- Город

Большой театр завершил сезон балетом «Пламя Парижа»

Сергей Собянин рассказал, будет ли Москва расширяться дальше

Папа Римский заявил, что молится за успех встречи «нормандской четверки»

Москвичам рассказали об аномальной погоде на следующей неделе

Авторы закона о домашнем насилии подготовили для него ряд поправок

Сын Валерии попал в крупное ДТП под Петербургом

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Большой театр завершил сезон балетом «Пламя Парижа»

Алексей Ратманский приурочил свою версию балета к 75-летию первой московской постановки

АЛЕКСЕЙ Ратманский приурочил свою версию балета к 75-летию первой московской постановки. “Пламя Парижа” по духу истинно московский спектакль, опьяненный вкусом свободы и героики. Увы, ликующий московский стиль постепенно стирается, уступая глобализации современного искусства. И премьера Большого важна для сохранения фирменной харизмы. К затее Ратманского многие отнеслись скептически: мол, балет Вайнонена 1932 года устарел. Но Ратманский вышел победителем, отбросив “черно-белую” версию прославления революции и уничижения аристократии. В его спектакле есть жертвы террора по обе стороны баррикад, ему интересна противоречивая природа людей. Так в его редакции появился “неравный” роман аристократки Аделины и простолюдина Жерома, окрашенный прелестными лирическими дуэтами. А в финале Аделина попадает под нож гильотины: шокирующее зрелище отчаявшегося Жерома с гильотинированной головой рождает аллюзии от Стендаля до библейского мифа о Саломее. Человеческие коллизии разворачиваются на фоне революционных событий. В заставке революционные массы – “оловянные солдатики”, люди-марионетки в руках истории и пушечное мясо. А затем – толпа, как цунами, без разбора готова смыть любого. Хореограф создал заново марсельский и овернский танцы, переработал знаменитый танец басков, а шлягерному па-де-де Жанны и Филиппа, который сегодня танцуют в два раза медленнее, вернул оригинальный темп – с огнем. Для Марии Александровой – обладательницы истинно московского дуэнде – партия Жанны станет одной из ее лучших. Обаятельны и органичны Денис Савин (влюбленный Жером) и Александр Волчков (Филипп), у которого после роли Красса в “Спартаке” – вторая удача. Трио второго состава просто потрясло театралов. Наталья Осипова (Жанна), Иван Васильев (Филипп) и Вячеслав Лопатин (Жером) – невероятно органичный тандем. Трюки Осиповой (ее многочисленные тройные пируэты, фуэте с подпрыгиванием) и Васильева (особенно его опасные тройные па-де-баски) впору вносить в книгу Гиннесса. По внутреннему состоянию Осипова – то самое пламя Парижа, которое воспламеняет любую публику. В танце Вячеслава Лопатина техническая точность сочетается с истинным трагизмом в образе Жерома. Конечно, есть в спектакле просчеты – режиссерские (Версаль и взятие Тюильри) и хореографические (в лексике персонажей). Но художественная значимость удач балета оказывается намного весомее.

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи