась совершить самоубийство.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

78324 +3599 (за сутки)

Выздоровели

178196 +2367 (за сутки)

Выявлено

2408 +78 (за сутки)

Умерли

Камран Гасанов

Месть черных братьев

Полина Алексейчук

Маша съехалась с узбеком

Анатолий Горняк

Таксист, который тебя спас

Анастасия Заводовская

Как поссорился Трамп с «Твиттером»

Екатерина Рощина

Звезды против звезд, или Пауки в банке

Олег Фочкин

Как исправить прошлое

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Время — это дар. Как им воспользоваться

Никита Миронов  

Девушки, перестаньте красить лицо

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

27 мая – День библиотекаря и борьбы с рассеянным склерозом