Среда 19 сентября, 01:09
Ясно + 9°
Митрополит Калужский и Боровский Климент

В тяжёлые минуты жизни мы вопрошаем: «Господи, где Ты был, почему не пришёл, не помог мне в моих мучениях? Неужели Ты забыл обо мне?» И нам трудно поверить, что мы непрестанно находимся в поле Божией любви, что обо всех Господь заботится и ведёт ко спасению самыми полезными путями.

Вот и апостол Фома думал, не забыл ли его Бог? Почему все видели воскресшего Христа, и только он один лишился этой радости?

У святых отцов есть мысль, что Фома был обеспокоен, не явился ли ученикам под видом Господа какой-либо дух? Ведь и внешний вид у Христа был иной, и прошёл Он сквозь стены, что свойственно духам, а не материальным телам. Поэтому Фоме оказалось недостаточно свидетельств апостолов, утверждавших, что они видели воскресшего Господа. У Фомы не было недоверия к Христу, но он был не готов принимать слова апостолов на веру. Он хотел лично убедиться, что это был не призрак, который «плоти и костей не имеет» (Лк. 24, 39). Поэтому такой упор Фома делает на осязании: не только глазами увидеть, но прикоснуться ко Христу, вложить свои пальцы в Его раны – основательно убедиться, что это истинно Христос. 

Как видим, у Фомы были причины требовать личного опыта видения Христа. Кроме того, Евангелист Иоанн, описывающий эту историю, подчёркивает, что все ученики вначале видели воскресшего Христа. Мария Магдалина, придя рано утром к пещере, видит, что камень отвален. Сообщает апостолам. Пётр и Иоанн бегут ко гробу и видят только пелены, тела Господня нет! О себе апостол Иоанн пишет, что он вошёл в пещеру, где теперь лежали только пелены, «увидел, и уверовал» (Ин. 20, 8).

Потом Мария Магдалина видит Самого Господа, говорит с Ним. Вечером двое учеников Христа идут в Эммаус в горьком разочаровании: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля...» (Лк. 24, 21). И Господь им является, и беседует с ними, но до времени «удерживает» их глаза, то есть не открывает им Себя. А за вечерней трапезой попускает им Себя увидеть: «Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них» (Лк. 24, 31). В великой радости ученики бегут обратно в Иерусалим, сообщить остальным, что они видели Живого Христа. Наконец, в вечер Воскресения Господь является десяти ученикам...

Видят все. Видение становится прологом к убеждению в истинности Христова Воскресения. И Фома жаждет того же, что получили другие ученики, – личного, практического опыта видения Христа своими глазами. Всем этот опыт даётся, кроме него!

Трудно назвать Фому неверующим, потому что его вера, напротив, горяча и беззаветна. Но мысль, что он может поверить во что-то временное, способное в любой момент рассыпаться, как песок, ему невыносима. Хотя многие из нас обходятся именно такой верой: в свою удачливость (фортуну), в свою физическую силу или красоту, в проницательность и другие способности, в деньги, связи, в астрологический прогноз.

Подобная вера во временное, непрочное Фоме даром не нужна. А потому ему надо точно убедиться, что Христос воскрес. Он боится обмануться. Ведь если Господь умер и на этом всё завершилось, остаётся только вспоминать о Нём как о пророке, учителе, чудотворце, как о человеке, который сделал много добра людям. Но как в Него можно верить? Ведь и его, как и других людей, поглотила смерть. Но если Христос воскрес... то это может означать только одно: Христос – Бог. Истинный Всесильный Бог, Владыка жизни, Победитель смерти, Тот, Кому всё подвластно. Веры в такого Христа жаждет душа Фомы. Чтобы этой верой жить до конца своих дней и, если потребуется, отдать за неё жизнь.

С бескомпромиссностью Фомы мы уже встречались в эпизоде со смертью Лазаря Четверодневного. Когда Христос сказал апостолам: «Идём в Вифанию, к Лазарю», – они оробели, потому что там было небезопасно. И только Фома готов был идти со Христом до конца: «Пойдём и мы умрём с Ним» (Ин. 11, 16). И это нынешнее желание Фомы убедиться наверняка, даже вложить пальцы в раны Христа, – тоже проявление его решимости идти до конца. Кто-то, может быть, не дерзнул бы или побоялся, а Фома был готов и хотел вложить свой перст в Христовы язвы.

Но день шёл за днём, а Господь не давал о Себе знать. Фома прислушивался к ученикам и женам-мироносицам, которые вновь и вновь вспоминали, как увидели Христа, пересказывали свои истории со страхом, благоговением, восторгом. А Фома всё это слышал и мучился, не мог ни на чём успокоиться и молился, чтобы Господь не отринул его, не лишил Своего посещения.

Почему же Господь попустил Фоме так долго пребывать в мучительных раздумьях? Почему не пришёл на следующий день или через день? Но наконец, через восемь долгих дней, Господь предстал перед Своим апостолом и сказал: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20, 27). Господь даёт Фоме такую возможность в подтверждение того, что Он действительно воскрес и воскрес во плоти.

Фома видит Христа, Его пробитые руки, рану между рёбер. Сомнений нет – это Господь! Это их Учитель, Который воскрес, победил смерть. Он падает перед Христом на колени и исповедует: «Господь мой и Бог мой». Это самое высокое именование Иисуса Христа на страницах всех четырёх Евангелий. Мы привыкли выделять исповедание апостола Петра: «Ты Христос, Сын Бога Живого» (Ин. 6, 69). Пётр исповедует Христа Сыном Божиим. «Сыновьями Божиими» могли называться и святые. В Псалтири, к примеру, говорится: «Я сказал, вы боги и сыны Всевышнего все» (Пс. 81, 6). Пётр свидетельствует, что Христос – от Бога, что Он не сам от себя пришёл, Он Божий посланник. А Фома прямо исповедует Христа Истинным Богом.

Возможно, поэтому Господь так долго не являлся апостолу Фоме, оставляя его мучиться своей недоверчивостью, горячо молиться, размышлять, чтобы потом он смог воспринять и исповедать величайшую истину о том, что Христос это Бог.

Слова Христа: «Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин. 20, 29) перекидывают мостик к последующим поколениям христиан. Эти слова Христа можно воспринимать как похвалу следующим поколениям, не видевшим Христа во плоти и верующим в Него, и как призыв не требовать такого физического подтверждения веры, ибо оно уже произошло в случае с апостолом Фомой.

Это событие стало не просто персональным уверением Фомы – один на один, в какой-нибудь тёмной комнате, – это видели все апостолы. В итоге это становится известно всему миру. Господь совершил уверение Фомы для пользы всего человечества, для всего мира, который и поныне кричит: «Не поверю, пока не увижу и не потрогаю своими руками».

Господь учит не только Фому, Он продолжает учить и всех нас. Своим недоверием Фома послужил всем нам, христианам, чтобы мы увидели, как он выстрадал свою веру, как драгоценна вера, которую мы имеем. Таким образом, «недоверчивость Фомы, – пишет святой Григорий Великий, – оказалась для нас полезнее веры всех других апостолов».

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Чат прямого эфира на
главной Вечерки!

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER