Воскресенье 18 августа , 14:08
Пасмурно + 22 °
Город

Светлана Захарова: Ничего общего между мной и Коко Шанель нет. В этом и искусство

Человек, который один раз заинтересовался балетом, которому повезло попасть на красивый качественный спектакль, влюбится раз и навсегда, считает Светлана Захарова
Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»
Человек, который один раз заинтересовался балетом, которому повезло попасть на красивый качественный спектакль, влюбится раз и навсегда, считает Светлана Захарова
Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

22 и 23 июня на Исторической сцене Большого театра состоится мировая премьера новой программы Светланы Захаровой, состоящей из балетов «Как дыхание» и «Gabrielle Chanel». Корреспондент «Вечерней Москвы» побывала на технической репетиции спектакля и пообщалась с главной примой страны о моде, русских традициях и преданности профессии.

— Светлана Юрьевна, как появилась идея поставить балет о жизни Габриэль Шанель?

— Поначалу это просто были мысли. Уже три года у нас идет спектакль Amore, который с огромным успехом побывал во многих странах мира. Но я привыкла постоянно радовать поклонников балета чем-то новеньким. Однажды мой продюсер Юрий Баранов подошел ко мне и спросил: «А что ты думаешь о Шанель?». Как только я услышала эту фамилию, стала одержимой: этот образ, эта великая женщина, изменившая понятие моды, стиля, свободы. Все это не выходило из головы.

— Долго вживались в образ?

— Прочитала много, изучила ее автобиографию, посмотрела всевозможные фильмы, даже побывала в квартире Шанель в Париже. Не могу сказать, что эта мадемуазель далась мне легко. Работа над образом, размышления о ее чувствах продолжаются до сих пор.

Техническая репетиция спектакля о жизни Габриэль Шанель Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

— Увидели что-то особенное?

— Пожалуй, ее любовь к России. Она была очень общительная, добрая, дружила с Сергеем Дягилевым, очень помогала «Русским сезонам», любила русский балет, русских людей, обожала русских манекенщиц. Женщины-аристократки, которые вынуждены были покинуть нашу страну, работали у нее, создавали невероятно красивые вещи. И моя задача сейчас — станцевать образ со всеми ее эмоциями, борьбой и, как мне кажется, с ее одиночеством. Это маленькая женщина, которая была над всеми.

— Как вам кажется, есть у вас что-то общее с мадемуазель?

— Однозначно нет. Потому и интересно. Я буду полностью перевоплощаться. Я не старалась даже соединять наши характеры. Наоборот — это поиск. Шанель оказалась достаточно закрытым человеком. Она хотела оставить после себя тот образ, который сама и придумала. При всей царственности и характере она была очень трогательной, сентиментальной, ранимой. Но ей хватало сил, она выкарабкивалась из ситуаций. Но я — это я, а Шанель — это Шанель.

Техническая репетиция спектакля о жизни Габриэль Шанель Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

— Флакончик духов в гримерке поставите для вдохновения?

— Обязательно! Более того, надену ее знаменитые юбочки, жакеты, шляпки, всю эту бижутерию. И, конечно, будет маленькое черное платье! Мы покажем все образы, которые она создавала. Это будет дружба балета и моды. При том, что сцена — не подиум, мы все-таки сделаем спектакль.

— Удобно ли танцевать в таких стилизованных костюмах? Это ведь не традиционная балетная пачка...

— Все костюмы шили в Большом театре. Наши мастера работали по эскизам, которые представил модный дом. Поэтому каждая деталь полностью адаптирована к движению. Спектакль тяжелый, насыщенный, за кулисами я успеваю разве что сменить наряд. 

— Кстати, а вы следите за модой?

— Не сказала бы. Я люблю, чтобы одежда была элегантной и удобной.

— Каков, на ваш взгляд, зритель балета?

— Балет был и остается для его любителей. Это элитарное искусство. Но человек, который один раз заинтересовался балетом, которому повезло попасть на красивый качественный спектакль, влюбится раз и навсегда.

Работа над образом, размышления о чувствах Шанель продолжаются до сих пор, отметила Светлана Захарова Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

— Вы — прима не только Большого, но и миланского театра «Ла Скала». Действительно ли балетные школы столь различны, как говорят?

— Даже в России — в Москве и Санкт-Петербурге — школы отличаются. Движения одни и те же, но стили совершенно разные, как отличаются по духу и настроению сами города. В Москве другая динамика, энергия, другой ритм жизни. Что уж говорить о Европе. Но где лучше — судить не мне.

— И что вам ближе?

— Все-таки российский подход. Русские танцуют душой. Не могу сказать, что французы или итальянцы танцуют только ногами. Стараются все. Но просто я, как профессионал, не зная имени, смогу отличить русского танцора от европейца или американца. Возможно, зрителя захватит исполнение, либо он останется равнодушным. Но это отличие я вижу сразу. 

— Редкие минуты свободного времени чему посвящаете?

— Свободного времени нет вообще! Это или примерка костюмов, проверка текста, фотографий и буклетов, или общение с прессой. Вся моя жизнь — вокруг работы. Главное — пережить этот период с хорошим настроением!

Читайте также: Театр «Балет Москва» приглашает горожан на юбилей

Человек, который один раз заинтересовался балетом, которому повезло попасть на красивый качественный спектакль, влюбится раз и навсегда, считает Светлана Захарова
Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER