Вторник 11 декабря, 12:12
Небольшой Снегопад + 1°
Город

«Вечерняя Москва» на протяжении 95 лет остается верна своим традициям

Патриарший мост. Старейший сотрудник «Вечерней Москвы» Татьяна Харламова (справа) рассказывает юнкору Ильяне Андреевой о Москве своей юности
Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"
Патриарший мост. Старейший сотрудник «Вечерней Москвы» Татьяна Харламова (справа) рассказывает юнкору Ильяне Андреевой о Москве своей юности
Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"
В преддверии юбилея газеты юные корреспонденты «Вечерней Москвы», ученики школы-студии «Новый фейерверк», отправились в путешествие по декабрьской столице вместе со старейшим сотрудником редакции — Татьяной Николаевной Харламовой, которая работает в газете уже почти 60 лет. Их беседа — о том, какой была Москва в те годы, о чем писала наша газета и каким традициям осталась верна.

Нас четверо в такси, не считая водителя. Мы — это юные корреспонденты «Вечерней Москвы» Ильяна Андреева и Глеб Бугров, фотограф Наталья Феоктистова и старейший сотрудник газеты (58 лет в родной редакции!) Татьяна Николаевна Харламова. Мы отправляемся в путешествие — по столице, вспоминая, какой она была, размышляя о ее настоящем и представляя, какой она будет спустя какое-то время.

Газета — и так было всегда — объединяет поколения. Вот и нас, юнкоров, представителей поколения Z, «цифровых людей», привыкших видеть улицы города в неоновых вывесках, а в метро пользоваться Wi-Fi, она свела с Татьяной Николаевной, которая начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году! У нас в руках — телефоны и планшеты. А у Татьяны Николаевны, когда она только-только пришла в редакцию, были ручка и блокнот. За эти годы Москва сильно изменилась — выросли новые здания, открылись новые станции, по улицам пошли электробусы… И лишь одно осталось неизменным. Все эти годы газета «Вечерняя Москва», которой сегодня исполняется 95 лет, освещает жизнь города.

Татьяна Николаевна начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Окна под самой крышей

— В «Вечерку» я пришла в 1960-м, сразу после МГУ. Тогда редакция сидела на Чистых прудах.

Как мне нравилось пройтись пешком по Кировской, ныне Мясницкой, до метро «Площадь Дзержинского», которая сейчас называется «Лубянка» к Детскому миру! — вспоминает Татьяна Николаевна. — Для меня до сих пор Чистые пруды — место, где всегда можно встретиться с друзьями на свежем воздухе, купить в ближайшем кафе ароматный кофе. Я никогда не замечала здания вокруг, деревья закрывали жилые дома. Можно было посидеть на скамеечке и посмотреть на воду, подумать о чем-то.

Вот и сейчас, выйдя из машины, мы засмотрелись на пруд, который за несколько морозных дней успел покрыться льдом. Пройдет какое-то время и прямо на застывшей глади пруда откроется каток — один из старейших и живописнейших катков Москвы.

— Мое первое место работы в «Вечерней Москве» — отдел информации, — начинает рассказ Татьяна Николаевна. — Первые шаги, первые заметки и... первые ошибки — все началось здесь.

Сейчас по адресу «Чистопрудный бульвар, дом 8» расположен банк, а в 1950-х годах здесь размещалась редакция «Вечерней Москвы» Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Табличка с адресом гласит: «Чистопрудный бульвар, дом 8», а вывеска на доме сообщает, что сейчас здесь расположен банк. Но именно в этом массивном светлом здании, стоящем чуть в глубине, в 1950-х годах в числе прочих изданий разместилась редакция городской газеты «Вечерняя Москва».

— Редакция находилась на последнем, шестом, этаже, — Татьяна Николаевна указывает нам на окна под самой крышей. — У нас было много отраслевых отделов: науки, промышленности, информации, спорта, сатиры и юмора. «Вечерка» в те годы была очень популярна. Свежий номер разлетался почти мгновенно.

— Газета находила отклик у читателей, приходила куча писем. Некоторые москвичи часто звонили по телефону, чтобы лично поговорить с журналистами, хотя в те времена это было довольно непросто — телефоны были не в каждой квартире, — при этих словах мы украдкой смотрим на наши мобильники, понимая, что и журналистам в те времена, чтобы найти новости, приходилось немало побегать, а Татьяна Николаевна продолжает: — Обратная связь всегда была очень важна для сотрудников «Вечерней Москвы». Сейчас в редакцию тоже много пишут — просят дать совет, решить проблему. Это отличительная особенность «Вечерки».

Журналистское любопытство

Следующий пункт нашего путешествия — парк «Зарядье». На карте столицы он появился чуть больше года назад на месте заброшенного пустыря, уродовавшего вид на Кремль. До этого здесь была «Россия» — одна из самых известных советских гостиниц. А еще раньше — старый московский квартал. Вот то место, где понастоящему чувствуешь происходящие в городе перемены.

Несмотря на ранний час и — прямо скажем — хороший морозец, в парке многолюдно. Зимнее одеяние парку к лицу. Татьяна Николаевна рассматривает незнакомое для нее место с неподдельным интересом — много лет не бывала в этих краях. Когда была в последний раз, разговор о сносе гостиницы «Россия» даже не шел.

Следующий пункт нашего путешествия — парк «Зарядье» Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— Я тогда уже перешла в международный отдел «Вечерки», — рассказывает она. — В Москве проходили Дни Варшавы, меня и еще двух московских журналистов из разных газет прикомандировали к польским коллегам, приехавшим освещать это большое мероприятие. Наш пресс-центр находился, конечно же, в «России». С этой группой мы объездили почти всю столицу: предприятия, театры, музеи, исторические места… В гостиницу ездила как на работу, в редакции даже не появлялась. Было сложно, чего скрывать — весь день по Москве гуля- ешь, а потом сразу материал писать: где побывали, какие впечатления у зарубежных коллег. Интернета тогда просто не существовало, был только телефон в нашем пресс-центре. Звонила машинисткам, и они под диктовку набирали статью. Иногда минут десять-пятнадцать занимало, а если день насыщенный был, то приходилось и по полчаса текст наговаривать.

Впрочем, вспоминает Татьяна Николаевна, снос гостиницы ее не огорчил, да и островок российской природы в центре столицы, укрытый снежным одеялом, ей по душе. И здесь, как и раньше, полно иностранцев — краем уха улавливаем в паре метров от нас английскую речь.

Увидев церковь Зачатия праведной Анны, что в Углу, одну из старейших московских приходских церквей, расположенную в Зарядье, Татьяна Николаевна расплывается в улыбке.

Церковь Зачатия Анны, что в Углу Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— А я про реставрацию храмов около «России» в «Вечерке» писала, — говорит она. — Растянулась эта реставрация на несколько лет.

Церковь Зачатия Анны — одна из «точек интереса». Тогда восстанавливали и внутренние помещения, и внешнюю отделку. Когда я готовила свой репортаж, работы шли у церкви Георгия Победоносца на Варварке. Технику сюда особо не подгонишь, да и дело кропотливое, требующее хирургической точности. Поэтому все работы проводились вручную.

Из-за этого церковь, хотя тогда не писали «церковь» — писали «образец древнерусской архитектуры», обнесли строительными лесами. Ну и я из журналистского любопытства на них, конечно, забралась. На самый верх! До сих пор помню, как мостки подо мной скрипели и прогибались. Страшно было очень, но виду не подавала — сама же залезла! Статью мою опубликовали, даже отметили. И только спустя какоето время я узнала, что главному редактору газеты за нее сильно досталось.

Вечное и незыблемое

Мороз начинает покусывать за руки и уши, пробирается под куртки.

— Ну все, едем дальше! — командует Татьяна Николаевна, пожалев нас. Мы спешим к нашей машине времени — ожидающему неподалеку такси, которое принимает нас в теплые объятия. Правда, ехать нам совсем недалеко — до храма Христа Спасителя.

Нам, молодым, он всегда представлялся как нечто вечное и незыблемое. Когда мы родились, главный православный храм столицы уже заново построили. Он с достоинством возвышается над Москвойрекой. А вот Татьяна Николаевна помнит и другое: в ее студенческие годы на месте храма был обнесенный забором котлован, для строительства Дома Советов. Позже, когда стало понятно, что эту «стройку века» завершить не получится, на пустыре появился самый большой в Советском Союзе — и один из крупнейших в мире — открытый плавательный бассейн «Москва».

В девяностые ребром встал вопрос о восстановлении храма: проводили опросы горожан, чуть ли не до всенародного голосования дело дошло Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— Мне было уже лет тридцать пять, когда я пристрастилась к плаванию в бассейне, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Как и многие мои знакомые, приходила сюда каждую неделю, даже зимой: вода была теплая, а над ее поверхностью лениво поднималась «воздушная подушка» — слой горячего воздуха.

Так что даже в мороз можно было посещать «Москву», не боясь простуд. Я ходила в спортивную зону для активного плавания, но были там и зоны для тех, кто пришел не заниматься, а просто побарахтаться в свое удовольствие.

А потом, в девяностые, ребром встал вопрос о восстановлении храма: проводили опросы горожан, чуть ли не до всенародного голосования дело дошло. В итоге большинство поддержало идею убрать «Москву» и заново отстроить храм Христа Спасителя.

— Мы тогда много об этом писали. И, по-моему, правильно решили москвичи: посмотрите, сколько людей со всей России и из других стран приезжают посмотреть на храм! — продолжает наш гид и наставник. — А поехал бы кто в Москву исключительно ради бассейна? Сомневаюсь… Вид с пешеходного Патриаршего моста, который соединяет территорию храма и Пречистенскую, Берсеневскую и Якиманскую набережные, — потрясающий! Татьяна Николаевна поглядывает на нас с улыбкой: ей приятно открывать для нас, юнкоров, свои любимые места для прогулок по городу. Здесь по одну руку — Кремль, будто игрушечный городок, присыпанный свежим снегом, словно сахарной пудрой; по другую — десятки лет вызывающий споры церетелевский исполин Петр, застывший у пристани. Под мостом ранние льдины, наползая друг на друга, рисуют на темной воде ломаную мозаику, готовую в любой момент расступиться перед очередным речным судном. А затем вновь, как по волшебству, собираются в сложный геометрический узор. Ну а мы отправляемся дальше.

Главные стройки

Проезжая по проспекту Вернадского, в окно можно увидеть Воробьевы горы, припорошенные ослепительно белым снегом. Так и хочется, предварительно утеплившись, съехать по ним на лыжах, почувствовать ветер в ушах. Но сейчас наш следующий пункт не Ленгоры, как их по привычке называет Татьяна Николаевна, а стадион «Лужники».

Стадион «Лужники» был открыт в 1956 году футбольным матчем между сборными РСФСР и КНР Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— Был 55-й год, я только поступила в университет, и нас, молодежь, часто отправляли на субботники. «Лужники» были одной из главных городских строек тогда. Стадион только готовился к открытию, и мы помогали привести его в порядок: чистили дорожки, просеивали песок. А в 1956 году стадион был открыт футбольным матчем между сборными РСФСР и КНР.

Мы выходим на смотровую площадку МГУ, чтобы насладиться видом и на стадион, и на «Москву-Сити», и на саму Москву. Молча любуемся городом, а краем уха слушаем экскурсовода, который ведет очередную группу туристов по столичным достопримечательностям. Девушка, постоянно поправляя микрофон, рассказывает о чемпионате мира по футболу, который прошел этим летом.

Мы перемещаемся к Главному зданию МГУ, в окнах которого отражается солнце, посылая нам солнечных зайчиков. От этого начинают слезиться глаза, а Татьяна Николаевна, шутя, говорит: — Надо вам такие же кепки, как у меня, носить. Теплая, удобная, и солнце не слепит.

Не можем с ней не согласиться. Но мы немного отвлеклись.

— Когда в МГУ завершались последние отделочные работы, а в актовом зале выкладывали мозаичное панно, я пришла сюда на экскурсию вместе с родителями, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Я была еще школьницей, даже не думала, кем хочу быть, и тем более не думала о том, куда буду поступать. Но когда пришло время — поступила в МГУ, о котором одним из самых ярких воспоминаний так и осталось — как я иду по главному зданию главного вуза нашей страны, а все вокруг такое красивое и новое, а потолки невероятно светлые и высокие.

О том, как шло строительство Главного здания МГУ, москвичи читали в «Вечерней Москве» Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

О том, как шло строительство, москвичи, естественно, читали в своей любимой газете — «Вечерняя Москва» не могла обойти вниманием такое событие. Поэтому когда появилась возможность увидеть это своими глазами, родители Татьяны Николаевны обрадовались.

— Вуз открылся только во второй половине 1953 года, а я там побывала зимой. Экскурсии устраивались для московских организаций, и родители взяли меня с собой, — говорит она.

Кстати, традиция проводить экскурсии по важным строительным объектам в столице была возрождена в 2013 году. Их организует Департамент строительства Москвы. Посмотреть изнутри на то, что происходит за забором, увидеть на дно котлована, всегда интересно. Еще любопытнее — спуститься под землю: москвичи получили возможность побывать на еще строящихся станциях Московского метрополитена. Ведь сегодня — это главная стройка столицы.

Газета — и так было всегда — объединяет поколения Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Так и будет

Наше путешествие близится к концу. Мы выдвигаемся в обратный путь, который пролегает по Бульварному кольцу, и из окон такси разглядываем, как неторопливо наряжается город к новогодним праздникам. На Тверском совсем скоро появятся световые арки, площадки для выставок и рождественские городки, лианами оплетут деревья светодиодные огни… Предвкушение! Сейчас именно оно охватило весь город.

— Мне очень нравится, как преображаются бульвары зимой, — говорит Татьяна Николаевна. — Во времена моей молодости, конечно же, столицу тоже украшали, готовили праздничное освещение, открывали катки. Но это было, конечно, по-другому, скромнее, проще. А теперь будто попадаешь в свою личную, добрую сказку. Появился какой-то шарм у улиц — это как запах елки и мандаринов, салат оливье и «Ирония судьбы» по телевизору. Гуляешь по бульварам и чувствуешь, что праздник не где-то далеко, а близко-близко, только руку протяни. И об этом тоже напишет «Вечерка»!

Патриарший мост. Старейший сотрудник «Вечерней Москвы» Татьяна Харламова (справа) рассказывает юнкору Ильяне Андреевой о Москве своей юности
Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER