Выставка, посвящённая князю Потёмкину, открыта в Царицыно

Культура

Широко известна цитата из письма императрицы Екатерины II Григорию Потемкину с пространным описанием поистине царской покупки – будущей подмосковной резиденции Царицыно. Отдыхая весной 1775 года в Москве, государыня по обыкновению остановилась в порядком надоевшем Коломенском и в один прекрасный день велела запрячь карету и отправилась обозревать окрестности. Несколькими верстами ниже по Москве-реке она наткнулась на поразившее ее имение с живописными прудами, небольшой плотиной и очаровательным ландшафтом. Тут же умело сторговавшись с ее хозяином – молдавским князем Кантемиром, Екатерина Великая положила начало обращению Черной Грязи (так тогда называлась эта вотчина) в дворцовое имущество. С этого момента начинается история собственно Царицына – местности, которой уже давно сопутствует таинственный магнетизм и чьи загадки будут волновать умы москвичей еще не одно десятилетие.[i][b]Из Грязи – в князи[/b][/i]Екатерина же с Потемкиным уединятся тут уже ближайшим летом, и тот 1775 год станет, как теперь выясняется, счастливейшим в их противоречивом, но во всех смыслах плодотворном союзе. Теперь, 235 лет спустя, Екатерина II снова встретилась с князем Потемкиным-Таврическим в Царицыне. Параллельно здесь проходят сразу две масштабные выставки, посвященные отмеченным в прошлом году юбилеям обеих влиятельных особ – 280-летию самодержицы и 270-летию ее ближайшего сподвижника.Проект «Великолепный князь Тавриды – Г. А. Потемкин. Эпоха и личность» с трудом разместился в 11 залах нового Большого дворца. После часовой экскурсии мне показалось, что его автор – главный специалист государственного музея-заповедника «Царицыно» Александр Валькович, – будучи пленен историческим масштабом потемкинской фигуры, попытался объять необъятное. Чего стоят хотя бы цифры: более пяти сотен экспонатов предоставили 14 музеев и 4 федеральных архива.Воедино сведены документы, графические зарисовки, живописные полотна и образцы оружия, вместившие всю сознательную жизнь блистательного спутника императрицы, начиная с его учебы в благородном пансионе при Московском университете. Подавляющее большинство раритетов (среди которых – обширная любовная переписка Потемкина и Екатерины) в оригиналах представлено впервые. Впрочем, это как раз легко объясняется: от кончины Григория Александровича в 1791 году и до самого последнего времени отношение к этому персонажу отечественной истории колебалось меж умеренно сдержанным и резко негативным.Чем же завоевал царское сердце сын ветерана Северной войны, еще в 15-летнем возрасте серьезно подумывавший принять духовный сан и навсегда позабыть о военной карьере? Своей натурой, уверен Александр Валькович, – одновременно и широкой, и предельно цельной: «Как сейчас бы сказали, это подлинный selfmademan – человек, сделавший себя сам».[i][b]«Потемкин – это Петр Великий на юге»[/i]– Но при дворе таких хватает[/b]… – обращаюсь к Александру Михайловичу.– Но только не с потемкинскими энергией и целеустремленностью! Главное же, чем, думаю, Екатерина выделила Григория Александровича из десятков других удалых конногвардейцев, поддержавших ее в перевороте 1762 года, – тот разделял ее имперские амбиции, и она почувствовала, что сможет опереться на него в делах не только альковных, но и в политике, в преисполненной интриг европейской дипломатии. В тот момент интимной связи между ними, конечно, еще не было. Но в награду за участие в возведении ее на престол императрица, минуя два звания, производит Потемкина из вахмистров в подпоручики, а вскоре тот становится камер-юнкером. Тут же ему предоставляют возможность получить опыт в государственных делах в роли «опекуна татар и иноверцев». Пробыв некоторое время заместителем обер-прокурора Святейшего Синода (вероятно, здесь ему очень пригодилось знание богословия), он добровольцем (правда, в генеральском звании) отправляется на войну с турками, где впервые проявляет себя как военачальник. Из-под осажденной крепости Силистрия в декабре 1773 года в столицу его вызовет уже лично Екатерина – в момент кризиса власти, пришедшегося на период охлаждения отношений с фаворитом Орловым.[b]– Вы упорно избегаете именовать Потемкина фаворитом, называя его тайным мужем царицы. Почему?[/b]– Фаворит – это временщик, как в оценках современников, так и по историческим меркам.Потемкин же вполне может претендовать на звание соправителя России в течение без малого двух десятков лет. Кроме того, они с Екатериной Великой были тайно обвенчаны в июне 1774 года в Сампсониевской церкви на Петроградской стороне. К сожалению, с этой точки начался закат их любовной истории. Потемкин, как человек цельный и властный, не смог смириться с двусмысленностью своего положения.При этом и он, и Екатерина хорошо помнили, что попытка императрицы официально вый ти замуж за Григория Орлова едва не закончилась свержением той с престола. И вскоре страсть ушла, любовь поутихла, но взаимное притяжение супругов осталось, даже когда на любовном ложе Потемкина сменил (ненадолго) Петр Завадовский.Отмечу, что это уважение не помешало Потемкину впоследствии поставлять Екатерине по согласию с ней молодых красивых адъютантов (как правило, своих дальних родственников).[b]– А потемкинские деревни – миф?[/b]– Многочисленные свидетели, сопровождавшие Екатерину II в путешествии по южным новоросским землям в 1787 году, удивлялись, как быстро все обустроено. И ни один из них не обвинил Потемкина в бутафории! Этот слух, напоминающий скверный анекдот, запустил один из иностранных послов, так сказать, не вошедших в квоту на поездку с императрицей. Историю быстро подхватили и развили завистники-оппозиционеры (в основном из клана Воронцовых). И пошло-поехало…[b]– Почему же Потемкин не пресек наветы на корню?[/b]– Сразу после путешествия по Новороссии он отправился в действующую армию, на войну с турками. А в 1791 году ушел в мир иной… Но вот через несколько лет занявший трон Павел, которого трудно заподозрить в симпатии к Потемкину, создал специальную комиссию по ревизии деятельности последнего. Так та выяснила, что в итоге казна еще… осталась Потемкину должна! В целом можно сказать, что Потемкин по масштабам государственных свершений – это Петр I, только не в северной, а в южной части империи.[i][b]От селедки Кати до эффективного менеджера[/b][/i]Если первая выставка выдержана в строго академическом ключе, то экспонаты в соседнем Хлебном доме, куда из Большого дворца можно попасть, не выходя на улицу, по подземному переходу, словно заигрывают с посетителем. Автор здешнего, как он сам говорит, инновационного блокбастера – кандидат искусствоведения Виктор Егорычев, завотделом истории «Царицына», государственного музея-заповедника (к тому же предоставивший девять десятых экспонатов из своего личного собрания), – на каждом шагу подталкивает нас к размышлениям о разнообразных исторических парадоксах, от параллелей между Екатериной Великой и Джорджем Вашингтоном до преимуществ женско-мужского политического тандема перед «однополым».Чего стоит хотя бы подготовленное самим Виктором Васильевичем пространное интервью с императрицей, ответы на вопросы которого взяты из обширного литературного и эпистолярного наследия героини (как признается по секрету сам Егорычев, это только часть его будущей книги, в которую должны войти несколько подробных «бесед» с Екатериной II). Кроме того, каждому предлагается проголосовать за самого успешного правителя России от Рюрика до Сталина (рейтинг народных симпатий обещают обнародовать здесь же ежемесячно), высказаться, чем обусловлена легендарная любвеобильность императрицы (счастливым подарком судьбы, нравственным пороком, болезненным состоянием организма или чем-то еще)… И в таком вот демократически-ироничном, но отнюдь не легкомысленном духе оформлены все 16 выставочных разделов, где, продемонстрировав названную в честь Екатерины современную селедку пряного посола, вам 5 минут спустя предлагают задуматься, а была ли царица эффективным менеджером своей эпохи.– Жаль, если по окончании выставки все эти артефакты разбегутся, – говорит Виктор Егорычев. – Пока, правда, осторожное желание разместить у себя экспозицию на постоянной основе (или, по крайней мере, на длительный промежуток времени) высказывают немецкий Цербст, где родилась будущая правительница Российской империи, и Краснодар (в прошлом Екатеринодар). Хотя мне, конечно, было бы приятнее, если бы место нашлось в нашем городе – например, в Лефортовском дворце, который уже передан Московскому государственному объединенному музею-заповеднику…[b]Выставки открыты до 11 апреля.Адрес: ул. Дольская, 1.Досье «ВМ»[i]Григорий Александрович ПОТЁМКИН[/b] (13 сентября 1739 г., село Чижово, близ Смоленска — 5 октября 1791 г., по пути из Ясс в Николаев) — великий русский государственный деятель, граф, светлейший князь (Потёмкин-Таврический), генерал-фельдмаршал (1784). Член Российской академии наук (1783).[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen