Четверг 15 ноября, 05:11
Мокрый Снег 0°
Город

Лауреат не из народа

Иван Бунин узнал о присуждении ему Нобелевской премии по литературе 10 ноября 1933 года. На его парижский адрес начали поступать приветственные телеграммы, но в доме писателя не оказалось денег, чтобы платить почтальонам. Видимо, в то время в Европе почтовые расходы относились на счёт получателя, а не отправителя.

В предыдущем году премию получил британский романист Джон Голсуорси, в следующем 1934-м ею удостоят певца романтических отношений и чистой любви итальянца Луиджи Пиранделло. Авторитет Нобелевской премии в двадцатых-тридцатых годах прошлого века был непререкаем. В лауреатах ходили всемирно известные писатели: Киплинг, Метерлинк, Гауптман, Рабиндранат Тагор, Ромен Роллан, Кнут Гамсун, Анатоль Франс, Томас Манн, Синклер Льюис.  Бунин был первым русским автором, удостоенным этой чести. Он описал «нобелевские дни»: волнение, сборы, поездку на поезде по заснеженной Скандинавии, церемонию награждения, как счастливейшие мгновения своей жизни.

Бунин получил высшую литературную награду в переломный для Европы год.  После прихода Гитлера к власти в Германии война становилась делом времени. Выбор лауреата премии по литературе приобретал отчасти футурологический характер. Главным конкурентом эмигранта Бунина считался Максим Горький, окончательно связавший судьбу с развернувшим строительство социализма СССР. Бунин олицетворял Россию, которую «мы потеряли». Новую, рвущую штаны в шаге Россию он ненавидел всеми силами измученной души.  Да, стилист, да, изысканный лирик, да мастер описания тончайших психологических нюансов, но – писатель без будущего, работающий на «архивном», оживляемым лишь литературным талантом материале. Повседневную жизнь русской эмиграции (на конвейерах «Рено», в каменоломнях, таксистами, гувернантками, балалаечниками и певицами в кабаре) описывали другие авторы: Пётр Краснов, Илья Сургучёв, Анатолий Гребенщиков, Гайто Газданов. Бунин парил над грубыми реалиями, вдыхая фантомный аромат «Розы Иерихона».

Вместо поощрения в лице Горького молодой, преобразующей мир силы, единственной, как показало время, способной сокрушить фашизм, культурная предвоенная Европа зарылась носом в «Жизнь Арсеньева», в истлевшие перины «дворянских гнёзд», любовные переживания офицеров, обманутых дамами с «лёгким дыханием».  Обобщённый Запад не отступил от своего (со времён Ледового побоища) принципа: нехотя признавать прошлые (тогда литература, сейчас космос, наука, система образования) достижения России, но при любом раскладе не любить - социалистическую, олигархическую, не важно - Россию в настоящем времени. Что, собственно, мы наблюдаем сейчас.

Из всех лауреатов Нобелевской премии по литературе, сочинявших на русском языке, официально признанным, истинно народным писателем был только Шолохов. Пастернак, Солженицын, Бродский, Алексиевич – победители по «бунинскому» (счёт 5:1) принципу.

В списке кандидатов на премию 1933 года значились не только Бунин и Горький, но и Мережковский со Шмелёвым. Отношение последних двух к СССР мало чем отличалось от бунинского.

Присуждение высшей литературной награды своего времени Ивану Бунину стало подтверждением мирового значения русской литературы и одновременно непреодолимого (даже в ущерб себе) нежелания западной цивилизации признать за Россией право на собственный путь, подсказанный «живым творчеством масс».

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER