Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Академик РАМН Вячеслав Таболин: Реформа может уничтожить нашу педиатрию

Общество
Академик РАМН Вячеслав Таболин: Реформа может уничтожить нашу педиатрию

[i]Вот-вот развернется реформа отечественного здравоохранения, долго вынашивавшаяся в недрах Минэкономразвития, Минфина и Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Как это поможет улучшить охрану здоровья детей? Станем ли мы, наконец, нацией, где подрастает сильное и здоровое новое поколение? Об этом я говорил с заведующим кафедрой детских болезней Российского государственного медицинского университета, академиком РАМН Вячеславом ТАБОЛИНЫМ.[/i][b]– Недавно мир облетела сенсационная весть: в США, в Чикаго, сумели выходить и уже выписали из лечебного центра девочку, которая родилась на 14 недель раньше положенного срока и весила всего 227 граммов. В комментарии одного российского телеканала утверждалось, что и наши врачи постоянно выхаживают таких детей, что в этом, мол, нет ничего особенного. Вячеслав Александрович, у нас действительно могут выхаживать таких детей?[/b]– Эти утверждения – беспардонная ложь, простите за резкость. В США действуют 30 центров, в которых созданы столь совершенные условия, что недоношенный ребенок как бы продолжает внутриутробное развитие. У нас же в стране просто нет денег на покупку такого центра.[b]– Есть ли надежда, что эта проблема будет решена благодаря начинающейся реформе нашего здравоохранения?[/b]– Не думаю. Реформу готовили не медики, а экономисты и финансисты, организаторы здравоохранения. И, судя по опубликованным материалам, там просматривается совсем другая задача – сэкономить или, так сказать, «рациональнее расходовать» бюджетные средства. Предусмотрено, что такие-то медицинские учреждения станут финансироваться из федерального бюджета, другие – из бюджетов субъектов Федерации, третьи – из муниципального бюджета. А что могут дать региональные бюджеты, мы знаем. В большинстве своем очень мало. Это видно хотя бы на примере замены денежными выплатами льгот пенсионерам. В Москве проезд на городском транспорте, к счастью, остается бесплатным.[b]– Но нынешняя система здравоохранения, в частности, детского, все же нуждается в совершенствовании.[/b]– Безусловно. Вот строки из Пояснительной записки к Концепции государственной политики в области охраны здоровья детей в РФ: «Состояние здоровья детей в современной России оценивается как критическое. По данным Всероссийской диспансеризации детей (2002 год), лишь каждый третий обследованный ребенок признан здоровым». Сами понимаете, перемены необходимы. Но у меня такое впечатление, что люди, готовившие реформу, действуют под лозунгом: давайте все разрушим, а потом увидим, что делать дальше. Такой подход приведет к катастрофе.[b]– Прежде этого не случалось?[/b]– Непродуманные реформы случались. Мой учитель, замечательный педиатр, академик Георгий Несторович Сперанский еще в 1909 году впервые в мире создал в России детские консультации. Для детей до трех лет. В 1966 году их закрыли. Произошло это так. Кто-то из членов тогдашнего руководства ЦК КПСС удивился, что к его внукам двух и семи лет приходят разные врачи.Как это? К детям должен приходить один врач, иначе – просто расточительно! Закрыли консультации, но вскоре поняли, что совершили глупость. Малышей может лечить далеко не всякий врач, а лишь обладающий различными специфическими знаниями и умением. Так что система, созданная в нашей стране, имеет множество преимуществ.Сейчас пытаются делать упор по западному образцу на семейных врачей. Врачи общей практики, мол, будут лечить всех – от новорожденных до стариков. Но за границей такой врач действует как консультант: болит у ребенка ухо – дает направление к отоларингологу, глаза не в порядке – идите к окулисту, что-то еще – к кардиологу, гастроэнтерологу и т.д. У него с этими узкими специалистами договор, а вы только готовьте денежки.И что хорошего можно ждать, если врач общей практики боится новорожденного ребенка даже на руки взять?! Наш же педиатр не только консультирует, а и лечит. Расскажу такую историю. Мой ученик профессор Юрий Михайлович Белозеров из Института педиатрии и детской хирургии поехал в США. В приемное отделение одного из госпиталей на его глазах привезли ребенка со всеми внешними признаками порока сердца. И вот врачи ждут, пока будут сделаны все обследования. А Белозеров подходит к ребенку, слушает его и говорит, что здесь такой-то порок сердца. Американские коллеги: ха-ха-ха, с этой-то трубочкой пытается диагноз устанавливать! А сделали ЭКГ и другие обследования, и диагноз подтвердился.Когда привезли второго ребенка, и к нему снова подошел Белозеров, хихикали уже далеко не все. Потом привезли ребенка, нуждающегося в немедленном врачебном вмешательстве. Ждать, пока проведут все необходимые обследования, было рискованно, ребенок мог погибнуть. Белозеров поставил диагноз, и стало ясно, как больного стабилизировать. Американцы окружили Юрия Михайловича и стали интересоваться, как он это делает.[b]– Юрий Белозеров все-таки не рядовой врач, а профессор, талантливый человек. А рядовых врачей вы так же обучаете?[/b]– У нас достаточно высокий уровень подготовки. Недавно с тем, как мы учим, приезжали знакомиться американцы. У них говорят, что на подготовку врачей-педиатров в России отводится мало учебных часов. Они любят считать часы. Тщательно подсчитали, и что у нас? Оказалось, даже нам на удивление, что всего-то по одному из курсов не хватило двух часов. Должен сказать, если бы дело было в 1989 году, то еще больше часов недосчитались бы: много времени тогда отводилось истории КПСС, научному коммунизму и т.д. Но это в прошлом. А сейчас мы вынуждены констатировать, что изменение системы медицинского обслуживания населения повлечет за собой и изменение системы подготовки кадров, и многое другое. При этом совсем не очевидно, что охрана здоровья детей улучшится. У нас не хватает современного оборудования, новых медикаментов, а на их приобретение качественного увеличения средств не намечается. Я уже говорил о нехватке денег, например, на центры выхаживания недоношенных детей, хотя бы на один.[b]– Но, кажется, министр здравоохранения и социального развития недавно говорил, что денег здравоохранению вполне достаточно...[/b]– Вообще я считаю, что создание нового единого министерства – здравоохранения и социального развития – стало ударом по медицине, ведь в результате потеряна вертикаль профессионального управления здравоохранением. Между тем, по справке Счетной палаты, 80 процентов медицинского оборудования в стране пришло в негодность. Добавлю: современного оборудования катастрофически не хватает. И совершенно не ясно, как реформа будет способствовать решению возникающих в связи с этим проблем.Во всем мире признаны достижения нашей педиатрической школы. А теперь мы готовы отказаться от них, перестроив все по зарубежному образцу, не умея или не желая просчитать, к чему приведет реформа.Да, реформа необходима. Но какая? В этом году в России прошли три крупных педиатрических конгресса. К сожалению, все ограничилось разговорами, обсуждениями. Не так давно проблемам педиатрии была посвящена юбилейная сессия общего собрания Российской академии медицинских наук. Ожидали обстоятельного доклада министра, а он поздравил общими словами и уехал, перепоручив своему заместителю делать доклад «Здоровье детей России как приоритетная задача национальной политики». На этот доклад в программе было отведено вдвое больше времени, чем на большинство других выступлений. Увы... Многие вопросы остались непроясненными.Я говорил и не устаю повторять: задуманная реформа может привести к ликвидации современной педиатрии, а это катастрофа.

Подкасты