НОВЫИ ЛИК ЕКАТЕРИНИНСКОЙ КЛИНИКИ

Новости

[i]Несколько необычное слово МОНИКИ расшифровывается просто — Московский областной научно-исследовательский клинический институт. Областной-то он областной, но в некоторых отношениях имеет значение общероссийское. И даже международное. Уж не оттого ли, что расположен на улице Щепкина — в самом центре Москвы?! Обо всем этом я недавно беседовал с его директором — заслуженным деятелем науки, лауреатом Госпремии РФ, членкорреспондентом Российской академии медицинских наук [b]Геннадием Оноприенко[/b].[/i]— История МОНИКИ восходит к 1776 году, когда по указу Екатерины II московский противочумный карантин был преобразован в больницу на 150 коек, — начал рассказ Геннадий Алексеевич. — Это была больница для бедных, называлась она екатерининской и с самого начала стала клинической базой медицинского факультета Московского университета. За два с лишним столетия прошло много преобразований. Но и сейчас наш институт — идеальная модель взаимодействия науки, образования и практики.Во-первых, мы ведем исследования по всем основным направлениям медицины. Во-вторых, результаты обязательно внедряются в лечебную практику. Например, в прошлом году было внедрено 100 новых методик, с помощью которых пролечено десять тысяч больных. В-третьих, в МОНИКИ работает Факультет последипломного медицинского образования с 20 кафедрами.Большая часть врачей Подмосковья — наши ученики, они знакомились с новейшими научными данными на этом факультете. В-четвертых, когда местные врачи нуждаются в консультациях, наши специалисты выезжают к ним. Или другой пример: в 9 районах Московской области наши специалисты организовали астма-школы для пациентов, в 29 — школы сахарного диабета.[i]В МОНИКИ работает 90 докторов наук (среди них 60 профессоров), 260 кандидатов наук, 177 врачей высшей категории. Сотрудники института ежегодно публикуют около 700 научных работ и получают около 30 патентов на изобретения.[/i][b]— Понятно, всех достижений ваших ученых не перечислить, назовите хотя бы некоторые.[/b]— Впервые в России совместно с НПО «Энергия» мы разработали замещающие импортные наборы металлических имплантантов и инструментов для соединения костей. Создали эндопротезы крупных суставов на уровне мировых аналогов. Впервые в мире разработали метод кристаллографии биологических жидкостей для ранней доклинической диагностики. В наших стенах родился новый лазер, существенно повышающий качество лечения ЛОР-заболеваний.В МОНИКИ созданы новые технологии лечения брюшной аорты и артерий нижних конечностей, высокорезультативные методики очищения крови… Замечу, многие новшества применимы не только к взрослым пациентам, но и к детям. За год у нас в стационаре лечились 23 тысячи тяжелобольных пациентов — только таких к нам направляют из области — в том числе около 4 тысяч детей. Сто тысяч пациентов побывали в нашей поликлинике. Мы делаем операции на сердце, по пересадке почки, эндоскопические операции.Иностранные медики, бывавшие в институте, удивляются количеству сложнейших медицинских проблем, которые приходится решать нашим докторам.И действительно, среди специалистов МОНИКИ немало ученых с мировым именем. Например, Светлана Шатохина, руководитель клинико-диагностической лаборатории. Это она автор уникального метода кристаллографии биологических жидкостей. Или профессор Маргарита Трапезникова, уролог, известный во многих странах. Хирург-профессор Александр Никитин, специалист по реконструктивной челюстнолицевой хирургии. Подчеркиваю: не косметической, а реконструктивной!… [i]Член-корреспондент РАМН Г. А. Оноприенко: Родился в 1937 г. Окончил 1-й Московский медицинский институт. В МОНИКИ 35 лет. Начинал клиническим ординатором. Автор 4 монографий, в том числе не имеющих аналогов в мировой медицинской литературе, а также 300 научных работ, 20 изобретений.[/i][b]— Слушая вас, Геннадий Алексеевич, можно подумать, что у института нет никаких проблем, кроме сугубо научных… Неужели и в самом деле? [/b]— Мы с вами находимся в корпусе, который строился 13 лет. В нем размещена поликлиника и администрация МОНИКИ. 13 лет мы решали проблему, как достроить это здание — спасибо новому руководству Московской области, помогли. У нас есть корпуса, которые нуждаются как минимум в капитальном ремонте.Позарез необходимы новые здания. Денег на это пока нет, хотя мы надеемся, что они появятся в обозримом будущем.Все наши трудно решаемые проблемы связаны с финансами.Например, необходимо обновлять устаревшее оборудование.Тут мы надеемся на свое областное правительство. Но решение иных, самых важных проблем, зависит от правительства России.А оно пока, наверное, не может нам помочь. Знаете, сколько стоит операция на сердце? А операция по пересадке почки? Тысячи и тысячи долларов! Мы сделали 152 операции на сердце, а должны бы делать в 15–20 раз больше! Но больше не можем, нет средств. То же и с трансплантацией почки. Больные месяцами стоят на очереди, мы же пока в силах только сочувствовать им.Проблемы, конечно же, есть, но они типичны для любого НИИ, любой клиники России.[i]…Многие известные миру москвичи, заболев, стремятся лечиться в МОНИКИ— об этом мне тоже рассказывал Геннадий Алексеевич. Конечно, институт областной, никто не спорит, но и московский городской тоже. Не зря он навсегда вписан в Москву, в самый ее центр.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news