Даже в раздражении стоит искать позитив

Даже в раздражении стоит искать позитив

Общество

В дни, когда не поймешь, то ли это зима задержалась, то ли весна поспешила, раздражения в жизни случаются значительно чаще, чем успокоенность всем, что происходит вокруг тебя… Священный паркинг Впрочем, даже в раздражении стоит искать позитив. Так сказать – повод пошутить, быть может, немного замахиваясь на святое. Когда вся Москва собирала по рублю на восстановление храма Христа Спасителя, благотворительные фонды забыли предупредить, что, кроме собственно храма, мы возводим вполне коммерческое помещение. Невозможно же представить, что снесенный собор в начале ХХ века имел подземный паркинг. Ну не было тогда необходимости прятать считаные «Руссо-Балты» с глаз долой! Теперь можно легко укрыть элитное авто от жадных взглядов малобюджетных москвичей и гостей столицы непосредственно под храмом. Там вам и парковка, и мойка. Услуги в подземелье под Христом Спасителем недешевы, зато более чем надежны. Паркуя как-то взятый на тест автомобиль компании «Дженерал Моторс», я шутки ради поинтересовался у сурового охранника. Мол, милейший, а тут только православным можно машину оставлять? На удивление, охранник оказался человеком вдумчивым: – А я и не задумывался никогда, – ответил страж автоворот, – Не, наверное, и мусульманам можно. Одновременно наши взоры попали на номерной знак поблескивающего в свете искусственного освещения «Хаммера»: 666 – и очевидно, что владельцу этот номер достался отнюдь не случайно. Ну, раз уж с такими цифрами можно под храм, то и буддисту, и иудею, и агностику место здесь найдется… Возможно, паркинг при храме не вполне уместен. Но главное, он не мешает основной задаче, под которую восстанавливали это строение всем миром. Храм работает по прямому профилю. А вот менее священные строения в Москве при сдаче в эксплуатацию в принципе теряют первоначальный замысел. Футбольные хоромы Рядом с моим домом закончилась почти двадцатилетняя эпопея со строительством нового здания Федерации футбола России. Задумывалось – еще при СССР, – что на пересечении улиц Народной и Больших Каменщиков будет сооружена роскошная гостиница. В процессе строительства, которое было начато аж в 1991-м, гостиница плавно превратилась в элитную многоэтажку. Причем убедить в том, что жилой дом в этом месте необходим нашему футболу, удалось не только мэра столицы, но даже президента ФИФА Иожефа Блаттера. Вспоминаю, как в 2005-м неожиданно наткнулся на вымытый асфальт по дороге к метро. Оказалось – строители ждут приезда «Самого»... В общем, дом для футболистов презентовали на днях. Надо сказать, что цены на местные квартиры могут «поднять» исключительно звезды мирового спорта. Судите сами – не самая большая «двушка» продается по цене 1 200 000 долларов США. Честно говоря, я неплохо знаю, сколько наши футболисты зарабатывают. И поверьте – при том, что получка у них солиднее, чем у участкового милиционера, двухкомнатную в футбольном доме могут позволить себе единицы (интересно – а тот, кто купит пентхаус, хотя бы будет иметь представление о том, что такое «оффсайд»?). Мне как обывателю ситуация такая нравится. Ведь с появлением элитного жилья подрастает цена и на мою квартирку. Только вот объясните мне, пожалуйста, господа футбольные чиновники, – какое отношение к развитию отечественного футбола имел этот элитный долгострой? И что от продажи квартир получат вполне конкретные мальчишки из футбольных секций Москвы? Ведь землеотвод, насколько я понимаю, был выделен на благо всего футбола, а не отдельных его руководителей. Впрочем, руководители всегда найдут что сказать… Интернета в центре нет! Недавно слушал по одному прогрессивному радио такой умилительный и позитивный рассказ о том, насколько классно работает у нас… почта. Почтмейстер Москвы живописал прелести адресной доставки, новые услуги для граждан, даже детали дизайна «толстой сумки на ремне». А я злобно ухмылялся, потому что знаю, как все происходит на самом деле. Опять-таки, рядом с моим домом есть почтовое отделение. На Народной улице. Хирело оно себе и хирело, покуда там не сделали ремонт и, тьфу на него, ребрендинг. Теперь там, судя по вывеске – и киберпочта, и Интернет, и всяко-разно. Впервые я попробовал отправить электронное письмо с почты в августе. Но на дисплее монитора была приклеена бумажка: «Интернет не работает». К февралю монитор покрылся слоем пыли, а бумажку основательно уделали мухи. Ни бумажку не меняют, ни Интернет не налаживают! Так вот мне хочется спросить у московского почтмейстера, сколько средств было потрачено на интернетизацию почтовых отделений? И как объяснить, что – судя по его отчету – отделение на Народной улице уже давно во Всемирной сети, а – судя по моим ежедневным принципиальным наблюдениям – в эту самую Сеть и не думало попадать? Но, поверьте, окажется, что мой случай – частный. И на его основании, как это принято, никаких обобщений делать нельзя.

Google newsGoogle newsGoogle news