Понедельник 10 декабря, 12:12
Пасмурно + 1°
Город

Царь Иван Грозный отправлял под парусом своих людей на грабеж

Первый капер на Руси появился как раз в период расцвета пиратства в Карибском море и Атлантике
Фото: https://pixabay.com/ru
Все давно привыкли, что пираты — это Морган или Билли Бонс где-нибудь в Карибском море. Но, оказывается, пиратство было и на Руси, а первым государем, занявшимся этим делом на совершенно законных основаниях, был Иван Грозный.

По примеру Европы

Конечно, пиратство — дело преступное, чистые разбой и грабеж. Но во все времена государства, имевшие выход к морю, занимались этим промыслом — явно или тайно. А во время войн так и вообще узаконивали пиратство и разрешали собственным гражданам грабить и захватывать корабли противника. Практика эта вошла в юридические нормы и действовала до 1865 года под названием каперства или корсарства. Да-да, корсары (они же каперы или приватиры) — это не какие-то там бандиты под парусом, нет, это люди, имевшие совершенно законное право грабить чужие корабли. Они получали от правительства своей страны документ — каперский патент и на основании его могли вести боевые действия как против военного флота противника, так и против его торговых судов. На практике каперы старались не топить, а захватывать противника, ведь потом трофеи продавались либо государству, либо на аукционе всем желающим.

Занимались таким корсарством частные лица, за свой счет снаряжавшие корабли для боевого похода. В России, имевшей более близкие связи с германоязычным миром, чем с Англией или Францией, вместо «корсара» прижилось название «капер».

Так вот, в деле каперства Русь-матушка ничуть не отставала от Европы. Первый капер на Руси появился как раз в период расцвета пиратства в Карибском море и Атлантике. Правда, действовал он поближе к нашим уделам — на Балтике. Каперский патент наш корсар получил от самого Ивана Васильевича IV, коего позже прозвали Грозным. Русские войска тогда смогли взять Нарву, и через нее царь наладил торговлю с немецкими землями, но шведские и польские пираты почти перекрыли этот путь в Европу — русских купцов на Балтике нещадно грабили и топили. Царь решил ответить шведам тем же. Для каперства нужен был опытный капитан, каких у русских не было (до взятия Нарвы у нас и выхода к морю не было). Решили нанять иностранца. Да, брать на службу чужих специалистов наши правители начали еще задолго до Петра Первого, а Иван Васильевич делал это не просто с размахом, но и с хорошим чутьем на кандидатов. Первый русский царь подбирал кадры именно из тех, кто действительно был на многое способен.

Посланцы Грозного присматривались к людям и отписывали царю досье с рекомендациями. Для особо важных дел царь устраивал избранникам прием, на котором лично объяснял задачи и выдавал нужные документы. Так появился на русской службе немец Карстен Роде.

От сумы до тюрьмы

Происходил он из области Дитмаршен, что несколько раз меняла принадлежность — была то датской, то немецкой территорией. Сам Роде, по национальности немец, имел подданство датского королевства. До того как стать капером, он был купцом, с морем Карстен был знаком не понаслышке — у него был собственный корабль, и на нем он ходил в купеческие походы, привозя товары в ганзейский город Любек. Но, видимо, в какой-то момент торговля Карстену наскучила, или он просто посчитал законное пиратство более прибыльным делом и подался в каперы. Для начала — к своему сюзерену, королю датскому Фредерику II, топить шведов, давних конкурентов. А когда началась Ливонская война, Роде продолжил свое дело на службе у герцога Магнуса, союзника Ивана Грозного. Фактически Магнус был лишь формальным прикрытием, а служил капитан Роде именно царю Ивану.

В 1570 году Карстен приехал в Москву и имел беседу с царем в Александровской слободе. В результате он уехал на Балтику с царской грамотой, гласившей: «...силой врагов взять, а корабли их огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять согласно нашего величества грамоты». При этом Роде должен был делиться добычей — сдавать в Нарву каждый третий захваченный корабль, лучшие пушки с других трофеев и десятую часть от взятых товаров. Капитан развернулся очень быстро — набрал команду из датчан и русских, поставил три больших и 18 малых пушек на небольшое суденышко пинк и уже с первого выхода в море стал приводить добычу. Во втором походе он захватил шведский флейт — корабль в два раза больше и сильнее его пинка. Через месяц Роде уже командовал эскадрой из трех кораблей и нападал на большие караваны и конвои. Шведы стали охотиться за ним, но неудачно. К осени 1570 года у Роде было уже 6 кораблей, и он успел захватить 22 шведских и польских судна. Фактически, он стал уже не капитаном, а адмиралом... Но пиратское счастье не вечно, и Роде подвели его собственные эффективность и обман. Его действия почти остановили торговлю на Балтике, от чего стала страдать покровительница Дания, а большинство добычи Роде, нарушив договор с царем, продавал не в Нарве, а на Борнхольме.

В результате, когда датчане решили заключить мир со Швецией, они арестовали Карстена и заключили его в тюрьму. Иван Грозный заступаться не стал, более того — просил выдать ему Роде, чтобы «о всем здесь с него сыскать». Дальнейшая судьба Карстена Роде неизвестна, но есть слухи, что он убежал пиратствовать на Карибах...

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Анашко, историк и реконструктор: 

— Практика грабежа как способа взаимодействия с соседями была распространена в XVI веке. Кроме того, в условиях отсутствия флота у России использование наемных каперов было вполне логичным шагом для пополнения скудеющей от войны казны и неожиданных нападений на прибрежные города противника.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER