Понедельник 22 июля , 17:07
Пасмурно + 26 °
Город

Архитектура движений: Большой театр порадовал москвичей двумя премьерами

В основе бессюжетных балетов находится, как известно, эмоциональный образ вместо образа смыслового
Фото: bolshoi-tickets.ru
В основе бессюжетных балетов находится, как известно, эмоциональный образ вместо образа смыслового
Фото: bolshoi-tickets.ru

В Большом театре состоялись сразу две премьеры балетов мирового репертуара. Это «Артефакт-сюита» Уильяма Форсайта и «Петрушка» Эдварда Клюга, составившие программу Вечера одноактных балетов.

«Артефакт-сюита» — это сокращенная и осовремененная авторская редакция 2004 года первого спектакля Форсайта «Артефакт», созданного им для труппы Франкфуртского балета, которую он возглавлял с 1984 года целых двадцать лет. Своеобразное благодарственное послание Джорджу Баланчину за все, что молодой хореограф узнал, наблюдая за его работой.

В основе бессюжетных балетов находится, как известно, эмоциональный образ вместо образа смыслового. Это не история, воплощенная в танце, а ощущения, чувства, настроения, запечатленные в пластике. У истоков направления стояли  хореографы Михаил Фокин («Шопениана»), Александр Горский (сцена теней в «Баядерке»), Федор Лопухов (танцевальная симфония «Величие мироздания»), Джордж Баланчин («Серенада»), Леонид Якобсон («Хореографические миниатюры»), Касьян Голейзовский («Мимолетности»)...

Форсайт не только уловил эту тенденцию, но развил ее, превратив в настоящий энергетический коктейль из классической и современной пластики, «подсмотренной» у того же Баланчина и придуманной им самим…

В «Артефакт-сюите», этом «балете о балете», хореограф, опираясь на контрапункт музыки Иоганна Себастьяна Баха и Эвы Кроссман-Хехт (концертмейстера Франкфуртского балета),  сформировал эмоциональную пластическую драматургию сопоставления балетных эпох.

Подобно пушкинскому Сальери, Форсайт «дерзнул, в науке искушенный, предаться неге творческой мечты» и стал «поверять алгеброй гармонию» души. Талантливый «разрушитель» классического балета предложил зрителям стать свидетелями его  экзерсисов с линиями и формами тел танцовщиков в пространстве. Вместо эстетики образов и чувств — завораживающая эстетика геометрических линий, что любопытно и несомненно заслуживает внимания. Присущую большинству художественных творений недосказанность Форсайт обозначил падением занавеса в пиковых местах действа, давая зрителю возможность самому додумать финал…  

Звезды Большого театра Ольга Смирнова и Семен Чудин, Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин наполнили сложные форсайтовские дуэты чувством, а кордебалет продемонстрировал редкостную синхронность индивидуальностей.

Теперь о балете Игоря Стравинского «Петрушка», который за сто с лишним лет сохранил магию легенды, но утерял очарование злободневности и новизны. Читать о нем куда интереснее, чем смотреть безуспешные попытки восстановить то, что ушло в вечность вместе с его гениальными создателями.

Однако Эдварду Клюгу удалось, на мой взгляд, вернуть «Петрушке» сценическую жизнь.  И прежде всего благодаря тому, что он выступил в роли хореографа-постановщика,  а не балетмейстера-реставратора, предложив свою версию истории из жизни балаганных кукол, в которой присутствует «любовный треугольник» и кукловод с пляшущими под его управлением марионетками. 

С «Петрушкой» Клюга можно соглашаться или не соглашаться, но балет оригинален в идее («Для кукол — куклы, все — марионетки, театр в театре, сложный сон во сне…»), в трактовке музыки Стравинского, в оформлении спектакля (Марко Япель) и, конечно, в современном хореографическом решении,  придуманном балетмейстером для своих героев — Петрушки (Денис Савин), Балерины (Екатерина Крысанова), Арапа (Антон Савичев), Фокусника (Георгий  Гусев), а также для ансамблевых сцен и массовок, которые мало похожи на русские масленичные гулянья (достаточно вспомнить кустодиевские  зарисовки с натуры знаменитого цикла «Масленица»), но живо смотрятся в предложенных хореографом обстоятельствах.

Вечер одноактных балетов в Большом театре, судя по благодарным аплодисментам зрителей, удался. Он показал, что Уильяма Форсайта и Эдварда Клюга, художников разного мироощущения и разного творческого  кредо, объединяет поиск в хореографии своего смысла, телесного и духовного, на основе классики — поиск весьма перспективный и успешный.

Напомним, что ученик Троицкой детской школы искусств примет участие в XIX Международном конкурсе юных музыкантов «Щелкунчик», который организуют с 4 по 11 декабря в столице.

В основе бессюжетных балетов находится, как известно, эмоциональный образ вместо образа смыслового
Фото: bolshoi-tickets.ru

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER