Позитивный взгляд Юрия Коростылева

Позитивный взгляд Юрия Коростылева

Культура

Северные фьорды, гордые розы, грандиозные айсберги, волжские рассветы, карельские леса, – пока дойдешь до кабинета министра правительства Москвы, руководителя Департамента финансов города Москвы Юрия КОРОСТЕЛЕВА, точно в Берендеевом царстве побываешь. Виданное ли дело – стены правительственного учреждения увешаны фотоработами шефа. Человек, через которого проходят все финансовые потоки столицы, не знает для себя лучшего отдыха, чем взять видавший виды «Никон» и отправиться на охоту за неожиданным ракурсом, игрой светотени, настроением и гармонией. – Юрий Викторович, на ваших фотографиях нет людей – ни лиц, ни фигур. Только природа и уединение. Это что, мизантропия?– Вы знаете, я снимаю только то, что мне нравится. Из-за нехватки времени съемки приходится откладывать до отпуска, который я планирую с прикидкой на то, что и где можно будет пофотографировать. Когда ищу объект для съемки, забываю обо всем. А портреты снимать я просто боюсь, – передать внутреннюю сущность человека очень сложно. У меня есть несколько удачных портретов, но это скорее случайность. А когда смотрю профессиональные альбомы с портретами, понимаю, что мне еще сто лет над собой работать. – Достопримечательности вы ведь тоже не снимаете.– Снимаю, но уже не столько для удовольствия, сколько для расширения кругозора. Архитектура, памятники, перспективы – это скорее путевой дневник. А цветы – они для души. Я ведь один и тот же цветок раз по двадцать снимаю в разных ракурсах, чтобы потом выбрать тот единственный кадр, который передаст его суть. Вот сейчас собираюсь поздравить своих женщин – а их у меня в департаменте 350, – подарить каждой фотографию какого-нибудь цветка, в моем понимании чем-то сходного с адресатом. – Можете ли вы ради эффектного кадра, к примеру, полезть в гору?– Да, особенно в Исландии мне пришлось по горам полазить за сюжетами. – Ищете их с гидами?– Нет, конечно. Беру машину напрокат, еду и ищу подходящие объекты. – Представляю вас за рулем на горном серпантине, глядящим по сторонам в поисках цветочков.– Примерно так и бывает. В прошлом году были на Куршской косе в Калининградской области. Еду на машине – и вдруг два цветочка промелькнули. Остановился, дал задний ход... Вот они, смотрите, я таких нигде не видел. – Вы снимаете в основном северную природу?– Не то чтобы я специально ставил такую цель, но мне действительно больше нравится Карелия, Соловки, Валаам, Норвегия, Исландия, чем, скажем, модная Хорватия, где я был в прошлом году. А самая первая моя выставка была сделана после путешествия по Волге. На том теплоходе, помнится, плыл американец, такой же чокнутый фотограф, как и я. Мы вставали с ним в три утра, чтобы поймать рассвет. Потрясающая тихая русская природа... – Как уживаются в одном человеке министр финансов, оперирующий строгими материями, и фотохудожник-пейзажист?– Хорошо уживаются. Фотография помогает моим профессиональным занятиям. Когда ты стараешься понять красоту, увидеть суть явления, в какой-то момент понимаешь, что это полезно и для финансовой аналитики Вот говорят: голые цифры, голые факты. Не бывает голых цифр! За каждой цифрой стоит определенная логика, определенный расчет, чьи-то интересы. Если все это увидеть и осмыслить, можно подумать и о том, как эту цифру, скажем так, улучшить. Хотите верьте, хотите нет, но фотография мне в этом помогает. Говорят, все гениальное просто, а мы об этом часто забываем, накручиваем лишнее, ненужное – и проигрываем. Цветы и пейзажи, по большому счету, гениальны и просты. В этом их великий поучительный смысл. И понять его или хотя бы попытаться увидеть – это полезно специалисту любого профиля. – На одной из ваших фотографий прямо на зрителя смотрит волк. Расскажите, как вы с ним повстречались.– Это не волк, это моя домашняя собака Найда, ей 14 лет. А снимок называется «Глаза». И увидеть в них можно и преданность, и мужество, и самоотверженность, и мудрость. Чтобы поймать этот взгляд, я израсходовал целую пленку. – Пленку?!– Представьте себе, я до сих пор не могу на цифру перейти. Что-то мешает. Наверное, консерватизм. – А вот интересно, удалось ли вам в качестве руководителя финансового ведомства столицы что-нибудь сделать для природы, которую вы так любите?– Чтобы как-то напрямую – не припомню. Хотя… Принято считать, что главная задача министра финансов – не дать денег. Но когда речь идет о цветочном оформлении Москвы, я делаю все, чтобы расходы в этой сфере не ограничивать. Лучше я где-то что-то в другом месте, извините, зажму, но московские цветы не пострадают. Главное, чтобы средства, которые выделяются на цветочное оформление, действительно шли по назначению. А то наши специалисты сажают растения, а некоторые горожане выкапывают эти цветы и везут к себе на дачу. – У вас множество ярких работ, несколько альбомов. Не думали о персональной выставке, скажем, в Московском доме фотографии?– Нет, менталитет не тот. Я ведь снимаю для собственного удовольствия. А выставки – типа той, что вы видели в наших коридорах, – обновляю каждый год ко дню рождения. Началось это все в 2001 году, когда надстроили пятый этаж нашего здания. Кругом были голые стены, и это давило на психику. Управляющий делами департамента принесла образцы каких-то эстампов, они мне не понравились, а стоили вообще запредельно. Приближался отпуск, и тут я сказал себе: «Коростелев, а наделай-ка ты фотографий цветов, увеличь и повесь». И имел неосторожность это сделать. Накануне своего дня рождения развешивал «картинки» до полуночи, а на следующий день, помнится, никто не работал – все выставку обсуждали. Так и повелось. Теперь я уже считаю себя обязанным каждый год обновлять экспозицию – 34 фотографии. – А прошлогодние куда деваете?– Что-то раздаю по разным управлениям, что-то дарю, если кому-то что-то понравилось. Две выставки отдал в 117-ю школу: виды Валаама, Медвежьегорска, Соловков. Директриса очень благодарила, – теперь школьники видят то, что проходят по географии и истории. А негативы хранятся дома, и это, пожалуй, единственный негативный момент: уж очень их много.

Google newsGoogle newsGoogle news