Преодоление как образ жизни и мыслей

Общество

Дмитрий Николаевич Сенюков фотографироваться не любит. Наотрез и категорически отказался. Вот так: одни из кожи вон лезут, чтобы себя в какой-нибудь секундной и весьма сомнительной славе увековечить, а человек, который достоин всего – и даже большего… Хотя стеснительным или закомплексованным его не назовешь – уж скорее наоборот.Да и не смог бы стеснительный тихоня такую махину одолеть, такие горы свернуть, такие стены прошибить, сделать то, что сделал и продолжает делать он, Дмитрий Сенюков.Строчка с сайта: “…В 1972-м при исполнении обязанностей военной службы получил травму позвоночника. Основатель и руководитель Центра активной реабилитации инвалидов “Преодоление”…Вот так: сухо, скупо.Спрашиваю Дмитрия Николаевича: а как это было? Как случилось? Он: а это важно?…А потом я начинаю думать, что и в самом деле не это важно, а совсем другое. И той женщине из Воронежа, и молодому парню из Иркутска, и пожилому мужчине из Красноярска, и ветерану-афганцу из Усть-Каменогорска, и еще многим-многим другим людям из самых разных городов нашей необъятной, как принято говорить, Родины важно совсем другое.И вот об этом “другом” Сенюков может говорить часами; а самое, конечно, главное, что не просто говорит – делает! Делает он коляски инвалидные. Придумывает, усовершенствует, конструирует, “доводит до ума” инвалидные коляски активного типа, как он их называет. Конечно, не в одиночку: на ФГУП НПП “Исток”, что в подмосковном Фрязине, у него целый цех, свое производство, люди работают.В том числе и инвалиды, а это важно. Готовой продукцией заставлен офис, небольшое помещение на первом, “техническом”, этаже на улице Широкой, где, собственно, и находится центр “Преодоление”.И вот о них, о колясках, разных моделях, о всяких устройствах и конструктивных решениях может говорить бесконечно, хотя сам вообще-то не технарь, как признается, но вот понадобилось в жизни, и дошел до всего – помогли, конечно, специалисты, благо еще остались в нашей стране.Впрочем, хронологии ради надо сказать, что сначала были… подносы.[b]Чудо на жести[/b]Жостовские, расписные, красоты и выдумки необыкновенной – его, Сенюкова, работы авторские.– Когда лежал в госпитале, был у нас замполит, который обратил внимание на мои способности. Он понимал: все, что умел и чем жил раньше, после госпиталя не пригодится, а как сказать? – говорит Дмитрий Николаевич. – Ну люди-то разные: кому-то можно правду в лоб сказать, выдержит; а иные… ломались, короче. Руки на себя накладывали. Зачем, мол, жить и кому я нужен такой – на коляске, без ног? А тот замполит решал: кому – можно сказать, кому нельзя. Решил, что мне – можно.Тогда, в госпитале, и вспомнил, что в детстве рисовать любил, в изостудию ходил – в школе. Раньше ведь все кружки, студии, спортивные секции были доступны для всех желающих. Помогли поступить на факультет изобразительного искусства, а после второго курса поступил учеником на Жостовскую фабрику декоративной росписи подносов. Если бы не коллектив и отдельные художники, которые взяли на себя “обузу” по моему воспитанию и обучению, то вряд ли я стал бы художником…Так он туляк, оказывается, Дмитрий Сенюков, вот оно что. Ну тогда многое проясняется: с умельцами в тех знаменитых краях всегда было богато, мастерство прямо-таки в крови, если не сказать, в воздухе витает – от самоваров до двустволок, не говоря о Левше.Но вообще, когда его спрашивают, где родился, отвечает: в Туле, в Ясной Поляне. О как. Ну тогда совсем все понятно… Шутки шутками, а освоил жостовское дело Дмитрий Сенюков до тонкостей, виртуозом стал – такую красоту на кованую жесть наводил – глаз не оторвать! И выставки у него были, и в музеях и коллекциях его работы есть, и в Союз художников вступил, и частные заказы выполнял – и даже очень “больших” людей, еще при советской власти “больших”.И чего, казалось бы, еще?! Состоялся человек, преодолел.На друзей всегда везло, друзей у него – вагон; и в личной жизни порядок: в санатории (уже “после того”, как говорит) познакомился с будущей женой, двоих детей она ему родила, а теперь и двое внуков есть, двое “чижиков”, как он их называет… Чего ж еще? Сиди, расписывай подносы – милое дело, хлебное дело! Одна встреча жизнь перевернула – опять перевернула.Случайная встреча и знакомство с сотрудниками одной шведской общественной организации, которые занимались проблемами инвалидов-колясочников и приехали в Москву по своим делам. И были очень удивлены тем, что инвалидов-то, в Советском Союзе, оказывается, нет.Ну не видели на улицах ни одного, чтоб на коляске! Даже не поверили: так же не бывает! А одна “шишка” партийно-медицинская их прямо наповал и сразила: у нас, говорит, инвалидов вообще нет. (Прямо как секса…)С горечью вспоминает Дмитрий Николаевич мрачную шутку из тех времен: ага, у нас, мол, инвалидов нет, потому как: либо всех вылечивают, либо их пристреливают, чтобы не мучились и страну не позорили…И надо ж было такому случиться, что после всех этих “открытий” и “откровений” встретили наивные шведы самого что ни на есть настоящего “советского инвалида” (нет, сам-то Сенюков себя инвалидом не считает)! А продолжилось знакомство дружбой и поездкой, незабываемой поездкой Дмитрия Николаевича в Швецию… – Были там в одной семье: муж на коляске, да и руки у него плохо слушались, и жена на коляске. И вот когда увидел я, КАК у него в доме все устроено, НАСКОЛЬКО все приспособлено для нормальной человеческой жизни…Все на автоматике, все на кнопках, все доступно человеку; и сколько же у них там людей на колясках на улицах, если какие-то праздники, или вообще гуляют, или по делам, или работают. И никто от них не шарахается, но и не заискивает перед ними, и настолько там НОРМАЛЬНО люди друг к другу относятся… В общем, понял, что сам я живу в каменном веке – а уж если мне-то жаловаться было грех, то каково же у нас другим, таким же, как я?!…Да. Подносы – это, конечно, хорошо и здорово. Творчество, самовыражение и все такое. Мог бы жить и радоваться.Не смог. Потому что другим – хуже. Совесть не позволяет. Помните такое слово?[b]Ода “Ламбаде”[/b]…Наш разговор приходится прервать, потому что приехал какой-то серьезный дядя из Фрязина (оказалось, начальник производства), и – пошла технология! Какие-то “профилЯ”, какие-то “стаканы и подстаканники”, резцы, адаптеры, диаметры и градусы, “кресты”, “шитье” и прочее-прочее. Дядя супился, Сенюков что-то ему доказывал и показывал, водя ручкой по чертежу; то и дело мелькали в разговоре титан и сталь, алюминий, латунь, и всякие другие сплавы, и трубогибы, и колеса и т. д. и т. п. Ну чистое производственное совещание.Познания мои в инвалидно-колясочном деле ограничены, и по неграмотности своей в этой сфере я всегда полагала, что коляска – она и есть коляска: колеса да сиденье. А оказалось, что сегодня есть очень много разновидностей: комнатные, прогулочные (по 20–30 кг), активного типа (9–13 кг), электрические – мечта советских инвалидов… И, бог ты мой, сколько ж там, оказывается, премудростей. И сколько, оказывается, всего можно там додумать и доделать, а иной раз переделать, чтобы как можно удобнее, комфортнее стала жизнь человека на коляске. Чем, собственно, и занимается “Преодоление”.– Была у меня однажды коляска, и поехал я на ней в Театр, как сейчас помню, эстрады, – говорит Дмитрий Николаевич. – Так туда – на коляске доехал, а обратно… Без. Сломалась. Ну чудо техники! А были и такие, что за месяц эксплуатации в домашних условиях выходили из строя. Это, знаете, как ботинки, или, скажем, галоши-сапоги: если просто стоят на паркете в тепле и сухости – то чисто загляденье.А вот грязи, пыли, сырости да просто асфальта боятся и тут же разваливаются… И вот на таких колымагах приходилось людям жить… Да что уж в прошедшем времени: приходится и сейчас! Китай – страна, конечно, великая, но вот что касается колясок конкретно… Спросите у пользователей – не соврут.В 92-м запатентовал он свою первую коляску – ребята, единомышленники и сотрудники, назвали “Ламбада”. С умыслом назвали: за компактность, легкость, надежность. А тогда, кажется, “из каждого утюга” эта самая мелодия звучала, все по танцу с ума сходили. И коляска получилась – в соответствии с названием. Качество, дизайн и функциональность открыли новые возможности, раздвинули горизонты для пользователя! Так и действительно: танцы на колясках – это же не фантастика, это на самом деле сегодня есть, даже чемпионаты свои колясочники устраивают.В общем, смысл: такая должна быть в идеале коляска, чтобы сливался с ней человек, чтобы не замечал ее – как мы, здоровые, о своих ногах не думаем, просто ходим. Ну разве если мозоли у кого… Активного типа, иными словами, коляска.[b]А что в жизни важно?[/b]Вы не подумайте только, что все вот так гладко да складно идет-катится в его жизни. Как он пробивал свои идеи активной реабилитации инвалидов, как создавал центр “Преодоление” – это отдельная “песня”. И как два раза срывались его проекты из-за того, что вмешивалась “большая политика” – в 91-м и 93-м: дело совсем уж “на мази” было, а тут такое… Ну не до вас, ребята, не до инвалидов, сами понимаете.Как приступом брал чиновников по всем правилам стратегии и тактики десантуры. Как сейчас отстаивает на всех уровнях вплоть до Совета Федерации свою самую заветную, самую выстраданную идею: нужны система реабилитации и закон о компенсации инвалидов, нужно не просто снабдить человека коляской, но и научить самостоятельно решать многие житейские вопросы, не замыкаться на своих проблемах, не становиться иждивенцами, которые только клянчат: ведь помимо прав должны же быть у людей и обязанности! Если ты, конечно, человек настоящий, а не тряпка.И опять говорит, что везло ему в жизни на настоящих людей, способных НА ПОСТУПОК, которые не корысти ради, а дела для помогали и не боялись за свое имя и место.Искренность и та уверенность, с которой шел вперед, не оставляла многих людей равнодушными к проблемам инвалидов, которые хотят изменить свою жизнь и жить полноценно.На единомышленников везло – но и безразличных чиновников-“временщиков” хватало, для которых сиюминутная выгода прежде всего. Про 122-й пресловутый Федеральный закон если сейчас начнем говорить – то и до завтра не закончим. Про систему аукционов, конкурсов и…– Да весь 94-й ФЗ, который, видимо, был создан для всех прохиндеев и дельцов, но никак не для развития и создания своей индустрии реабилитации, системы физического и нравственного оздоровления общества, – возмущается Дмитрий Николаевич. – Ведь в этом законе нет места для развития отечественного рынка ТСР (технических средств реабилитации), то, что было, – уничтожили. Практически уничтожили предприятия отечественных производителей. Отсутствуют логика и здравый смысл в деятельности наших законотворцев и чиновников – а уж про честь и совесть и говорить нечего……Вот и получается, что многозначно и многомерно это самое “ПРЕОДОЛЕНИЕ” – не только в смысле физических недугов и жизненных барьеров его можно трактовать, но и в другом. На Год равных возможностей у Сенюкова и его центра, конечно, расчет и надежда имеются: должно же что-то сдвинуться и поменяться в системе. Нормальные, деловые отношения сложились с Департаментом социальной защиты населения города Москвы; с теми как раз людьми, которые умеют принимать решения и за свои слова отвечать, но нужна система, которая позволит развивать более широкое и тесное сотрудничество.…Мы проговорили часа три, он удивительный собеседник, интересный, острый, резкий, едкий в суждениях и оценках. Про себя, свой центр, свою работу говорит так: “Мы не создаем людям проблемы, мы их решаем”. Если не хочет отвечать – “А это важно?”…А может, и действительно не важно оно, праздное мое любопытство? А гораздо важнее, что вот позвонили перед самым моим уходом Дмитрию Николаевичу по межгороду, и результатом того звонка станет инвалидная коляска марки “ультра”, которую отправит центр “Преодоление” за сотни километров от Москвы тому, кто в ней нуждается, кто без нее не может.Потому что в Москве с колясками проблема решена – или уж, по-всякому, решаема, а в каком-нибудь богом забытом Урюпинске…И еще одна фраза запомнилась – это он тому серьезному дяде из Фрязина сказал в разговоре:– Кризис мы переживем, это я вам обещаю, только необходимо искреннее отношение к работе, и еще надо помнить о тех людях, для кого мы производим нашу продукцию. Тогда придут стабильность и значимость, несмотря ни на что и вопреки всему.Ну если он чего решил и пообещал – значит, так и будет.[b]Благотворительный центр активной реабилитации инвалидов [/b]– www.preodolenie.ru[i]Москва, улица Широкая, дом 23, корпус 1.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news