Понедельник 17 декабря, 13:12
Туман -15°
Город

В своем праве

Юлиан Семенов (8 октября 1931 — 15 сентября 1993) был создателем особого жанра в советской литературе — интеллектуального детектива. Этот жанр пышно расцвел (и цветет до сих пор) во второй половине девяностых годов. Продолжателями традиций Семенова можно считать не только Александра Проханова и авторов серии издательства «Вече» «Миссия выполнима», но и Виктора Пелевина, Владимира Сорокина и даже Дмитрия Быкова, чей последний роман «Июнь» сделан в стилистике романа Семенова «Бриллианты для диктатуры пролетариата».

Юлиан Семенов прожил не очень долгую, но насыщенную жизнь. По своему происхождению (сын репрессированного большевика) и положению (клан Михалковых) он входил в высший круг советской элиты. Это, а также исключительное трудолюбие, страсть к риску, умение убеждать и добиваться поставленных целей позволило Юлиану Семенову пробить скорлупу неписаных для советских писателей правил, вырваться на оперативный — международный — простор. Здесь его можно сравнить с Евгением Евтушенко, добившимся для себя примерно таких же привилегированных отношений с властью.

Советская элита не была чем-то серым, окостеневшим и однородным. В лучших ее представителях, таких как Юлиан Семенов, неустанно билась мысль, как очеловечить систему, сделать людей свободнее. Героям Юлиана Семенова — журналисту Степанову («Пароль не нужен»), полковнику Костенко («Петровка, 38»), Славину  («ТАСС уполномочен заявить») была чужда амбивалентность характерных литературных героев того времени, они жили, действовали и говорили, как свободные, уверенные в своем праве люди. Таким был (применительно к обстоятельствам) и ставший народным героем Штирлиц-Исаев («Семнадцать мгновений весны»).

Удивительно, но в произведениях Юлиана Семенова 1960–1980-х годов фрагментарно содержалась продуманная концепция, как реформировать социализм: допустить частную собственность в сфере услуг, ослабить ограничения на выезд за границу, модернизировать легкую и пищевую промышленность, решив тем самым проблемы с джинсами, жевательной резинкой, кока-колой и пластинками популярных рок-групп, и только потом, по мере превращения «человека социалистического» в «человека экономического» (как это произошло в Китае), приступить к формированию ответственного и уравновешенного «человека политического». В иные моменты Юлиан Семенов, должно быть, ощущал себя кем-то вроде Штирлица, работающего на тот будущий свободный и процветающий СССР, который он видел в своих мечтах.

Писатель Юлиан Семенов Фото: Владимир Савостьянов / ИТАР-ТАСС

Бешеная работоспособность, ошеломительные по советским понятиям заработки, всенародная популярность сериалов, бесконечные поездки по миру, интервью с запретными, вроде Отто Скорцени, людьми, а главное, раскованность и внутренняя свобода вызывали дикую зависть у коллег-писателей. Юлиана Семенова объявляли то штатным сотрудником КГБ (завербованного и «отмазанного» после трагического происшествия на охоте), то масоном, то шпионом.

За два года жизни после СССР Юлиан Семенов сумел организовать процветающий холдинг — газету «Совершенно секретно», журнал «Детектив и политика», книжное издательство «ДЭМ». У него было много планов и идей. Будучи отважным, рисковым и уверенным в собственной безопасности человеком (всенародная слава, миллионные тиражи, кто посмеет!), он с головой ушел в журналистские расследования. Особый интерес у Юлиана Семенова вызывали «золото партии» и технология мгновенного возникновения баснословных состояний новой российской элиты.

Слухи о преждевременной смерти талантливого, яркого писателя, навсегда «прописавшегося» образом Штирлица в народной памяти, до сих пор ходят самые разные.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER