Воскресенье 25 августа , 23:08
Ясно + 14 °
Город

Алексей Емельянов: Каждый год в Москве становится на 60-70 памятников истории и культуры больше

По словам руководителя Департамента культурного наследия Москвы Алексея Емельянова, важно, чтобы объект, который реставрируют, был интересен собственнику и пользователю
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
ЭКСКЛЮЗИВ "Вечерней Москвы". Кто решает, какие здания станут памятниками столицы, кто несет за них ответственность, и как жители помогают сохранить старинные объекты города, "ВМ" рассказал руководитель Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов. 

- Алексей Александрович, мы с вами живем в удивительное время: многие здания, которые были построены в прошлом веке, сегодня становятся памятниками истории, архитектуры. Чуть ли не каждую неделю от вас приходят новости об очередном выявленном объекте культурного наследия.

- Действительно, XX век очень интересен для Москвы. Несмотря на непростое время, три тяжелейших войны – Первую мировую, Гражданскую и Великую Отечественную, - этот период подарил нам разнообразие исключительных архитектурных стилей и, соответственно, много значимых объектов. Сначала московский модерн и неоклассицизм, где-то с 1900 по 1915 годы. Потом небольшой промежуток времени – и в 1920-е годы появляется конструктивизм: жилые дома, административные здания, клубы, целые жилые поселки. Еще чуть позже появляется так называемый сталинский ампир. У нас есть кварталы, построенные в этом стиле. Тот же Кутузовский проспект. Затем модернизм. Уже сегодня в объектах культурного наследия и монреальский павильон ВДНХ, и Дворец пионеров на Воробьевых горах, и настоящий шедевр модернизма – здание Московского института электронной техники в Зеленограде. Словом, нет ничего удивительного в том, что здания именно XX века у нас сегодня часто становятся объектами культурного наследия.

- Но кто решает судьбу объекта: почему одно здание, построенное в начале XX века, является памятником, а другое нет?

- Такие решения принимаем мы, департамент, но обязательно по итогам совещания с нашими экспертами на заседании научно-методического совета. И, могу заверить, каждое уникальное для нашего города здание, если у него сохранилось достаточное количество подлинных элементов, обязательно станет объектом культурного наследия. В среднем в год мы включаем в перечень памятников столицы 60-70 новых объектов. Думаю, 2018 год не будет исключением. Планируем примерно такое же количество зданий взять под охрану.

- А есть ли спорные объекты, за спасение которых вы сейчас боретесь?

- У меня язык не поворачивается назвать какой-то объект спорным. Как по мне, каждое здание интересно. Вот, например, недавно поступила заявка по одному из флигелей усадьбы Варвары Петровны Тургеневой, на Остоженке. Главный дом усадьбы сейчас как раз реставрируется, а вот по небольшой постройке только поступило предложение. Заявитель считает, что этот тот самый дом, в котором жил прототип Герасима – героя повести Ивана Сергеевича Тургенева. Заявку обязательно рассмотрим, и, если окажется, что флигель – уникальный подлинный объект, с удовольствием возьмем его в работу.

- В городе реализуется масштабная программа реставрации памятников. Какие объекты будут завершены в этом году?

- Пока сложно подводить итоги – реставрационный сезон в самом разгаре, - но, думаю, по итогам года в городе будет отреставрировано не меньше 200 памятников. Из знаковых объектов, наверное, стоит отметить особняк Кекушевой на Остоженке, 21. Это знаменитый московский дом, один из адресов булгаковской Маргариты и единственное в столице здание со львом на крыше. Еще один пример московского модерна – особняк Миндовского на Поварской улице, дом 44. Закончим несколько городских усадеб и прачечные Наркомфина. Если комплексная реставрация самого здания Наркомфина должна завершиться летом следующего года, то небольшие конструктивистские объекты из ансамбля будут готовы уже в этом году.

- К сожалению, не все памятники восстанавливаются так быстро, как нам хотелось бы. Тот же Дом с атлантами. Уже можно сказать, что это история, у которой будет счастливый финал?

- Надо сказать, этот год удачный для нас, потому что настоящего хозяина, который уже разрабатывает проект реставрации, обрел и Дом с атлантами на Солянке, 7, и здание под номером 6 в Потаповском переулке. Этот тоже известный дом, с палатами Гурьевых, квартирой Абрикосова и уникальными интерьерами, – наша давняя-давняя головная боль. Мы его также  передали в частные руки с условием, что в кратчайшие сроки будет сделана качественная реставрация. Сейчас и по одному, и по другому объекту проводятся исследовательские работы. Думаю, в ближайшее время специалисты приступят к восстановлению зданий, а в городе станет двумя аварийными памятниками меньше.

- Ближайшее время – такая расплывчатая формулировка, есть хотя бы примерные даты?

- Вы же понимаете, что реставрация требует качества и профессионализма, а сроки и лозунги вроде «Даешь реставрацию за полгода!» - не по нашей части. Самое главное, что объекты в хороших руках заботливых собственников, и мы обязательно спросим с них и добьемся, чтобы оба здания были качественно отреставрированы.

- Отреставрировать памятник – сделать большую работу, но, согласитесь, это же полдела. Потом за зданием нужно следить, поддерживать его. Кто за это отвечает?

- Да, вы правы, по большому счету отреставрировать можно все, что угодно. Но важно, чтобы объект был интересен собственнику и пользователю, чтобы он дальше развивался и жил вместе с нашим любимым городом. Не хочу отвечать формально, что по законодательству собственник объекта несет бремя ответственности за него, хотя это действительно так, но мне кажется, что в этом вопросе гораздо важнее, как мы, жители, сами относимся к истории, архитектуре, культуре Москвы. Если нам это действительно интересно, то у любого отреставрированного и приведенного в порядок объекта будет полноценная жизнь, перспективы и, несомненно, будущее.

- И все-таки часто попадаются нерадивые собственники, к которым вам приходится применять санкции?

- С начала года департамент выдал 44 предписания о приостановлении работ. Это меньше, чем в 2016 году, тогда таких предписаний было 67, и уже чуть больше, чем в 2017 году. Но, думаю, это не показатель. Случаи нарушения законодательства были и по всей видимости, к сожалению, будут. Но, повторюсь, я уверен: чем больше людей будут интересоваться памятниками, историей, архитектурой, чем больше москвичей будут понимать, насколько уникально наше наследие, насколько важно его сохранить, тем таких случаев будет меньше. В итоге, нам – департаменту – будет проще работать, а город будет становиться все прекраснее.

- По вашим наблюдениям, Москва становится интересней для своих жителей с точки зрения архитектуры, которую удалось восстановить?

- Вы же понимаете, что чиновник и руководитель Департамента культурного наследия вряд ли сказал бы вам о своей работе: «Нет, все плохо и тем-то я недоволен». Департамент работает, и лично для меня  индикатор того, что мы делаем все правильно, - большое внимание людей к нашему порталу «Узнай Москву» и к Дням культурного наследия, которые в этом году прошли в столице уже в 18-й раз. Все мероприятия нарасхват: электронная запись на экскурсии в отреставрированные дома, на лекции почетных реставраторов, квесты закрывалась буквально за считанные минуты. Разве это не говорит о том, что людей, которые интересуются Москвой, ее историей, становится все больше и больше?

- А какой возраст у участников ваших акций?

- Абсолютно разный. Мы каждый раз стараемся придумать что-то новое. И в этом году специально, чтобы оторвать молодежь от компьютеров, социальных сетей, сделали конкурсы, викторины, в том числе в интернете, квесты, беговые и велоэкскурсии.

- Давайте немного поговорим об инициативе жителей. Есть замечательные примеры, когда москвичи находят и пытаются сами сохранить какие-то детали старины. Вы им помогаете?

- С огромным удовольствием. Вот, например, есть такой проект «Вспомнить все»: энтузиасты занимаются восстановлением исторических вывесок. Среди их работ – «Аптека» на Бронной улице, «Хлебопекъ» на Пречистенке и еще около 15 не менее интересных объектов. А в Таганском районе жители хотят восстановить знак «ОСОАВИАХИМ». Мы стараемся помогать всем, кто хочет, чтобы наша столица становилась красивее. Мне кажется, именно за такими общественными инициативами – будущее современной градозащиты.

- А что с кадрами: молодежь идет в реставрационную отрасль?

- Это одна из проблем, которая была для нас особенно актуальна несколько лет назад. Но мы активно ее решаем, работаем с нашим профильным колледжем, устраиваем студентов на практику в ведущие реставрационные организации, сотрудничаем с вузами. У нас уже налажены связи с архитектурным институтом, университетом имени Плеханова, сейчас ведем переговоры с Высшей школой экономики, с Московским строительным университетом. Нам важно, чтобы специалисты, которые будут работать в разных отраслях городского хозяйства, понимали, что восстанавливать памятники сложно, но интересно и необходимо.

- Уже есть какие-то объекты, на которых работали молодые реставраторы?

- Да, конечно. Например, ребята участвовали в реставрации памятника Александру Сергеевичу Пушкину. Естественно, под контролем профессионалов. Сейчас стараемся, чтобы молодые специалисты помогали в реставрационных работах на ВДНХ.

- Завершился чемпионат мира по футболу. В городе побывало огромное количество гостей, которые увидели, какая красивая у нас столица. Для тех, кто захочет вернуться, что бы вы посоветовали посмотреть из таких условно не туристических объектов?

- Честно? Я бы посоветовал заглянуть на портал «Узнай Москву», где у нас собрана информация о сотнях, если уже не тысячах объектах культурного наследия. Здесь же можно найти маршруты, которые составлены по территориальному признаку, по стилям архитектуры, и послушать аудиогида. Думаю, что каждый человек найдет для себя что-то особенное. Тем более, что есть удобное мобильное приложение, которое считывает вашу геолокацию и подсказывает, какие интересные памятники находятся рядом с вами. В общем, всем рекомендую почаще приезжать к нам в гости и гулять по Москве.

- И для москвичей, которые также любят все интересное, какие важные находки сделали реставраторы и археологи уже этим летом?

- Один из последних примеров: в павильоне «Геология» на ВДНХ неожиданно обнаружили живопись 1954 года. Чуть ранее московские археологи нашли остатки храма Николы в Столпах, и мы придумали, как его музеефицировать, то есть, гуляя по городу, можно будет узнать для себя что-то интересное о древнем памятнике. Также археологи нашли фундаменты стены Златоустовского монастыря, снесенного в 20-е годы прошлого века, и много других любопытных артефактов. Среди них, например, остро заточенная монета времен правления Елизаветы Петровны. Такой монетой вор подрезал карманы и сумочки. Мы сами удивились этой находке, потому что нечасто археологам попадаются предметы явно криминального характера. И вот буквально на прошлой неделе они наткнулись на остро отточенный пятак. Не могу сказать, что это какая-то ценнейшая находка, но весьма любопытная. И после первичной обработки археологов она пополнит коллекцию столичных музеев.

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER