Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

РАЗВЕДЧИКИ ЗОН БЕДЫ

Общество

[i]На рубеже веков хирургия обогащается новыми, словно сошедшими со страниц фантастических романов, приемами оперирования и диагностики, необычной техникой. Об этом наш корреспондент беседует с главным хирургом Минздрава РФ, директором Института хирургии имени А. В. Вишневского, академиком РАМН [b]Владимиром ФЕДОРОВЫМ[/b].[/i]— Совсем недавно в нашем институте опробовали необычную систему визуальной диагностики заболеваний желудка и кишечника, — начал рассказ академик. — Пациент проглатывает микрокапсулу, в которую вмонтирована цветная видеокамера. Этот своеобразный разведчик продвигается по пищеварительному тракту долгие часы. Все, что он «видит» на своем пути, передается в регистрирующее устройство, прикрепленное на поясе пациента. Исследование продолжается 8 часов, и полученные сведения анализируются на компьютере.Видеокапсула «просматривает» весь пищеварительный тракт, но особенно ценна информация из тонкой кишки, куда невозможно проникнуть эндоскопом. Теперь хирурги получили ценнейшую возможность рано обнаруживать опухоли и кровотечения в той зоне кишечника, которая до сих пор была недоступна глазу врача. Такая диагностика помогает раньше провести хирургическое лечение и улучшить его прогноз.В Москве видеокапсулой владеет не только наш институт, но и другие крупные лечебные учреждения, в частности, городская клиническая больница имени С. П. Боткина.[b]— Сердечно-сосудистые заболевания, как известно, являются причиной более половины смертей. Враг номер один — атеросклероз. Из-за атеросклеротических отложений сосуды суживаются, ломаются, закупориваются — отсюда и катастрофы. Можно ли както «ремонтировать» сосуды, чтобы они служили дольше? [/b]— Можно. Хирурги производят их реконструкцию, протезирование и даже чистят скальпелем. Очень перспективное направление — рентгеноэндоваскулярная хирургия. Врач проникает внутрь сосуда, не делая большого разреза тканей, а через прокол.С помощью специального устройства он подходит к месту закупорки или сужения сосуда и расширяет его.Все свои действия хирург контролирует по рентгеновскому изображению на экране монитора. Метод щадящий и весьма эффективный. Его активно используют для внутрисосудистого протезирования. Сетчатый металлический протез — стент — вводят в сосуд и устанавливают в месте сужения. Так удается восстановить кровоток и в коронарных сосудах, питающих сердце, и в артериях, ответственных за снабжение кровью мозга, и в почечных артериях, а также в сосудах ног.Недавно отечественными инженерами и врачами создан нитиноловый эндопротез, который по конструкции и биологическим свойствам превосходит многие зарубежные аналоги. Наш институт участвовал в его разработке, испытаниях и внедрении в практику десяти российских клиник — в Ижевске, Рязани, Н. Новгороде, Красноярске… Опыт всех клиник показал, что отечественный протез хорошо защищает сосуды от повторного сужения.[b]— Кстати, о Красноярске. С сибирскими медиками у вас давнее сотрудничество. Совместная работа по изучению отечественного стента отмечена Европейским обществом интервенционной радиологии первой премией CIRSE за 2002 год.[/b]— Да, это приятное событие, и мы рады, что наши научные контакты с коллегами из Сибири плодотворны. Однако пример с Красноярском свидетельствует и о другой тенденции, которую иначе как печальной не назовешь. Красноярск сам предложил и взял на себя экспериментальную часть изучения отечественного эндопротеза. Мы этого сделать не смогли — по финансовым причинам. Наш институт, входящий в состав Российской академии медицинских наук, оказался не в силах оплатить исследование… Горько признавать такой факт, но он не единичен. Некоторые медицинские учреждения в регионах более состоятельны, чем федеральные научные институты. В этом я убеждался не однажды, поскольку много езжу по стране. На мой взгляд, так сказываются недостаточное внимание к науке, бедность финансирования. К счастью, научные центры в Москве еще сохраняют интеллектуальный потенциал, и поучиться, получить методическую помощь специалисты регионов по-прежнему приезжают к нам.[b]— А что из новейших медицинских технологий представляет особый интерес для хирургов? [/b]— Год назад у нас в институте хирурги начали применять лазерный прибор для удаления множественных новообразований в легком. Благодаря точечному попаданию луча в опухоль окружающие ткани повреждаются мало. Во время операции удается быстро и тщательно остановить кровотечение.Представьте, что в легком множество маленьких опухолей — до ста и более. Что делали в таких случаях? Удаляли орган частично или полностью. Теперь операция стала бережной: хирург извлекает опухоли, сохраняя легкое. Этот лазерный прибор создан в Германии, используется пока лишь в двух-трех медицинских центрах мира. В России мы осваиваем его первыми. Оценив достоинства нового метода, провели в Москве симпозиум для хирургов из разных городов России. Показали прибор в действии, рекомендовали его для закупки и распространения.[b]— В последние годы заметно обогащается диагностическая база лечебных учреждений. Какие новые возможности открываются в связи с этим перед хирургами? [/b]— Прежде всего сказал бы о таком емком информационном методе, как магнитно-резонансная томография. Ее предшественница — компьютерная томография — уже хорошо известна и не один год успешно используется в клиниках не только Москвы. Правда, новый диагностический комплекс пока является достоянием лишь крупных научных медицинских учреждений. Благодаря ему мы имеем возможность получать уникальные сведения о различных системах организма без малейшей травмы. Так, не вводя контрастное вещество, можем отчетливо видеть всю сеть внутрипеченочных протоков, строение поджелудочной железы, можем достаточно легко дифференцировать опухоли и камни.— Печень долгое время считалась неприкосновенным органом. Сейчас ее не только оперируют, но и трансплантируют. Хирурги стали смелее, мастерство их растет… — Пять лет назад в России было лишь пять-шесть клиник, где оперировали на печени, теперь их вдвое больше. Специалисты для профилированных центров обучаются в Москве, овладевая новыми способами хирургических вмешательств на этом очень сложном органе. Как раз сейчас наш институт, тоже впервые в России, начал применять новый аппарат, созданный в США, для бережного удаления опухолей печени любого размера. Принцип его работы — воздействие радиочастотными волнами. Специальной иголкой хирург обкалывает опухоль и выделяет ее, не повреждая окружающие ткани. Аппарат имеет надежную систему для остановки кровотечения. Учитывая, что печень очень «кровавый» орган, новая методика позволяет избежать большой кровопотери.Убедившись в эффективности аппарата, мы передали его в Онкологический научный центр для накопления опыта. Будем рекомендовать новинку хирургическим отделениям, где оперируют на печени.[b]— Когда в конце 80-х годов у нас стали создавать службу медицины катастроф, именно на Институт хирургии возложили такую задачу. Служба была организована. Она оперативно действовала при многих техногенных и природных катастрофах — землетрясении в Армении, железнодорожной аварии в Уфе и др.Опыт накоплен бесценный! Как используется он теперь, когда наша жизнь полна трагических событий? [/b]— Хотя сейчас институт отошел от организационных функций в медицине катастроф, мы по-прежнему готовы в любую минуту прийти на помощь, в какой бы форме она ни потребовалась. И сделаем все быстро и на самом высоком уровне.Столичному здравоохранению дано редкостное преимущество: медицинская наука совсем рядом, как говорится, только руку протяни и воспользуйся ее новейшими достижениями. Городские лечебные учреждения всегда были сильны именно контактами с научно-исследовательскими институтами, кафедрами вузов. Известный постулат «практика бедна без науки, а наука мертва без практики» и сегодня актуален. Может быть, даже больше, чем вчера. Во все времена беда объединяла людей. Сегодня у нас немало бед. Общими силами справиться с ними всегда и легче, и надежнее. Этому учит опыт жизни.[b]P.S. [/b][i]Завтра академику Владимиру Дмитриевичу Федорову исполняется 70 лет. Редакция «ВМ» от всей души поздравляет юбиляра.[/i]

Подкасты