- Выключить коронавирус

Журналист получил задание – родить!

Сергей Собянин: Зарезервировали около 20 тысяч коек для пациентов с коронавирусом

Синоптики пообещали москвичам аномальное тепло на следующей неделе

Как организовать пространство квартиры для эффективной дистанционной работы

«Война за выживание»: названы самые негативные сценарии для рынка нефти

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Стало известно состояние главврача больницы в Коммунарке

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Названы популярные у россиян фильмы и сериалы во время самоизоляции

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Названы профессии, ставшие востребованными из-за коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Природа преобразилась»: как коронавирус повлиял на экологию нашей планеты

Стало известно, какие профессии могут исчезнуть из-за коронавируса

Оксана Самойлова обратилась за помощью к психологу

Журналист получил задание – родить!

У обозревателя отдела культуры «Вечерки» ожидается прибавление семейства

В НАЧАЛЕ сентября «Вечерку» ожидает замечательное событие. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить (стучим по столу!): у обозревателя отдела культуры, у нашей всеми любимой Ани Чепурновой, ожидается прибавление семейства, сейчас она в декрете, и, конечно же, все мысли у нее заняты грядущим событием. Но, как известно, журналист – это не профессия, а скорее диагноз. Вот и Аня не хочет быть в творческом простое – хотя бы и по такой более чем уважительной причине! А поскольку на художественные выставки и вернисажи сейчас ей ходить затруднительно, мы и решили дать ей такое редакционное поручение: писать о том, что сейчас волнует ее больше всего, да ведь и многих будущих мамочек волнует! В общем, как говорится у нас в таких случаях: журналист получил задание – родить! И время от времени “отписываться” и отчитываться обо всем, что происходит у нее в жизни – и вокруг, и внутри… А если вы, уважаемые читательницы, хотите поделиться своими чувствами, мыслями и переживаниями, что-то посоветовать, что-то рассказать из личного опыта и т. д., будем только рады – и мы, и наша Аня, которая обязательно получит все ваши письма! [b]Дочки-матери по-взрослому[/b] Часто можно услышать, что, мол, беременность – дело житейское. К вынашиванию детей не готовят ни в школе, ни в институте. Природа, мол, подскажет… Да и роддома сейчас есть – а вот раньше наши предки и в поле рожали… Неудивительно, что при такой общепринятой точке зрения не то что беды вроде выкидышей, но и даже “обычные” трудности вроде токсикоза для кого-то вроде меня становятся потрясением… В детстве я, как и мои подружки, часто играла в воспитание детей. Но, насколько себя помню, ни в одной из игр не всплывала тема “беременности”. В школьных разговорах она чаще всего почему-то возникала как нечто из области анекдотов. И даже будучи студентками, о мамочках на нашем курсе мы говорили только в связи с тем, как же им тяжело, бедняжкам, сдавать экзамены… Если к этому прибавить, что большая часть моих подруг еще не рожала, а я в семье единственный ребенок, может быть, это хоть как-то объясняет, почему к беременности я даже после двух лет семейной жизни оказалась совершенно не готова. Хотя вообще-то для нас с мужем она не была неожиданной – ребенка мы хотели… [b]Неужели я хуже всех?![/b] Тем не менее первые же трудности, связанные с вынашиванием, я восприняла как гром среди ясного неба. Токсикоз… Как-то получилось, что три мои рожавшие подруги оказались его практически лишены и описывали сей процесс как “немного тошнит по утрам”. Поэтому, когда я обнаружила, что чувство тошноты не отпускает меня целый день, то несказанно удивилась. За компьютером в офисе мне приходилось удерживать себя буквально силой. Каждую минуту казалось, что сейчас клавиатура непременно окажется безнадежно испорченной – хотя сама рвота как таковая за три недели возникала лишь трижды. Разумеется, производительности труда такое состояние на пользу не шло. Впрочем, с чувством тошноты на работу я все-таки ходила. Подкосил другой “страшный зверь”: дикая слабость. Одним прекрасным утром я проснулась и поняла, что с постели я встану с большим трудом. А о том, чтобы преодолеть путь в редакцию на автобусе и метро (пусть даже и не столь переполненных, если выйти позже обычного), вообще речи не было. Пришлось звонить начальнику и сообщить, что я поработаю дома. На следующий день на приеме в консультации я пожаловалась на слабость. “Так у всех слабость!” – радостно заверила меня врач. Поскольку больше она ничего к этому не прибавила, мне оставалось сделать вывод, что “все” как-то с этим состоянием справляются. А я, выходит, хуже всех, раз ничего с ним поделать не могу…. Буквально через день слабость схватила меня за горло с той же силой. На этот раз на работе я дежурила, поэтому до нее я все-таки кое-как доплелась, собрав волю в кулак. Села за компьютер, и… перед глазами все поплыло. Пришлось отпрашиваться снова. Дома от бессилия оставшиеся полдня я проревела в подушку. Почему-то была уверена, что на работе меня сочтут симулянткой и не сегодня-завтра уволят… Ведь из суеверия, как и мои рожавшие подруги, я решила на раннем сроке о своей беременности сослуживцам не объявлять. А такой простой выход, как попросить больничный, мне в голову не приходил. С детских лет я была твердо уверена, что его дают только с температурой, ну или, на худой конец, с переломом конечностей… [b]“Чтобы тонус был в тебе…”[/b] “Безвыходное”, на мой взгляд, состояние привело меня к депрессии, затянувшейся на несколько дней. Разумеется, муж от этого в восторг не пришел и постоянно ворчал, советуя бросить работу вообще. Не знаю, что бы я делала, если бы не свекровь. Именно она настояла на больничном и оказалась права: в консультации мне его выдали, как только я о нем заикнулась. Я старалась не думать о том, скольких нервов и слез мне удалось бы избежать, если бы я знала заранее, что бюллетень нужно просто попросить... Через некоторое время токсикоз начал проходить, и я уже шла выписываться, как вдруг на меня обрушилась новая напасть. “У вас повышенный тонус, – сообщила врач, глядя на результаты моего УЗИ. – Живот не болит? Может, вас госпитализировать?” – “Живот в порядке, и в больницу я не хочу, – испугалась я. – А, кстати, что такое тонус?” Дело кончилось тем, что мне выдали новый больничный. А потом как-то раз на прогулке живот у меня все-таки заболел и сделался твердым. Сначала я не придала этому значения, но боль давала о себе знать несколько дней, и я поняла, что больницы мне не избежать. Как ни странно в этом случае упрек в симулянтстве, причем не воображаемый, а вполне реальный, достался мне от бабушки. Она тоже не знала, что такое тонус, и заявила, что и она сама, и все ее знакомые о враче во время беременности вспоминали только на девятом месяце. А я, мол, со своим скрюченным животом просто валяю дурака. В общем, на госпитализацию я ехала уже с твердым убеждением, что все вокруг люди как люди, а я – просто неисправимая ошибка природы… То, что это не так, выяснилось в роддоме, где вместе со мной на сохранении лежало целое отделение. Более того, выписавшись, я села на телефон и узнала, что, оказывается, множество моих приятельниц или их матерей в разные периоды беременности побывали в больнице: кто с тонусом, кто с лишним весом, кто еще с чем-то. И это не позор и не дефективность, а вполне, можно сказать, стандартное явление. Все это заставило меня задуматься: а почему вообще изначально я решила, что больничный и тем более госпитализация во время беременности – признак какой-то “испорченности”? [b]Ох уж этот глянец[/b] Поняла вот что: о проблемах со здоровьем молодые мамы зачастую говорить не любят. Вот, например, я знала, что пара моих знакомых во время беременности ушли с работы. Раньше слышала лишь объяснения: “Это место нам не нравилось”. И только сейчас узнала, что первопричиной увольнения “по собственному желанию” у одной из них был именно гипертонус. Дело в том, что Катя работала на негосударственном предприятии, где с больничным длиной больше месяца начальство мириться не собиралось… “Замыливал” мне мозги и глянец, который, признаюсь, я иногда почитываю не без удовольствия. В принципе, всегда знала, что нельзя верить всему, что там написано. Но все же какие-то факты в душу западали. Но теперь больше, чем когда-либо понимаю, что если уж люди незнаменитые говорят о своих проблемах нехотя, то звезды тем более. А ведь тема родов “без отрыва от производства” среди знаменитостей в последнее время стала одной из ведущих в наших СМИ. В общем-то, понятно, почему. Ну просто приятно звезде рассказывать о своей выдержке – мол, с концертами ездила аж до девяти месяцев. А вот повествовать о том, как выворачивало в туалете, – как-то не комильфо… Пожалуй, только такой человек, как Лолита, смогла признаться, что, возможно, если бы она не работала во время беременности в жестком графике, ее дочка не родилась бы шестимесячной. Но подобных смельчаков “без комплексов” в шоу-бизе маловато… Так что в основном нас ждут рассказы о героизме вроде истории о Тине Канделаки, уехавшей рожать прямо с эфира. А мы эти истории жадно слушаем и стараемся быть ничуть не хуже их главных действующих лиц. Вот только упускаем, что время вынашивать принадлежит в первую очередь не нам и не производству, а будущему маленькому человечку. И если мы ему повредим, вовремя не взяв больничный, то никакие трудовые подвиги в будущем уже не порадуют. [i]Аnna-chepurnova@yandex.ru[/i]

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

198 +4

Выздоровели

3893 +536

Заразились

31 +2

Умерли

Георгий Бовт

Нефть и валюта: что Лукашенко нужно от России

Екатерина Рощина

Год без 1 апреля: шутки закончились

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Ирина Алкснис

Российской власти повезло с оппозицией

Игорь Воеводин

Жить в эпоху перемен

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Усыновленные

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?