Воскресенье 26 мая, 01:05
Дождь + 16°
Город

Взгляд за кулисы: как корреспондент «ВМ» покоряла театральную сцену

Все-таки правду говорят, что театр — это своеобразный наркотик
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Все-таки правду говорят, что театр — это своеобразный наркотик
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Наверняка каждый хоть раз мечтал побыть актером театра, кино или хотя бы на минутку попасть в экран телевизора. Мне повезло побывать в актерской шкуре, потому что почти шесть лет жизни я отдала учебе в тульском филиале Московского государственного университета культуры и искусства, где приходилось выходить на сцену в студенческих спектаклях.

С той поры уже прошло несколько лет. Но все-таки правду говорят, что театр — это своеобразный наркотик. Ломка по сцене нет-нет, да и проскальзывает. Спасение ищу в качестве зрителя. Но ведь пить чай вприглядку все равно самообман, хочется-то сахара вприкуску. Вот потому и родилась у меня идея напроситься на репетицию в театр, чтобы размять закостенелые навыки актерской игры.

Раз спектакль о жизни бедного провинциального театра, то гример запросто может в целях экономии быть и костюмером Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

За спрос не бьют

Честно скажу, хоть профессия журналиста и убивает всякую застенчивость, поиски подходящей роли все-равно заставляют мои ладони потеть. Боязно приставать с такой глупостью к мэтрам сцены. Засмеют. Да и есть ли у них время возиться со взбалмошной девчонкой? Однако упрямство пересиливает стеснение. Ищу среди своих контактов руководителя пресс-службы театра «Луны» Александра Ондара.

— Саша, можно ли договориться об эпизодической роли для меня в одном из спектаклей? — почти не веря в удачу, спрашиваю я.— У меня есть актерский опыт, вести себя на сцене умею. Дайте хоть роль куста или дерева — уже буду счастлива.

В трубке секундное замешательство сменяется коротким «Попробую что-нибудь придумать». Меня прошибает озноб от мысли, что удастся выйти на сцену популярного столичного театра. А вдруг не выйдет? Мучительные минуты ожидания провожу как на иголках. К счастью, Александр не мучает меня слишком долго.

— Есть у меня одна идея. Сегодня играем спектакль «Антракт» — о провинциальном театре. Актеры соберутся на репетицию, и мы попробуем вас ввести в постановку, — предлагает он. — Вы в роли костюмерши, выбегаете на сцену, когда у одной из актрис возникает проблема с платьем.

С радостью соглашаюсь на встречу вечером.

Специально для корреспондента "ВМ" придумали роль, которой не было в сценарии Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

Алтарь Мельпомены

К назначенному времени подхожу к служебному входу. Неподалеку от него уже курят артисты, которые сегодня станут моими партнерами. Подойти к ним сама без Александра не решаюсь. В голове не укладывается, как это он так быстро уладил вопрос. Но оказалось, что известные и любимые публикой актеры лишены всякого пафоса. Они с радостью приняли меня в свой круг.

— Это про вас, значит, Александр нам рассказывал. Очень приятно, — с улыбкой протягивает руку артист и режиссер Владимир Тягичев. — Позже расскажу, какова у вас роль. А пока что идите в костюмерную.

Прохожу в театр. Здание огромное, пятиэтажное. Костюмерная занимает сразу несколько комнат. В каждой есть свои хозяйки, которые следят за порядком: отпаривают платья, пришивают пуговицы, готовят костюмы к каждому выступлению. Спрашиваю сотрудницу по имени Ирина, можно ли меня перевоплотить в костюмершу.

— А вам ничего не нужно, мы обычно так в джинсах и ходим. Только свитер снимите. В костюмерной от раскаленных утюгов всегда жарко, — рассказывает она.

Отвечаю, что в этом случае сцена получится слишком пикантной — под свитером у меня нет майки.

— Ну, тогда подберите что-нибудь подходящее, — разрешает Ирина.

Прохожу мимо вешалок. На первый взгляд кажется, что костюмы висят беспорядочно: мужские рядом с женскими, разные эпохи вперемешку без какой-либо системы. Оказывается, что логика все-таки есть. Просто рядом висят костюмы из одного спектакля, чтобы актеры сразу могли переодеться. Достаточно увидеть хоть одно платье из спектакля и тут же находится одежда остальных персонажей.

Нужную футболку отыскать непросто. То размер не тот, то вид не устраивает. В итоге решаю свитер не снимать, а надеть поверх него фартук. Как раз на глаза попадается чудесный белый кожаный передник. Но вот незадача, на карманах крепко приклеены ножницы и расчески.

— Это уже гример, а не костюмер, — разводит руками Вика.

Парирую ей, что раз спектакль о жизни бедного провинциального театра, то гример запросто может в целях экономии быть и костюмером. Аргумент засчитан. Для полного антуража решено сменить модные ботинки на видавшие виды резиновые сланцы.

Гримеры и костюмеры всегда выбегают с ошарашенными глазами Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

— Гримеры и костюмеры всегда выбегают с ошарашенными глазами, они вечно решают сразу множество задач, потому такой вид, — учит меня Ирина, пока переобуваюсь.

Пытаюсь войти в образ и изображаю, будто меня отвлекли от важной работы. Ирина осталась довольна моим артистическим даром. Заглянувший к нам Александр Ондар окидывает меня оценивающим взглядом и замечает, что на шее должна висеть измерительная лента, а в руки нужно дать большую иголку с ниткой. Костюмерши снабжают меня целым сундуком со швейными принадлежностями. Велят засунуть его под мышку. Наконец-то мы остались довольны созданным образом. Можно идти на сцену.

Минута славы

Артисты прогоняют спектакль на Малой сцене, где позже и покажут его перед зрителями.

— Специально для вас мы придумали роль, которой нет в сценарии, — объясняет Владимир Тягичев.

Задачу ставит на первый взгляд несложную. Выйти вместе с ним на определенную реплику партнерши. Кинуться застегивать заевшую молнию у актрисы. Тем временем на сцене остальные актеры продолжат развивать действие.

— А когда Анфиса (актриса Ирина Чипиженко) пожалуется на то, что костюмы стирают раз в пять лет, отвечайте, что мыться надо чаще, — посвятил меня в замысел Тягичев.

Новость о том, что можно будет произнести даже несколько слов, очень меня обрадовала. Такого щедрого подарка я не ожидала. Равно, как и того, что ввод моего персонажа станет таким стремительным. Я-то рассчитывала на несколько прогонов, пробы, поиски правильной мизансцены и интонации. Но актеры и так пошли мне на уступку. Поэтому из благодарности к ним я задалась целью сделать все с первого раза максимально правильно. Так, как будто передо мной сидит зритель, не прощающий ошибки.

Еще несколько секунд борьбы — и упрямая застежка покоряется мне Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

И вот моя минута славы. Вместе с Владимиром мы проходим за кулисы и ждем, пока актрисы подойдут к сигнальной реплике. Сердце в груди колотится. Про себя на всякий случай повторяю текст, чтобы не запнуться, когда подойдет моя очередь говорить. Только бы не перепутать и не струсить. Вроде не должна, я же не в первый раз на сцене. Но мандраж не покидает. Вот она, нужная нам реплика. Владимир уверено шагает на сцену царственной походкой. Стараюсь вальяжно и со знанием дела подойти к Ольге (актрисе Надежде Луцкой), чтобы застегнуть непослушную молнию. А та будто тоже вжилась в роль и не застегивается ни в какую. Лихорадочно думаю, как бы не сломать ее совсем, отличный же будет дебют — с испорченным костюмом. Еще несколько секунд борьбы — и упрямая застежка покоряется мне. Пора произносить заготовленную фразу. Произношу ее со всем артистизмом, на какой только способна и, кажется, справляюсь неплохо. Мандраж сменяется чувством удовлетворения от выполненной задачи. Эго мое удовлетворено.

— А вы ничего, молодец, — хвалит Владимир, и актрисы соглашаются с ним. — К зрителям, конечно, не выведем, рановато пока. Но нам понравился ваш персонаж, может быть, действительно используем его в спектакле.

Принимаю поздравления актеров с гордостью. Моя мечта исполнилась и вроде даже университетские знания наконец-то пригодились. Буду ли и дальше пробовать в свободное время играть где-нибудь в любительском театре или сниматься в телепередачах — не знаю. Но совершенно точно пойду в выходные в театр. Хотя бы в качестве зрителя.

Все-таки правду говорят, что театр — это своеобразный наркотик
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER