Девушке в погонах живется не сладко

Девушке в погонах живется не сладко

Общество

С ЭТИМИ хрупкими девушками боятся знакомиться на улице. А при обращении всегда добавляют “товарищ старший лейтенант” или, скажем, “товарищ капинан”. Но зато у них в отделе 8 Марта будет больше всего цветов от мужчин, среди которых дамам приходится трудиться.В УВД по Красногорскому району нас встретили капитан Катя Ратькова и два старших лейтенанта – Ирина Ковалева и Мария Порфирьева.Катя и Ира работают в группе анализа, планирования и контроля штаба УВД, а в праздники девушки патрулируют парки и скверы, следят за общественным порядком.В милицию обе девушки попали после юрфака. Как обычно бывает, очень нравилась форма. Теперь, правда, с этой формой возникают сложности.– На складах нет нашего размера. Нужен китель 40-го размера, а все кители под косую сажень в плечах сшиты. Приходится покупать специально для себя, – объясняет капитан Екатерина Ратькова.[b]Учитель при погонах[/b]– А я вот в милиции работать и не собиралась, окончила педучилище и даже успела полгода в школе поработать – преподавала у первоклашек. Быстро поняла – дети не мой профиль, с моим боевым характером только с преступностью бороться. Ни слова не сказав родителям, в 19 лет я устроилась в Истринское отделение милиции дознавателем и пошла на юрфак, – рассказывает Мария Порфирьева. – Мои друзья в шоке были, а дети, которых я учила, встречая меня на улице в форме, так вообще дар речи теряли.Сейчас девушка работает в Красногорском УВД в отделе по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка.– А как с вами можно познакомиться? – обращаются обычно к статной 23-летней красавице мужчины.– Очень просто. Вам надо открыть торговую палатку и что-нибудь нарушить, – отвечает Мария. – Тогда вы непременно попадете в мои руки.Парни смеются: “Будет врать-то. Ты, наверное, в отделении бумажки перебираешь?” Мария их в этом и не переубеждает.– Я на своем первом выезде преследовала пятерых преступников. Не одна, разумеется, с коллегами. Но я в первых рядах за бандитами неслась. А потом показания записывала, много чего наслушалась, – рассказывает мне Мария.[b]Мужа строишь?[/b]Вообще девушке в погонах живется не сладко. “Тебе, такой маленькой, наш сон мирный охранять не страшно?” – подначивают на улице прохожие. “Мужа строишь?” “Когда стреляешь, отдачей назад не отбрасывает?” В общем, много чего хотят знать люди про сотрудниц милиции.– А вот мужчины немного робеют, знакомиться боятся, – смеется Екатерина.Потому приходится выбирать мужа из своих же. Ирин супруг, например, в соседнем кабинете сидел.А в Марию однажды подозреваемый в убийстве влюбился. “Я его полгода на допросы вызывала (мужчина был под подпиской о невыезде), и он каждый раз исправно приходил. Правда, сознался только через шесть месяцев”.– Ну чем мы хуже мужчин? Так же у нас есть по Макарову. Зарядим – и на огневой рубеж, – смеются девушки.Хотя стрелять тут все умеют без промаха и даже владеют приемами самбо, бесстрашным женщинам тоже бывает страшно.– Я вот когда работала во 2-й спецгруппе инспектором, был случай, – вспоминает Екатерина Ратькова. – В здании нашего УВД располагалась совсем другая организация, ее потом расформировали, а нас сюда перевели. Шел ремонт, и во всем УВД кроме меня никого не было. А тут какой-то наркоман, который якобы здесь раньше работал и не знал, что это теперь милиция, пробрался в здание и начал ломиться в мой кабинет. Вот тогда я очень испугалась, даже вызвала бригаду спецреагирования. Потом бедолага рассказывал, что за зарплатой приходил в расформированную контору. Зарплату ему никто, конечно, не выдал, а за нехорошее поведение мы его даже оштрафовали.Одним словом, своей профессией девушки довольны. Особенно сейчас, когда кризис и сокращения, они в родном УВД чувствуют себя в полной безопасности. И все их устраивает – и рабочая обстановка, и форма, сшитая на заказ. У них только одна мечта: “Побольше бы фильмов про любовь показывали, а то все про ментов и про бандитов. А нам этих историй и на работе хватает”.

Google newsGoogle newsGoogle news