Город

Праздник Москвы-реки: какой она станет в ближайшем будущем

Теплоход Валерий Брюсов в парке Музеон, Москва-река
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя МОсква
Теплоход Валерий Брюсов в парке Музеон, Москва-река
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя МОсква
День рек отмечается во всем мире 14 марта. Главная водная артерия столицы давно перестала выполнять свою транспортную функцию и все больше становится украшением города. Когда ее набережные будут полностью благоустроены, Москва-река станет местом притяжения москвичей и туристов.

Еще с VIII века, когда вдоль Москвы начали появляться первые славянские поселения, река воспринималась исключительно как транспортная артерия.

— Как в любых речных городах, в том числе и европейских, Москва-река долгое время не воспринималась как какой-то визуальный объект и уж тем более набережная, — рассказал москвовед Музея Москвы Денис Ромодин. — Долгие века она была судоходной.

Впрочем, даже это основополагающее назначение существенно осложняли природные особенности. Поскольку зимой река замерзала, а летом сильно пересыхала, местному населению нужно было успеть перевезти грузы в весеннее время сразу после ледохода. В Средние века ребром стоял вопрос обводнения реки.

В весенний период Москва доставляла городу массу неудобств. Постоянные паводки подтапливали те места, которые сейчас называются Замоскворечьем, Дорогомиловом и Крымской набережной.

— А Лужники — место, которое, по сути, и называется «лужей», — попросту были огромным полем, которое мало того что постоянно оказывалось затопленным, так еще и не просыхало все лето, — добавляет Ромодин. — Все это приносило городу существенные потери.

В мутной воде

С развитием судов и усложнением их конструкции река Москва стала приносить все больше и больше проблем. В засушливое лето город страдал от того, что оказывался буквально перекрытым для транспорта. А поскольку Москва является притоком Оки, которая, в свою очередь, впадает в Волгу, нетрудно представить, насколько значимым был этот торговый путь.

— В конце XIX века добавилась экологическая проблема, — утверждает Ромодин. — Вдоль реки стали появляться первые фабрики. Последствия тех времен мы испытываем до сих пор: долина Москвы ниже по течению у Котельнической набережной и Краснохолмского моста, а иногда и выше, у района Пресни, — это промышленные территории. Кроме Кремлевской и Софийской набережных, до XX века красивых визуальных пространств вдоль реки, как, скажем, в Петербурге, не было. Да особо никто благоустройством и не занимался. Разве что в XIX веке облагородили территорию Зарядья. Остальные же берега оставались либо дикими, либо застроенными фабриками.

Такой потребительский подход к реке не мог не сказаться на экологии. В конце концов власти приняли решение в приказном порядке обязать фабрикантов начать очистку воды и перестать сбрасывать промышленные отходы в Москву.

— Стоит отметить, что сегодня ситуация с экологией реки несравнимо лучше, — считает москвовед.

Канал

Проект строительства водоотводного канала, который решил бы проблему с затоплением прибрежных территорий и хотя бы временно облегчил ситуацию во время паводка, возник уже в XVIII веке. Он был проложен в 1783–1786 годах вдоль излучины реки около Кремля. Несколько позже, в 1836–1837 годах, для повышения уровня воды были построены Бабьегородская плотина и Краснохолмский шлюз. В итоге водоотводный канал также стал судоходным.

— Более или менее к реке стали присматриваться только в начале XX века, — рассказывает Ромодин. — Появлялись даже планы по благоустройству прибрежной территории. Но реализовать их помешала революция. Когда в 1930-е годы возник план реконструкции Москвы — сталинский генплан, было решено построить Канал имени Москвы и сделать Москву портом пяти морей. В 1937 году канал удалось ввести в эксплуатацию.

Н.Маковский. «Замоскворечье». 1873 год Фото: Картина Н. Маковского (1873)

Но и тогда река воспринималась только как транспортно-транзитная часть, в том числе и как маршрут для автомобильного движения.

— Вдоль Москвы решили проложить крупные транспортные, а не пешеходные набережные, что отличало столицу от других речных городов, — говорит москвовед. — Единственное место, которое было пригодным для прогулок, — Пушкинская набережная в районе Парка Горького.

Адаптация для пешеходов

В 1930-е годы Москва-река получила новые громадные двухуровневые мосты. Эти махины, честно говоря, с пешеходной точки зрения оставались не очень удобными. Пока что все усилия отдавались именно масштабу, а не уютному содержанию.

— Реконструкция Москвы 1930–1950 годов дала нам Фрунзенскую набережную — один из красивейших районов города XX века, — утверждает Ромодин. — Кроме того, благоустройство Лужников и создание спортивного центра превратило Воробьевы горы в уютную прогулочную зону. Впрочем, до сих пор основная часть реки — либо проезжие трассы, либо промышленные зоны. Это наследство, с которым мы активно пытаемся бороться.

Приближенный к современному облик Москва начала принимать в годы перестройки. Архитектурные конкурсы, которые сейчас активно проводятся правительством, — это, по мнению москвоведа, попытки вписать реку в жизнь города уже не только с точки зрения функционала, но и в плане визуального ландшафта.

— Это акватория, которая и попадает на туристические фотографии, и создает общее впечатление приезжих о столице, — считает эксперт. — Однако как бы красиво она ни выглядела, прогулка по, скажем, Кремлевской набережной до сих пор остается выбором экстремала.

Европейский пример

Несмотря на развитие технологий и транспортного сообщения, реки в крупных городах были и остаются важнейшей составляющей.

— Посмотрите на тот же Рейн в Германии, который проходит через крупные города и сохраняет все свои позиции в плане грузового и пассажирского судоходства, — объясняет Ромодин. — Да, надо все-таки понимать, насколько для Москвы рентабельно, чтобы баржи с гравием проходили мимо Кремля. Но с другой стороны, это тоже определенный колорит. Кроме того, пассажирское движение на всех крупных реках имеет большие перспективы. Москва-река удобно перерезает город и могла бы служить дополнительной артерией не только для туристических судов, но и для регулярного сообщения.

Планов громадье

В большинстве крупных мегаполисов приняты или уже воплощаются в жизнь комплексные проекты благоустройства набережных. Они есть в Нью-Йорке, Берлине, Шанхае, Париже, Лондоне. Свой проект — Концепция градостроительного развития территорий, которые прилегают к Москве-реке, — есть и у столицы. Документ рассчитан до 2035 года. Среди тенденций — комплексное развитие набережных. Ведь они становятся частью городской среды, где горожане проводят свой досуг. Ко многим набережным, которые раньше были закрыты высокими заборами, промзонами, автомобильными дорогами, постепенно открывается доступ для жителей столицы. Здесь сосредотачиваются благоустроенные зоны отдыха, пляжи, мосты, экологические тропы, аттракционы, пункты проката инвентаря, мобильные библиотеки, обзорные площадки с красивыми видами для фотосъемки.

Большие навесы, крытые павильоны, пункты обогрева — использование таких элементов, по словам столичных архитекторов, делают набережные всесезонными.

— Мостки, ступени, различные виды спусков — сегодня приветствуются любые форматы, которые позволяют горожанам спуститься к берегу, прикоснуться к воде, — отмечает архитектор Дмитрий Селивохин.

Сохранение естественного берега — это та тенденция, которую учитывают архитекторы при преображении береговых линий. Там, где это сделать невозможно, где набережная закована в камень, приходится использовать различные приемы, которые позволяют добиться эффекта близости к воде.

К примеру, устанавливаются понтонные бассейны, водные аттракционы, фонтаны. Все это отвлекает внимание от реки. В качестве альтернативных вариантов архитекторы предлагают запуск лодочных станций с пунктами проката, организацию новых причалов, откуда можно отправиться в путешествие по городу. Прогуляться вдоль береговой линии водоема можно и по экологическим тропам.

— Это тот вариант, который также создает эффект близости к воде, — пояснил Дмитрий Селивохин.

Сегодня в столице приведены в порядок десятки километров набережных. Новый облик уже получили Строгинская, Лужнецкая, Крымская, Москворецкая набережные. В планах города — создание парков у воды, строительство набережных на месте промзон. Одна из них — набережная Марка Шагала на территории бывшей промзоны ЗИЛ — протянется на 3,8 километра.

Одной из точек притяжения, согласно планам застройщика, станет круглогодичный бассейн диаметром 25 метров. Его установят на воде, в старом русле Москвы-реки.

— На наших глазах неэффективные промзоны уходят в прошлое, Москва получает новые центры притяжения с современными кварталами, «умным» производством и зонами отдыха, — отметил руководитель Департамента градостроительной политики Москвы Сергей Левкин.

В ближайшие годы в столице для комфортных прогулок, отдыха, развлечений обустроят еще 70 километров береговых линий. Обновление, в частности, проведут на Симоновской и Филевской набережных, Соболевом ручье (улица Живописная), затоне Новинки (ЗИЛ). Всего же в проработке находится порядка 150 километров набережных.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы: 

— На протяжении многих лет территории у Москвы-реки оставались заброшенными или неэффективно использовались. Сейчас запущена программа по вовлечению этих участков в активную городскую жизнь. Уже в ближайшие годы горожане и гости столицы увидят ее результаты.

Теплоход Валерий Брюсов в парке Музеон, Москва-река
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя МОсква

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER