- Город

Девушке в погонах живется не сладко

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Девушке в погонах живется не сладко

Чтобы познакомиться с милицейской дамой, нужно что-нибудь нарушить

С ЭТИМИ хрупкими девушками боятся знакомиться на улице. А при обращении всегда добавляют “товарищ старший лейтенант” или, скажем, “товарищ капинан”. Но зато у них в отделе 8 Марта будет больше всего цветов от мужчин, среди которых дамам приходится трудиться. В УВД по Красногорскому району нас встретили капитан Катя Ратькова и два старших лейтенанта – Ирина Ковалева и Мария Порфирьева. Катя и Ира работают в группе анализа, планирования и контроля штаба УВД, а в праздники девушки патрулируют парки и скверы, следят за общественным порядком. В милицию обе девушки попали после юрфака. Как обычно бывает, очень нравилась форма. Теперь, правда, с этой формой возникают сложности. – На складах нет нашего размера. Нужен китель 40-го размера, а все кители под косую сажень в плечах сшиты. Приходится покупать специально для себя, – объясняет капитан Екатерина Ратькова. [b]Учитель при погонах[/b] – А я вот в милиции работать и не собиралась, окончила педучилище и даже успела полгода в школе поработать – преподавала у первоклашек. Быстро поняла – дети не мой профиль, с моим боевым характером только с преступностью бороться. Ни слова не сказав родителям, в 19 лет я устроилась в Истринское отделение милиции дознавателем и пошла на юрфак, – рассказывает Мария Порфирьева. – Мои друзья в шоке были, а дети, которых я учила, встречая меня на улице в форме, так вообще дар речи теряли. Сейчас девушка работает в Красногорском УВД в отделе по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка. – А как с вами можно познакомиться? – обращаются обычно к статной 23-летней красавице мужчины. – Очень просто. Вам надо открыть торговую палатку и что-нибудь нарушить, – отвечает Мария. – Тогда вы непременно попадете в мои руки. Парни смеются: “Будет врать-то. Ты, наверное, в отделении бумажки перебираешь?” Мария их в этом и не переубеждает. – Я на своем первом выезде преследовала пятерых преступников. Не одна, разумеется, с коллегами. Но я в первых рядах за бандитами неслась. А потом показания записывала, много чего наслушалась, – рассказывает мне Мария. [b]Мужа строишь?[/b] Вообще девушке в погонах живется не сладко. “Тебе, такой маленькой, наш сон мирный охранять не страшно?” – подначивают на улице прохожие. “Мужа строишь?” “Когда стреляешь, отдачей назад не отбрасывает?” В общем, много чего хотят знать люди про сотрудниц милиции. – А вот мужчины немного робеют, знакомиться боятся, – смеется Екатерина. Потому приходится выбирать мужа из своих же. Ирин супруг, например, в соседнем кабинете сидел. А в Марию однажды подозреваемый в убийстве влюбился. “Я его полгода на допросы вызывала (мужчина был под подпиской о невыезде), и он каждый раз исправно приходил. Правда, сознался только через шесть месяцев”. – Ну чем мы хуже мужчин? Так же у нас есть по Макарову. Зарядим – и на огневой рубеж, – смеются девушки. Хотя стрелять тут все умеют без промаха и даже владеют приемами самбо, бесстрашным женщинам тоже бывает страшно. – Я вот когда работала во 2-й спецгруппе инспектором, был случай, – вспоминает Екатерина Ратькова. – В здании нашего УВД располагалась совсем другая организация, ее потом расформировали, а нас сюда перевели. Шел ремонт, и во всем УВД кроме меня никого не было. А тут какой-то наркоман, который якобы здесь раньше работал и не знал, что это теперь милиция, пробрался в здание и начал ломиться в мой кабинет. Вот тогда я очень испугалась, даже вызвала бригаду спецреагирования. Потом бедолага рассказывал, что за зарплатой приходил в расформированную контору. Зарплату ему никто, конечно, не выдал, а за нехорошее поведение мы его даже оштрафовали. Одним словом, своей профессией девушки довольны. Особенно сейчас, когда кризис и сокращения, они в родном УВД чувствуют себя в полной безопасности. И все их устраивает – и рабочая обстановка, и форма, сшитая на заказ. У них только одна мечта: “Побольше бы фильмов про любовь показывали, а то все про ментов и про бандитов. А нам этих историй и на работе хватает”.

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах