ПРОФЕССОР ИРИНА СИЛУЯНОВА: ТЕСТ НА ПОРЯДОЧНОСТЬ ДЛЯ БУДУЩЕГО ВРАЧА

Новости

[i]Всего полгода в Российском Государственном медицинском университете существует кафедра биомедицинской этики. Правда, до того, как она была создана, заведующая кафедрой доктор философских наук профессор Ирина Силуянова пять лет читала будущим врачам курс этики. Кафедра этики в медицинском вузе — факт примечательный, даже неожиданный. Ничего подобного раньше не преподавали.[/i][b]— Словосочетание — «биомедицинская этика» — большинству из нас незнакомо, что же кроется за непривычным названием новой обязательной учебной дисциплины? — этот вопрос задаю Ирине Васильевне.[/b]— Да, понятие «биомедицинская этика» — сравнительно новое. «Этика» — раздел философии, исследующей человеческие взаимоотношения. «Медицинская этика» — это профессиональная этика врача, по сути — форма гарантий, предоставляемых врачами пациентам, обществу. Во второй половине ХХ века, с внедрением в медицину таких революционных биомедицинских технологий, как трансплантация органов, пренатальная диагностика, медицинская генетика и т.д., ситуация изменилась. Сама жизнь выдвинула приставку «био». Так родилась «биомедицинская этика».Дисциплина эта включает темы, трепетно звучащие для непосвященного: например, моральные обязанности врача, права пациентов, смерть и умирание, этика психиатрии, мораль и новые медицинские технологии… [b]— Но разве есть не общечеловеческая, а профессиональная мораль? [/b]— Представьте себе человека, чья профессия — забивать гвозди. Совершенно не имеет значения, насколько он порядочен. Он может быть проходимцем, но гвозди-то он забивает блестяще. Это главное. Таких профессий много. А врач обязан быть порядочным человеком. В этом специфика его профессии. Этическая культура — важнейший элемент его профессионализма.[b]— Взглянем на реальную ситуацию: у врача районной поликлиники — маленькая зарплата, дефицит времени, домашние неурядицы… Житейские обстоятельства тоже влияют на мораль, как вы считаете? [/b]— Влияют. Но врач обязан быть терпимым, у него профессия такая. Он должен уметь сопереживать, сочувствовать пациенту при любых обстоятельствах. Он должен обладать сильной волей, наполненной нравственной культурой. Я говорю, конечно, о настоящих врачах, а не о случайных людях в медицине.[b]— Однако в медицинские вузы принимают молодых людей, не выясняя их нравственных качеств. Иногда озлобленных, иногда циничных, корыстолюбивых. Сдал хорошо экзамены — учись. Становись врачом! [/b]— Студенты еще очень молоды, у многих могут поменяться взгляды на жизнь и на профессию. Это случается и с более зрелыми людьми. Мы и не ставим задачи кого-либо воспитывать. Наша задача просветительская. Выбор — какими быть, на что ориентироваться — остается за студентами.Но в одном вы безусловно правы: возможно, надо вводить тестирование абитуриентов на их способность сопереживать другим людям. Химии, физике можно обучить, а моральные качества закладываются с детства. Надеюсь, со временем такие тесты станут обычными при поступлении в медицинские вузы.[b]— Ирина Васильевна, как вы, профессиональный философ, относитесь к новейшим биомедицинским технологиям? Например, к трансплантации органов человека? [/b]— Я считаю, что трансплантация, то есть пересадка органов одного человека другому, допустима лишь с согласия донора. Или, если общение с ним физически невозможно, с согласия его ближайших родственников. И никак иначе! К сожалению, сегодняшняя практика такова, что вообще никто никого ни о чем не спрашивает. Подумайте: хирургические действия с человеком без его согласия — это просто форма насилия! [b]— Но ведь в подобных ситуациях счет порой идет на минуты! Некогда искать родственников.[/b]— Тем не менее я категорически против. Наверное, в жизни возможны исключения. Но должен быть закон, оберегающий права потенциальных доноров. Закон, а не просто воля одного человека, хирурга. Кстати, подобный закон действует в США. Там ни один врач не возьмет в руки скальпель, не получив на то соответствующего разрешения. Считаю, это правильно, это справедливо.[b]— А что вы скажете по поводу абортов? В том числе тех, когда речь идет о прерывании беременности по медицинским показаниям? [/b]— Я против искусственного прерывания беременности в любом случае. В любом. Мать рискует жизнью? Но ведь рождение человека — предназначение, долг матери. Бывает, что такое решение принять очень трудно, пусть все остается на совести женщины. Но я — против. Человек всегда стоит перед выбором. Иногда нам бывает стыдно за совершенное. Однако должен быть уровень нравственных принципов, ниже которого мы не можем опускаться.В абортах есть нечто общее с эвтаназией — умерщвлением больного ради избавления его от страданий. Я категорически против эвтаназии. У врача нет и не может быть морального права лишать жизни другого человека, какими бы ни были мотивы. Жизнь дарована Богом! Недаром все мировые религии и против абортов, и против эвтаназии. А ведь в христианстве и других религиях аккумулирован многовековой нравственный опыт человечества, выверенный на миллиардах человеческих судеб.[b]— Недавно английский парламент принял закон, разрешающий клонирование человеческих эмбрионов.[/b]— Я думаю, что это безнравственный закон. Что такое безнравственная ситуация? Это когда один человек использует другого в своих эгоистических целях. А что такое клонирование? Создание живого человеческого организма, создание Человека для того, чтобы использовать его потом в эгоистических целях. Я к этому относиться иначе не могу.[b]— Но позвольте, любому школьнику известно, что науку остановить нельзя! [/b]— Это только одно из мнений. Наука делается людьми. Совесть, разум, способность предвидеть последствия так же необходимы ученому, как и любому человеку. Но ученому в гораздо большей степени. Ведь его ответственность перед человечеством слишком велика. И очень жаль, если, не думая о последствиях и пренебрегая нравственными принципами, ученые будут работать в направлении, о котором вы говорите.[b]— Ирина Васильевна, читая лекции студентам, проводя семинары, вы умалчиваете о подобных своих взглядах или говорите то, что думаете? Ведь преподаватели «чисто медицинских» кафедр, думаю, убеждают студентов в обратном — в закономерности и полезности того, что вы отвергаете по моральным соображениям.[/b]— Конечно, я говорю только то, что думаю, во что я верю. Роль моя и моих коллег по кафедре, как я уже говорила, просветительская. Мы не навязываем студентам своих мнений. Мы просто приводим аргументы в пользу этики, как мы ее исповедуем, так же, как преподаватели других кафедр приводят свои доказательства. А студенты должны самостоятельно сделать выбор. Свой собственный нравственный выбор.

Google newsGoogle newsGoogle news