Книжная полка столицы

Культура

[b]Стены, которые мы строимЭдуард Шеварднадзе. Когда рухнул железный занавес. – М.: «Европа», 2009.[/b]Метаморфозы политика за период его карьеры всегда интересны. Особенно, если это долгая карьера, да еще в эпоху перемен. Проследить такую карьеру, рассказанную самим политиком, вы имеете возможность, прочитав книгу воспоминаний Эдуарда Шеварднадзе.С самого начала он говорит, что постарается быть объективным. С самого начала становится ясно, что это некая прощальная книга, в которой он постарался расставить точки над «i» и даже написал завещание потомкам. Но вот непредвзятости не получилось. Он опять спорит, опять обвиняет во всем Россию, чем вызывает недоумение даже у своего преемника на посту главы Министерства иностранных дел Александра Бессмертных, написавшего предисловие к книге.Тем не менее можно только поблагодарить издательство «Европа» и Глеба Павловского за то, что книга издана в нашей стране. Врага, даже внутреннего, надо знать в лицо. Особенно перевертыша. Ведь Шеварднадзе не всегда был таким. Ведь он действительно много сделал на международном поприще. И при всех его отрицательных качествах — это выдающийся политик. Да, его рассуждения зачастую субъективны.Но он приоткрывает завесу тайной жизни сильных мира сего, о которой мы либо ничего не знаем, либо знаем очень мало. Особенно, если это касается современной истории. Нашей истории и жизни.Жесткий коммунистический лидер союзной Грузии, один из тех, кто умел угождать и был на хорошем счету у Брежнева, в конце 1980-х вдруг становится одним из главных демократов в горбачевском Политбюро, активным сторонником союза с США и поборником объединения Германии. Более того, он постоянно говорит о дружбе с теми политическими лидерами, кого еще недавно считал противниками. Что это? Прозрение, тонкий политический рассчет или нечто иное? Честен ли он? Не очередная ли это уловка? Шевардназде обещает «не приукрашивать» себя и в очередной раз обманывает, выставляя себя чуть ли не двигателем перестройки. Впрочем, это спорная заслуга. Но оказывается, если бы Горбачев слушал его и Александра Яковлева, все могло бы быть значительно лучше. Это личные амбиции Горбачева привели к ГКЧП и развалу СССР. Вот такие выводы навязывает нам Эдуард Амвросьевич. И временами создается впечатление, что он и сам в это верит. О собственных ошибках при этом он стыдливо умалчивает. Или их не было? Конечно, мы будем с ним спорить. Но для этого надо как минимум прочитать то, что он написал.[b]Лучше один раз увидеть…Визуальный словарь: русский, английский, французский, немецкий, испанский. – М., РИПОЛ классик. – 2010 г.[/b]Скажем без обиняков: очень полезная книга… и очень обидная. Поясним про «полезную» на простом примере.Вы покупаете некий образчик бытовой техники. Разумеется, импортный и, естественно, до предела насыщенный электроникой. Вы открываете инструкцию по эксплуатации, и через секунду ваше лицо искажает гримаса злобного недоумения. Кто писал? Кто писавшего русскому языку учил? Склонения, спряжения отсутствуют начисто, синтаксис – бред, орфография – кошмар. Но пыхтеть нечего, надо разбираться, и вы начинаете колдовать над кнопками, тщетно пытаясь понять, что означают надписи на них. Знакомая картина, не правда ли? Вот тут-то и поможет визуальный словарь: находите раздел «Бытовая техника», затем – изображение конкретного прибора, а там напротив каждой кнопки – на пяти языках, как называется. Фу, разобрались! Вообще визуальный словарь как таковой – не наше изобретение. Мы все больше в силу слова верим. Оттого, наверное, и к комиксам отношение у россиян более чем прохладное.На Западе – не то и не так. Там в основе всего – здоровый прагматизм. «Увидел – прочитал», по их мнению, куда лучше, чем «прочитал – представил», потому как представить можно не то и не так. Отсюда популярность словаря во всем мире и тираж более 30 миллионов. Закономерно и впечатляет.А теперь почему словарь этот – книга «обидная». Потому что разрушает мифы, которыми все мы кормимся. Опять же – пример. Открываем страницу 700, а их в словаре больше тысячи, чтобы увидеть изображение спутника и прочитать «спутник-sputnik» + французско-немецко-испанскую версии. И что обнаруживаем? «Спутник-satellitesatelliteSatellit-satelite». Вот так! И – как же так? Нас же учили, нам же объясняли, что после запуска СССР первого спутника весь мир… ну, и так далее. Оказывается, ничего подобного. Ну не обидно? И очень захотелось вернуть былую гордость за великий и могучий, вновь почувствовать себя глобалистом, так сказать, гражданином мира.Искать пришлось долго. В «млекопитающих», «метеорологии», «офисе», «органах чувств», еще в десятках разделов и среди сотен картинок с обозначениями. И поиски завершились удачей! Пожалуйста: раздел «питание», подраздел «продукты из злаков», подподраздел «хлеб». Ну, догадались? Итак: «русский ржаной хлеб-Russian black bread-pain noir russe-russischer Pumpernickel-pan negro ruso». Ну, слава богу! Кое-что можем.[b]Куба далеко. Куба рядом!Рукопожатие. Российско-кубинский альманах. – М., ИД «Вся жизнь». – 2010 г.[/b]Двадцать, тридцать, сорок лет назад мы знали о Кубе гораздо больше, чем знаем сейчас. Знали о барбудос – легендарных партизанах-бородачах.Знали, что трудно там, но они держатся! И понимали, что они лучше нас, ведь они верят в светлое будущее социализма, а мы уже устали верить. И потому, например, когда проходила по спортивной дорожке кубинская делегация, стадион взрывался такими же громкими аплодисментами, какими встречал своих… Прошло двадцать, тридцать, сорок лет. И мы открываем кубинско-российский альманах «Рукопожатие» с неким удивлением, а прочитав, удивляемся еще больше. Проза: о детях-чернобыльцах, которые проходили реабилитацию на Острове свободы. А мы и не знали. Поэзия… а ведь хорошие стихи! И наши – о Кубе, и кубинцев – о нас, но больше о себе, о мире, о будущем. А мы в будущее особо не заглядываем. Не потому, что боимся, – просто не радует.

Google newsYandex newsYandex dzen