Вторник 11 декабря, 12:12
Небольшой Снегопад + 1°
Город

Как московские волонтеры спасают людей: спецрепортаж корреспондента «ВМ»

В деле поиска пропавшего первые часы решающие
Фото: Дмитрий Кем
В деле поиска пропавшего первые часы решающие
Фото: Дмитрий Кем
5 декабря отмечается Национальный день добровольцев. К этой дате в Москве со 2 по 5 декабря проходит форум волонтеров, в котором принимают участие более 20 тысяч человек со всего мира. «ВМ» подготовила специальный репортаж об одном из направлений добровольчества в сфере общественной безопасности — поиске пропавших людей. Рассказываем о том, как активные горожане спасают людей, потерявшихся на улицах столицы.

Я не люблю вечерние смс. Они редко приносят хорошие вести. Так и в этот вечер вторника. От сотрудника полиции приходит короткое сообщение: «В Москве пропал мальчик, 10 лет». И точка.

Первые часы

Наверное, уже каждый знает — из фильмов и телешоу, что в деле поиска пропавшего первые часы решающие. В деле поиска ребенка эти часы имеют особенное значение. Потерявшийся малыш в большом городе легко теряет координацию, может замерзнуть, попасть под автомобиль. Опасность таится буквально за каждым углом. Нам, взрослым, наверное, сложно это оценить. Однако... Далеко не все истории поисков заканчиваются счастливым финалом.

Пока кто-то проводит вечера у компьютера или телевизора, я занимаюсь поиском пропавших детей. Почти пять лет кряду.

Огромная часть работы, которая является фундаментом любого успешного поиска, проделывается еще до выезда.

Первое. Нужно собрать опросный лист. Это файл, в котором содержится вся информация о пропавшем малыше: его приметы, одежда, обстоятельства пропажи, друзья и все, что может понадобиться при поиске. Это существенно облегчает работу волонтеров, не нужно рыться в разрозненных записях и тратить бесценные минуты.

Второй шаг — подготовка ориентировки. Яркая картинка с красной рамкой, внутри которой фотография пропавшего, его имя, фамилия, возраст, приметы и телефоны, по которым могут связаться с полицией или волонтерами те, кто видел пропавшего. После того как ориентировка готова, мы размещаем ее в социальных сетях и распечатываем на принтере. Этим экземплярам предстоит появиться на столбах, заборах, досках объявлений в зоне поиска. Вот теперь можно и выезжать.

Все равно добровольцев слишком мало. Так всегда. Даже если соберется сотня, что бывает раз в десятилетие, и то будет не хватать рук. На фото старший координатор отряда Денис Павлов Фото: https://vk.com/poisk_msk

Итак. Пропавший малыш — 10-летний Рома. Он вышел из дома около 11 часов дня. И, как говорят обычно после этого, «не вернулся». Самые страшные слова для родителей и родных ребенка. Никогда не думаешь, что это может случиться с тобой, твоей семьей или твоими близкими. Это как с тяжелой болезнью. Всегда кажется: я не заболею. Но одно неловкое движение взрослого, и вот малыш отстал в толпе на городском празднике. Куда бежать и что делать? Не каждый знает, хотя нужно бы.

Во время поиска главное — не поддаваться эмоциям. Они только мешают. Нужны спокойствие и твердый рассудок. А 10-летнему Роме сейчас очень нужна моя помощь. Он в опасности. Гдето один. В темнеющем огромном мегаполисе.

Дело стремительно близится к ночи.

Друзья-волонтеры уже побеседовали с мамой мальчика. С собой у него нет ни телефона, ни денег, ни проездного билета. Ситуация непростая.

Еще и потому, что у Ромы — психическое заболевание. Действия мальчика непредсказуемы.

Сегодня я — координатор. От меня зависят оперативность, слаженность и четкость работы волонтеров. Подъезжаем к Марьино. Связываюсь с сотрудником полиции из местного ОВД, чтобы уточнить, какая помощь необходима.

— Нужны люди на патруль торговых центров, в которых может быть Рома, — говорит мне оперуполномоченный Елена Сергеевна.

— Принято, подъезжаем, постараемся перекрыть все точки, — отвечаю я.

Быстрые решения

Быть координатором — огромная ответственность. Конечно, если брать сугубо закон — волонтеры ответственности не несут ни перед кем. То есть, проще говоря, если мы не успеем найти ребенка, нам за это не будет ничего.

Только закон морали превыше любого государственного закона. И вот по закону морали ни один из нас, волонтеров, не сможет спокойно спать, зная, что сделал недостаточно для спасения человека.

Не все поиски бывают успешными. Некоторых пропавших не находят вовсе. Других — находят__ мертвыми. Такие ситуации каждый волонтер переживает по-разному. Одни берут отгул на работе, вторые стараются выплакать боль. Но я не знаю ни одного волонтера, который мог бы пережить это спокойно.

Марьино — вот мы и на месте. С волонтерамипоисковиками встречаемся у входа в один из торговых центров. Люди приходят, постепенно, парами и по одному. Но все равно добровольцев слишком мало. Так всегда. Даже если соберется сотня, что бывает раз в десятилетие, и то будет не хватать рук.

Время терять нельзя. Прибывших сразу направляю на ту или иную задачу.

— Дима, проверь здесь ресторанный дворик.

Элина — отправляйся в торговый центр, Лена, вот тебе ориентировки, размести на столбах, — говорю волонтерам.

Ребята разъезжаются по точкам. Приходит еще один волонтер — Денис. С ним мы отправляемся прочесывать торговые точки рядом с метро.

— Давай разделимся, — предлагает он. — Я пойду по этой стороне, а ты по другой.

Идея хорошая. Соглашаюсь.

— Встретимся у входа в сетевой продуктовый, — добавляю я.

Двадцать минут. Мы прочесали 20 торговых точек. Ромы нет нигде.

Невидимые помощники

Поиск на местности — это только половина работы, которую проводят волонтеры. Кроме тех, кто ищет на улице, есть еще те, кто помогает из дома. У них свои задачи. Пока мы искали мальчика в районе, другие добровольцы распространяли ориентировку в социальных сетях. Таких людей называют «невидимыми помощниками» — корпоративный жаргон, можно сказать.

Волонтер Ирина Чевыкалова на поиске ребенка Фото: Дмитрий Кем

Когда я почти добралась до места встречи с Денисом, мне перезвонила «невидимый помощник» Ирина.

— Марьяна, мне сейчас написала знакомая, которая увидела ориентировку, и говорит, что Рома до 18 часов был у нее в гостях, — передает Ира. — А потом он ушел от них и сказал, что пойдет за вкусняшками.

— Нужны телефон и адрес этой женщины, — быстро говорю я.

Это зацепка. Первая стоящая за два часа поисковых работ. Набираю сотрудника полиции Елену Сергеевну. Она тоже не сидит без дел. Несмотря на то что ее рабочий день закончен уже давно, она в продуктовом магазине просматривает запись с видеокамер вместе с охраной. Именно здесь Рому видели днем — в последний раз.

— У нас есть свидетельское показание, — сообщаю я полученную нами информацию. — Сейчас пришлю вам номер свидетеля.

Полученную от «невидимого помощника» смс отправляю сотруднице полиции. В моем сердце теплится надежда. Поиск может быть близок к завершению.

Пройти по следам

Свидетельские показания при поиске — один из важнейших ориентиров. По точному адресу дома, указанному свидетелем времени, полицейские смогли отследить, куда направился Рома. Я с Денисом тоже прибыла на место.

— Надо обойти дома и детские площадки, — говорю я. — Вот там отдыхает компания шумная, возможно, они видели Рому.

Двое мужчин и женщина выпивают неподалеку от детской площадки. Они пребывают в том дружелюбном расположении духа, когда кажется, что помочь можешь всем. Это хорошее настроение для нас — теперь мы знаем все места тусовок подростков в окрестных дворах. Направляемся к дому, который указала свидетель.

Оглядываемся по сторонам, разыскивая табличку с адресом. И вдруг мимо проносится мальчонка... Буквально краем глаза я успеваю заметить темную куртку, шапку с полосками, серые кроссовки. Я это описание уже видела — в ориентировке! Не может быть, неужели Рома? А почему бежит и оглядывается? — Денис, вон он, бежим! — мы бросаемся в погоню.

Рома бежит быстро, вероятно, испуган. А мы слишком промедлили, опознавая в темноте ребенка. Можем и вовсе его упустить. К счастью, навстречу выходит волонтер Дима — опытный поисковик. Он моментально оценивают ситуацию и успевает схватить мальчонку за капюшон.

Через минуту подбегают трое прохожих.

— Это мы спугнули его, — говорит девушка. — К нам подходила волонтер, показывала ориентировку. Мы решили проверить, не того ли мальчонку видели на площадке. А он нас увидел и побежал.

— Да, выбежал прямо на нас, — улыбаюсь я.

Конечно, улыбаюсь с облегчением. Потому что ребенок — найден, жив, его мама сегодня будет самым счастливым человеком — сын в безопасности и дома.

Эйфория

Рома — первый ребенок, которого я нашла сама. Обычно я помогаю удаленно, а на улице ищут другие. Поэтому для меня эта история — событие вселенского масштаба. Никогда не забуду эти испуганные глаза, обветренные губы и полосатую шапчонку. Время на часах — 22:00.

— Елена Сергеевна, мы его нашли, — сообщаю я полицейскому. Рада, что могу принести ей добрую весть.

— Сейчас отправлю патруль, они его заберут в отдел, — говорит сотрудник полиции. Через пять минут полицейские прибыли на место. А мы отправляемся в машину к Денису — греться.

— Не каждый день мимо нас потеряшки пробегают, — вдруг выпаливает Денис.

Счастливые волонтеры греются в машине после успешного завершения поиска Ромы Фото: https://vk.com/poisk_msk

Эпилог

Любая история — это только часть правды, ее половина. Потому что сложно подобрать слова, чтобы описать эмоции, которые тебя обуревают, сложно передать все объективно, сложно описать каждый шаг. Однако и эта частичка правды крайне важна. Людям свойственно забывать, что мир не крутится вокруг них, что случаются беды, что окружающим часто бывает нужна помощь. И оказать ее можем мы, обычные люди.

Волонтерство — это не про способ провести свободное время. Наверное, это прозвучит слишком пафосно, но это свойство души человека. Его характер.

В этот раз мне повезло. И я буду вспоминать этот удачный поиск при следующем. Чтобы не сдаваться и идти вперед.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ПРОПАЛ ЧЕЛОВЕК

— Обратитесь в полицию лично или позвонив по номеру 112. Сделайте это сразу.

— Обзвоните друзей и знакомых пропавшего.

— Запросите распечатку звонков у сотового оператора, если номер оформлен на вас.

— Если пропал ребенок, оповестите классного руководителя и родителей одноклассников.

— Обратитесь к волонтерам.

— Позвоните в Бюро регистрации несчастных случаев.

СЛОВАРЬ ВОЛОНТЕРА

ПСР — поисково-спасательные работы.

Бегунок — ребенок, самовольно ушедший из дома.

Потеряшка — пропавший человек.

Груз 200, двухсотый, подснежник — погибший человек.

Зеленка — поиск в лесной местности.

Опер — оперативный сотрудник, занимающийся розыском пропавшего.

Координатор — человек, который координирует работу волонтеров на поиске.

Инфорг — информационный координатор, помогающий на поиске удаленно.

Обучалка — мероприятие по обучению волонтеров технике поиска пропавших.

БРНС — Бюро регистрации несчастных случаев.

Биллинг — получение информации о местонахождении человека по номеру телефона.

Опросник — опросный лист волонтерского отряда, содержащий в себе всю информацию о пропавшем.

Ориентировка — картинка размера А4 с фотографией, ФИО, приметами и обстоятельствами пропажи человека.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Дмитрий Пичугин, начальник 8-го отдела Московского уголовного розыска:

— Потеря ребенка — это всегда экстренная ситуация. Поэтому как только поступает заявление о пропаже ребенка, все силы поднимаются по тревоге. Кстати, заявление о пропаже человека можно подать сразу. Не нужно ждать трое суток, такого правила нет и никогда не было. Большинство пропавших детей — те, кто ушел из дома или детского учреждения самовольно.

В деле поиска пропавшего первые часы решающие
Фото: Дмитрий Кем
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER