Каждый третий автомобиль отхватил кусок столичных «квадратов»

Общество

Как известно, подснежниками называют машины, которые появляются на дорогах с наступлением весны. Но жизнь внесла коррективы. Теперь так можно именовать всякую технику, которая стоит под снегом и мешает практически всем: и прохожим, и снегоуборке, и тем, кто своего железного коня не «консервирует» на зиму. Обильные снегопады и зимние «катаклизмы» и без того больную проблему парковок возводят в степень неразрешимых.Как сообщил руководитель отдела по ремонту и содержанию дорог столичного управления ЖКХ Борис Коршунков, в арсенале борцов со снегом немало техники, которая практически постоянно находится в действии. 60 процентов московских улиц по окончании снегопада бывают доступны для движения.Десять тысяч уборочных машин и около четырех тысяч самосвалов ведут свою постоянную «жатву».– Возить снег, как известно, дело дорогостоящее и неблагодарное.Это почти то же, что возить воздух, однако другого способа уборки пока еще никто не придумал», — сказал Б. Коршунков. — Этот урожай самосвалы вывозят на снегоплавильные пункты, где его превращают в воду, и затем через систему очистки совершается привычный круговорот воды в природе.Но если основные магистрали для уборочной техники доступны, то маленькие улочки и дворы после снегопада назвать зоной, благоприятной для проезда, очень трудно. По правилам уборки снег с дворовых территорий не вывозится, а сбрасывается на газоны. К тому же, если магистральные дороги убирают серьезные механизированные предприятия, такие, как, например, «Доринвест», то за чистоту дворов и проездов внутри городских кварталов отвечают ДЕЗы. Они нанимают подрядчиков и контролируют их работу. Вот здесь и возникает проблема подснежников. Дворники и подрядчики механизированной уборки околодомных территорий всякий раз, когда приступают к работе, поминают их крепким русским словом.Перед началом зимы городские власти говорили о том, что около 900 мини-тракторов с пониженным уровнем шума и выхлопов будут очищать от снега труднодоступные и малогабаритные территории. Но даже «дядя Вася» с его извечной лопатой и ломом бессилен против упрямо вросшего в снежный сугроб автомобиля. Чего уж тут говорить о мини-тракторах.Частный транспорт, припаркованный во дворах и на небольших улицах, — это непреодолимая преграда не только для уборочной техники, но и для наших законодателей. Ясно, что ни обращения в ГАИ, ни просьбы к автолюбителям через прессу не дадут желаемого результата, пока не будет четкого упорядочения правил парковки на территории города, а главное, мер по борьбе со злостными нарушителями. Сейчас по закону автомобиль, имеющий владельца, то есть обладающий регистрационным номером, никто, кроме владельца или лица доверенного, с места не имеет права трогать. Вот и растут внутри сугробов подснежники. Редкий водитель обращает внимание на то, что стоянка по четным или нечетным числам на улицах или местах, где производится уборка снега, запрещена.Автомобили в столице ставят как и где угодно владельцу авто. Проблема приобрела масштабы стихийного бедствия, и пора российским законодателям обратить на нее внимание. (Хотя, конечно, слуги народа, то бишь депутаты, ездят с маячками и паркуются в теплых гаражах, откуда же им знать о таких малостях?) Мэр Москвы уже неоднократно обращал внимание законодателей различного уровня на создавшуюся проблему. И теперь намерен просить о вмешательстве президента России. Москва территориально находится в зоне с обильными снегопадами и резкими перепадами температуры.Снежные заносы при постоянно увеличивающемся парке городского наземного транспорта могут в один прекрасный день создать тупиковую ситуацию и серьезно сказаться на жизнеобеспечении многомиллионного мегаполиса.

Google newsGoogle newsGoogle news