В Москве открылась выставка лучших авторских кукол страны

Культура

ЕСЛИ каждый из нас родом из детства, то для мастеров-кукольников это справедливо в квадрате. Даже в кубе. Ведь что такое авторская кукла, как не маленькая скульптурка – объемный человечек, рождающийся в муках, проживающий свою собственную жизнь и подчас заслуживающий право на непростой характер.– Сколько себя помню, постоянно мастерю куклы, – рассказывает возле своей работы «Райская птичка» московский художник Наталья Лопусова-Томская. – После десятого класса мама за ручку отвела меня в Театр кукол, и там без разговоров приняли на службу. Два года по восемь часов в день «ваяла» театральных кукол с подвижными суставами. Потом поступила в Текстильный институт, сменила область творчества, вышла замуж…Но про кукол не забывала, хотя делала их только для себя. И уже в 1990-е годы вдруг обнаружила, что, оказывается, появились целые галереи, вокруг которых объединились кукольники. С тех пор куклы снова моя радость и… мой заработок! Заработок, добавим в скобках, достойный. Конкретные цифры, конечно, называть никто не спешит. Но, применив известную настойчивость, удается узнать: за «Райскую птичку» из папье-маше с отлитыми из фарфора головой и руками-крыльями покупатель готов отдать сумму, исчисляемую пятью знаками (и отнюдь не в рублях).– И куда же она так стремится? – спрашиваю Наталью Юрьевну, глядя на возвышенную и одновременно легкомысленную особу, окруженную облаком невесомого оперения.– Кто знает… Эта штучка непростая! Уже в процессе работы я поняла: вместо серьезной винтажной виньетки получается птаха-вертихвостка. У нее вообще-то самое длинное перо из попы должно торчать, да я его вынула. Надо вернуть на место, а то еще обидится… – автор лезет в дамскую сумочку и пускается в рассказы на излюбленную кукольниками тему о самостоятельных жизненных сюжетах, которые проживают творения помимо воли творцов.– Однажды я мастерила новую куклу из запекаемого материала, – подхватывает Анна Чуланова. – А поскольку я мастер начинающий, работала возле обычной кухонной духовки. Пыталась добиться от «новорожденной» кокетливого взгляда. Та ни в какую не соглашалась! Перепробовав десяток вариантов, я плюнула и без изысков сделала прямо сидящие глаза. Наутро посмотрела на куклу: батюшки, а она ведь глядит как раз так, как мне хотелось!Наутро посмотрела на куклу: батюшки, а она ведь глядит как раз так, как мне хотелось!Сейчас Чуланова работает в основном тоже со старым добрым папье-маше. На выставку авторской художественной куклы «Прогулки во времени» из Тольятти, где живет художница, приехали две ее провокационные работы. Первая живописует 13-е путешествие Мойдодыра и являет миру уса-того персонажа почтенных лет в одеяниях из свиной и козьей кожи, куда-то несущегося сломя голову на самоходной ванне. Вокруг – свита прилипчивых троллей, самозабвенно трущихся возле господского тела. «Царепупики», – лаконично комментирует Анна.– Позвольте, но до сих пор мы были наслышаны всего лишь об одном путешествии Мойдодыра, – пытаюсь обратиться к литературным первоисточникам. – А как же еще одиннадцать?!– Секрет. Вообще-то мой Мойдодыр – вряд ли герой Чуковского, скорее его дедушка или даже еще более древний предок.– А оба глаза-то у него почему на один бок головы съехали?!– Да потому что он – человек-камбала!Есть у Чулановой еще один знаковый рыбий образ. Какой именно, ясно из названия второй работы: «Портрет неизвестной с любимым котом и селедкой в волосах».Но в нем меня зацепил не кот, не селедка и даже не поворотная рамка возле головы, превращающая даму в портрет ее самой. Настоящей фишкой здесь служат потайные чуланчики с малюсенькими дверцами прямо в кукольном теле. Один секрет пока пуст. Во втором – паспорт куклы. Открываете третий – и прямо в груди обнаруживаете миниатюрное зеркальце. «Заглянешь в сердце – там отразишься», – показалось, доносится шепот с витринной стойки. Или не показалось?[b]Выставка открыта до 4 апреля ежедневно, с 12 до 19 час.Адрес: Б. Овчинниковский пер., 24, стр. 4, 2-й этаж.[/b]

Google newsYandex newsYandex dzen