Понедельник 23 июля, 01:07
Пасмурно + 19°
Митрополит Калужский Боровский Климент 

Вопрос, который волновал святых и не только их, это вопрос о конечности или бесконечности загробных мук. Священное Писание говорит об их вечности, и мы не можем ставить под сомнение слова Господа.

В то же время мы знаем, что каждый человек имеет свой опыт общения с Богом: или опыт противления Богу, или следования Ему. От этого зависит, каково будет состояние каждого человека в момент Страшного Суда и далее.  

Если не касаться людей, которые доживут до момента завершения земной истории и Страшного Суда, а говорить о тех, кто умер или умрёт до Второго Пришествия Господа, то можно выделить два этапа посмертной участи человека. Первый этап наступает непосредственно после смерти и будет продолжаться до Страшного Суда. Второй этап – то, что будет после Страшного Суда. Мы называем этот Суд Страшным, а в греческой традиции он назван Последним, потому что это будет последняя попытка Господа вытащить человека из состояния богопротивления. Тогда человеку будет дана последняя возможность окончательно определиться, на чьей он стороне – Бога или дьявола. 

Если человек после своей смерти пребывал в богообщении, он в нём останется и после Страшного Суда. Невозможно представить, что он был с Богом, а потом вдруг за что-то будет ввергнут в ад. А вот обратная ситуация возможна, когда кто-то после смерти попадает в ад, но в силу молитв Церкви, действий других людей, которые о нём беспокоятся и заботятся, его ситуация может быть улучшена. Преподобный Марк Эфесский говорил как о достоверном предании о том, что святитель Григорий Двоеслов молился за императора Траяна – абсолютного язычника и гонителя христиан, и ангел возвестил ему, что его молитва Господом была услышана. В житии мученицы Феклы есть повествование о том, как она высвободила из ада одну женщину. 

Святые отцы говорят как о вечности посмертных мучений, так и о возможности их сокращения или прекращения для конкретных людей. Мы знаем, что Бог есть Любовь, Абсолютная Благость, что Он любит каждое сотворённое существо, никому не желает гибели, не желает смерти грешника. Но в то же время нельзя отрицать, что сам грешник может не захотеть быть с Богом, может отказаться от этого дара. Говорит же преподобный Иоанн Дамаскин о том, что Господь и дьяволу желает всяческих благ, но тот сам не желает от Него их принять. 

Мнение о том, что вечные муки однозначно закончатся для всех, в том числе и для дьявола, высказал христианский мыслитель Ориген. Но это мнение было осуждено Церковью. Потому что для того, чтобы быть с Богом, быть в общении с Ним, недостаточно одного действия Божия – нужны встречные действия со стороны другого разумного существа: человека, ангела или беса. 

Может ли дьявол захотеть вернуться к Богу? Теоретически – может, практически – нет. Дело в том, что и в человеческую, и в ангельскую природу Бог заложил свободную волю, но ангелы и люди определялись со своей свободой в совершенно разных условиях. Волеизъявление ангелов – служить Богу или пойти за сатаной, определилось единожды и навсегда в момент их разделения. 

Ангелы совершили свой акт волеизъявления совершенно свободно. Ставшие на сторону люцифера отпали от Бога окончательно. Они прекрасно понимали, против Кого восстают. Принимая предложение сатаны, падшие ангелы чётко осознавали свои действия и то, что их ждёт вне Бога. Именно потому, что их выбор был совершенно свободным, у них нет покаяния. И ныне их устраивает то состояние, которое они выбрали. Ангелы, которые остались с Богом, укрепились в добре. Те, что пошли за сатаной, укоренились во зле. Ни один из демонов не покаялся, ни один из Божиих Ангелов не согрешил. Поэтому мы говорим, что теоретически можно допустить, что дьявол может захотеть вернуться к Богу, ведь свободу воли Господь у него не отнимал, но практически сатана и все его слуги – бесы никогда не захотят блага от Господа. В таком случае говорить, что Бог спасёт и дьявола, вопреки его собственному желанию, не соответствует христианскому учению.  

Человек определялся со своей свободой в совершенно иных условиях, нежели ангелы. Он был обманут дьяволом и потому совершил грехопадение. Дьявол предложил людям не бытие вне Бога (то, что выбрали бесы), а то самое, для чего Бог их создал, – достижение обожения («И сказал змей жене: нет, не умрете, но в день, в который вы вкусите их (плоды дерева познания добра и зла), вы будете как боги» Быт. 3, 4–5). Дьявол предложил первым людям достичь цели более лёгким путём, и человек на это повёлся. Он не стремился к тому состоянию богопротивления, в котором оказался. Он не шёл против Истины, а искал и ждал того, к чему он и был предназначен, рассчитывал получить обожение, но был обманут. 

Отпав от Бога, Адам нарушил своё первозданное устроение. Он, по словам преподобного Максима Исповедника, устремился к наслаждению без утруждения и получил утруждение после наслаждения. В итоге этот сбитый порядок стал дальше транслироваться в веках из поколения в поколение.  
Совершая грех, человек не столько желает конкретно сотворить некое зло (то, чем постоянно заняты бесы), сколько влечётся насилием страстей. Греховные страсти до такой степени господствуют над человеком, что он не может совладать с собой и поступить так, как считает правильным. Потом он кается или придумывает себе оправдания, но в любом случае страдает и мучается от своих неправильных поступков, пытается измениться. Затем снова грешит, и снова кается. Но в ангельском мире этого не происходит. 

Поэтому так страшен грех хулы на Духа Святого, о котором Христос говорит, что только этот грех не простится ни в этом веке, ни в будущем. Хула на Духа Святого – это осознанное, намеренное противление Богу, когда человек прекрасно понимает, как надо поступать, чтобы быть с Господом и ныне, и в вечности. Тем не менее он нарочно, не по насилию страстей, а с холодным сердцем и трезвым разумом, совершает грех, подобно тому, как это сделал сатана.  
Яркий пример хулы на Духа Святого – решение иудейских начальников убить Христа после того, как Господь совершил чудо, недоступное ни одному человеку, – воскресил Четверодневного Лазаря. Такое сознательное противление Истине, по образу сатаны, ведёт человека к вечной погибели. Но мы должны помнить, что точно сказать про каждого конкретного человека, насколько он исполнил эту сатанинскую меру, мы не можем. Апостол Павел пишет, что Церковь судит «своих», то есть христиан, а внешних судит Бог. Именно поэтому у нас есть «святцы» – список святых, но нет персонального списка находящихся в аду.

Точно так же мы не можем говорить о вхождении всех людей в жизнь вечную в Царстве Небесном по той причине, что не можем предсказать действие свободной воли каждого человека. Вдруг найдутся люди, которые не захотят быть с Богом? Мы должны стремиться к тому, чтобы в вечности оказаться с Богом, а не с дьяволом и его сторонниками, что есть самое страшное мучение, даже если бы оно носило временный характер, а тем более, если продлится в вечности.  
 

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER