Телесуды – это развлечение или правовой всеобуч?

Общество

Моя бабушка обожает смотреть по ТВ всевозможные судебные передачи: “Суд идет”, “Час суда”, “Федеральный судья”…– Ой, какая зверюга! И как его без охраны-то впустили? – каждый раз изумляется она.– Да это все актеры, – машут руками прочие домочадцы.– Ты глянь, как глазюки-то выпучил! Сразу видно, что преступник, – не унимается бабуля. – Да разве актер так сможет?Бабушка права. Актеров в подобных шоу нет, их туда не берут. Зато берут пенсионеров, менеджеров, продавцов, безработных и прочих не слишком занятых людей. Взяли и меня.[b]Так будет дешевле[/b]Желающих поскандалить в зале суда хватает. В стране кризис, и теперь на телекастинги ходят не только скучающие домохозяйки, но и потерявшие работу москвичи. В день звонят по 250 человек.Потому что за один съемочный день там можно заработать до 5000 рублей – если сильно повезет. Вообще же число мирных граждан, хоть раз в жизни изобразивших в телевизоре преступников, уже превысило, наверное, число настоящих бандитов.Поток жаждущих славы и денег столь велик, что таланты распознают экспресс-методом: два вопроса – и готово.– Ты по характеру скандальная? – строго спросили у меня. – Подраться, спеть, станцевать можешь?– Спеть могу, а скандалить не умею – голос тихий, – вздохнула я.И тут же была принята.…За дверью с табличкой “гардИроб” было шумно и душно. Не актерская кухня, а какой-то медийный фастфуд.Наскоро оформлялись договоры, расхватывались роли истцов и ответчиков. На столе были разложены темы дня: “Сухарь”, “Иудушка”, “Почему в кровати Зинка?”, “Без любви жизни нет”, “Технобабушка” и еще в том же духе.– Ваша передача называется “Так будет дешевле”, – протянула мне редактор Ольга листки с текстом.[b]Ты не Андрей, ты – Леня[/b]Моя героиня оказалась женщиной непростой судьбы. С двумя детьми и двумя мужьями – бывшим и будущим. Притом бывший, сказочно богатый мужик, с момента развода выплачивает мне баснословные алименты на содержание нашего общего сына, первоклассника Коли. А я, по сценарию, совсем потеряла совесть и требую все больше и больше. Но полученные деньги трачу не на сына, а на будущего мужа, временно безработного. Про меня в сценарии было написано так: “Юлия Степановна. В меру приятная. В меру хитрая”.Развязка оказалась печальной – экс-супругу надоело раскошеливаться, и он подал иск в суд с требованием, чтобы наш сын Коля жил с ним, а не со мной. Одним словом, лихо закрученный семейный триллер. Моя бабушка осталась бы довольна.– А вы случайно не мой муж? – спросила я у самого симпатичного парня в комнате.– Нет, я один из трех братьев, мы имущество делим, – пожал он плечами. – Сам других братьев ищу, репетировать пора.– По сюжету мне муж полагается, – обратилась я к редактору Ольге. – Тут сказано, что он “30-летний, привыкший считать все до копейки бизнесмен, у него холодный ум, а в глазах – счетчик”, – процитировала я бумажку.Ольга схватила за руку первого попавшегося кучерявого брюнета и подтащила его ко мне – как галстук к цвету глаз прикинула:– Ну, отлично смотритесь, держи мужа! Она выхватила у парня старый текст и вручила ему такой же, как у меня.– Я Андрей, – улыбнулся мне кучерявый. – Мы с тобой женаты?– Ты – Леня. Мы с тобой развелись три года назад, – объяснила я.[b]Полет фантазии[/b]У Андрея не было счетчика в глазах. И денег тоже совсем не было. В жизни он перебивался чем придется – так и попал на передачу.– Эх, выпить бы для храбрости! – запричитал он.– А это тебе поможет в игре? – аккуратно поинтересовался сценарист Евгений.– У вас, что, есть? – оживился истец.– Ну, мы же профессионалы… Но Андрею не повезло. До него здесь потрудились другие профессионалы, и загашник был уже пуст. И это даже хорошо. Старожилы рассказали случай, когда ответчик так напоил женщину-истца, что у той эпилептический припадок случился. Пришлось вызывать “скорую”.– Импровизируй смелее, – подбодрил моего партнера сценарист.– Мы с женой прожили в браке 7 лет. У нас есть сын Коля, – как школьное задание, затараторил Андрей-Леня.– Он за три года ребенка ни разу не навестил, – обиженно заметила я.– Все не то! – затопал ногами Евгений. – Не надо мизансцен, не надо дословных цитат, вы не на театральных подмостках. Нам нужен полет фантазии.И мы раз за разом начинали все заново.[b]Прирожденная мегера[/b]– А вас как зовут? – стала я знакомиться с другими “актерами”, пока Андрей зубрил свой текст.– Варвара Семеновна, – представилась дородная дама.– А на самом деле?– Тетя Лена. У меня такой типаж отличный, всех мегер только мне и доверяют играть. Это талант, деточка, он приходит с возрастом.Рядом нервничал мой “бывший”.– Мы с женой прожили в браке 7 лет. У нас есть сын Коля. Жена замучила с алиментами, – раз в 50-й завел он свою пластинку.– Раньше надо было думать, когда Колю делал, – резонно возразила тетя Лена.– Жене моей все денег мало. Я ей 10 тысяч даю – мало, 20 – опять мало! – взревел Андрей.– А ты богатенький буратинка, раз тыщами раскидываешься, – как ни в чем не бывало парировала мегера.– Тогда я маму отправил к ней домой, чтоб проверила, куда мои денежки расходятся, – не обращая внимания на посторонние реплики, Андрей шел строго по сюжету. Но тетя Лена не отставала.– Тю-ю, и правильно ты с ним развелась, – бросила она мне и, поправив очки, забубнила свою роль: “Ваша честь, моя невестка в могилу меня свести хочет…”[b]Развод из-за коровы[/b]Потом было долгое ожидание. Сюжетов снимали сразу много, “актеры” так и выкатывались один за другим. Папаша-маргинал, весь пунцовый от творческих потуг, утирал пот с лица. Его партнерша в отчаянии заламывала руки.– Да не переживайте вы так, – успокаивали реквизиторы.– Как же не переживать, когда у меня ребенка отняли? – стенала женщина.– По сценарию же так положено.– Но ведь я так старалась! Неужели нельзя было мне его оставить? Да-а, все-таки сюда идут не только за деньгами…– А у вас что за история? – спросила я у молчаливой дамы с ярко накрашенными губами.– У меня про корову. Так и называется – “Как корова языком”. Мой муж – вон тот мужик в коридоре – был пастухом. Однажды его лысину лизнула корова, и у него на темечке начали расти волосы.– А вы точно из этой передачи? Может, вам к Малахову? – удивилась я.– Нет, нам в суд. Мы теперь из-за этой коровы разводимся, – вздохнула женщина.[b]Успех начинается с трусов[/b]Когда нам надоедало сидеть в тесных комнатах, мы собирались у окна, откуда открывался прекрасный вид на телевизионный зал заседаний. А там шли съемки-съемки-съемки. Там разваливались семьи, делились дети, квартиры и стиральные машины. Там била ключом жизнь – так хорошо знакомая среднестатистическому телезрителю, а потому рейтинговая. Менеджер Олег, студент Константин, ландшафтный дизайнер Юля, приехавшая из Сочи, – мы пили чай и смотрели, как там, за стеклом, полуживая массовка сползала с кресел. Шутка ли, высидеть десяток сюжетов из разряда “Прошу присудить мне часть “хрущевки” и аквариумных рыбок”.Время от времени раздавались выкрики редактора: “Женщина в первом ряду! Вы спите – я же вижу!” И белокурая дама из зала выкатывала от ужаса глаза: “Кто спит? Я сплю? Да я заслушалась”.– Щас начнется, – пискнула Юля.И действительно, началось. Истец, стройная женщина средних лет, которая разводилась с мужем, распахнула чемодан и принялась энергично извлекать из него нижнее белье.– Ну же, швырни эти трусы в своего муженька! – хлопала в ладоши Юлька.Массовка тоже оживилась, блондинка даже повеселела. Но разбитная “разведенка” наших надежд не оправдала и мужа трусами не закидала – не хватило ей актерского мастерства. “Тоже новенькая”, – резюмировали мы.[b]Дебютный провал[/b]– “Так будет дешевле” – на выход! – подлетел ко мне реквизитор. Нас с Андреем обильно попудрили и вывели в зал, залитый светом софитов.Но – о ужас! – мы никак не могли встроиться в процесс. Я не сумела ответить на вопрос судьи про алименты, а у Андрея вообще оказался не тот типаж. Массовка с улюлюканьем выставила нас вон.– Без нервов, – успокоил меня сценарист Евгений. – Я иду с тобой вместо Андрея.– А как же я? – чуть не заплакал мой “бывший муж”. – Я требую моральной компенсации. Я ведь учил текст, переживал за героя в конце концов… – Да ты не печалься, соколик, – успокаивала Андрея мегера тетя Лена. – Не тот у тебя типаж, чтоб дурачков играть, которых бабы вокруг пальца обводят. Тебе бы импортного мужа сыграть, богатенького. Ну, этого, как его – альфона.А мы с Евгением вышли в зал заседаний и долго говорили друг другу гадости, которые пересказывать совсем не хочется. Главное, что по результатам этой перепалки мне заплатили 1000 рублей.И, кстати, ребенка оставили со мной.[b]Справка “ВМ”[/b][i]- Первое судебное шоу “Народный суд” появилось в США в 1981 г. В нем судья рассматривает малые иски – претензии частных лиц, обычно связанные с нарушением прав потребителей.- Одно из самых популярных американских судебных шоу “Судья Мэтис” выходит с 1999 г. Судья Грэг Мэтис в своей передаче рассматривает реальные дела, которые чаще всего потом вообще не доходят до суда.- Как в российских, так и в зарубежных программах в роли ведущих выступают настоящие юристы.[/i][b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Телесуды – это развлечение или правовой всеобуч?[/i]Владимир ЛАКЕЕВ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– В первую очередь, это возможность заработать деньги. Я имею в виду тех, кто делает эту передачу. Мне рассказывали люди, знакомые с подобными проектами, что никакие жизненные реалии и настоящие случаи в них не отражаются. Все делается по заранее обговоренному сценарию. Однако, с другой стороны, нельзя упускать из виду: от таких передач есть просветительский эффект.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news