Война в «Речника» продолжается?

Общество

«СРЕДИ обитателей «Речника», между прочим, 84 ветерана войны», – написала в Интернете известная публицистка, которая «всегда говорит правду». «Правда» на этот раз – в каждом слове. Людей из «Речника» нельзя назвать его жителями, поскольку жилья там формально и юридически нет. Федеральная регистрационная служба с 2007 года отклонила 80 обращений-просьб «речников» о признании прав собственности «из-за невозможности идентифицировать земельные участки». Раз не жители – пусть будут обитатели.Сам «Речник» не назван никак, потому что поселком при всем желании его тоже назвать нельзя. Поселок – самостоятельная административная единица, не входящая в городскую черту. «Речник» входит уже полвека.«84 ветерана войны» – еще одна феноменальная точность. Разумеется, речь идет не о Великой Отечественной, иначе бы правдивая публицистка так и написала. Это другая, совсем недавняя война, о которой все мы помним, – война за собственность. В результате этой войны появились не «живые и мертвые» (хотя и это было), но «богатые и бедные». И свои «герои».Самый известный из них – Навроцкий. Это богатый «ветеран». Жестокие власти потребовали с него долг в 57 миллионов рублей. Откуда долг взялся? Бывший сотрудник МВД, уволенный в звании капитана по служебному несоответствию, с головой ушел в бизнес – он покупал и продавал «Речник». Понемногу, по участочку. Первые две сделки прошли гладко – дома ушли по ценам 800 000 и 2 000 000 (возможно, это и были скромные сарайчики, но цена почему-то в долларах).А вот третья сделка – снова на 2 миллиона и снова долларов – сорвалась, покупателя попросту кинули. Он терпел год, а потом пошел в суд; суд длился почти два года, и Навроцкий его проиграл.С марта прошлого года шли к Навроцкому приставы, наконец-то дошли. С мая прошлого года на нем же висит еще один приговор – два с половиной года условно за незаконное хранение огнестрельного оружия.Последние двадцать лет такие вот навроцкие превратили «Речник» из мирного уголка московской земли в настоящую малину. В милицию поступали заявления от обитателей «Речника», как правило, пожилых и беззащитных людей, которых лишали участков неизвестные недоброжелатели. Органы ничего не могли поделать: ни участков, ни домов в «Речнике» официально не существует. А коли ничего нет – то и красть нечего.А в 2005 году война пришла в «Речник» в своем подлинном обличье. За контроль над этими землями сошлись две этнические группировки – чеченская и дагестанская, выяснявшие между собой отношения при помощи автоматов.Что делили? Бизнес. По мнению – прошу прощения за надоевшее слово – обитателей, в «Речнике» на постоянной основе работали два «элитных» борделя и несколько складов наркотиков. Хочется верить, что Генпрокуратура, которой президент поручил заняться «Речником», не оставит эти достопримечательности без внимания.«Речник» – это тот случай, когда земля дороже людей. Единственный выход из этой аморальной ситуации – поставить табличку «Не продается». Власть нашла его и рискнула, благо рядом есть река и по закону ее надо охранять. Ну а если бы реки не было – ее надо было бы придумать. Потому что в нашем городе должны оставаться хоть какие-то места без заборов с вывесками «Не входить – убьют».

Google newsYandex newsYandex dzen