ПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА ДЛЯ БЕДНОГО НАСЕЛЕНИЯ

ПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА ДЛЯ БЕДНОГО НАСЕЛЕНИЯ

Новости

[i]Как представить читателям Вячеслава Александровича Таболина? Можно, конечно, перечислить все его звания и регалии — профессор, академик, лауреат, ученый с мировым именем и т. п.Но дело ведь не в количестве званий, степеней и наград (всех, наверное, он и сам не помнит).Главное, Вячеслав Александрович — детский доктор… Может быть, самый уважаемый и авторитетный в Москве. Его врачебная специальность — здоровье младенцев, от развития плода в утробе матери до первых месяцев после рождения. Молодые родители почитают за счастье показать свое хворающее чадо доктору Таболину. А он вполне бы мог сказать о себе — жизнь удалась! Но разговор наш получился не слишком благостным.[/i][b]Звуки набата [/b]— В любой стране, — говорит доктор Таболин, — один из самых важных показателей эффективности здравоохранения — детская смертность. Это вообще показатель благополучия, устойчивости жизни в любом государстве. Низка детская смертность — значит, экономика, культура, атмосфера данного общества на высоте. Высока — пора бить в набат! Так вот, в нашей стране с каждым годом звуки набата становятся все громче. Но создается впечатление, что власть не слышит этих звуков.Судите сами. У нас в Москве новорожденных умирает 17 из каждой тысячи, не дожив до года, причем большинство — в первую неделю. Заметьте, что в Москве ситуация более благополучная, чем на периферии. В целом по России лишь 20 процентов — вдумайтесь в эту цифру — родов протекают нормально. Во всех остальных случаях мы сталкиваемся с какой-либо патологией в организме женщин-рожениц.Почему? Назову самые общие причины. Во-первых, экономический упадок. Люди в массе своей перестали следить за здоровьем. Медицина уже в значительной мере стала платной, а население — бедное. Молодые люди порой даже не решаются заводить детей. Не уверены, хватит ли средств выходить и воспитать ребенка. Сейчас в Москве детей рождается в два с лишним раза меньше, чем еще 20—30 лет назад. А среди народившихся гораздо больше — в процентном отношении — больных.Во-вторых, неблагоприятная экология. Горожане страдают от загазованности улиц, от повышенной радиоактивности в некоторых районах, от нитратных овощей и фруктов. Вредных факторов, влияющих на здоровье, множество. А ведь ребенок в утробе матери развивается за счет того, что накапливается в ее организме. Неблагополучно со здоровьем у будущей матери — ждите больного ребенка.[b]Пьяные свадьбы [/b]И, наконец, алкоголизм. Вам не приходилось бывать в церкви Троицы в Никитниках? Во дворе бывшего ЦК КПСС? Там на стене фреска XVI века — «Cвадьба в Кане Галилейской». Иисус готовит свое вино. Помните, воду он превратил в вино, и подносит жениху большой золотой рог с пьянящим напитком. Но жених отстраняет рог от себя. Невеста вообще от вина отвернулась. На свадьбе! Это было в наших традициях, христианских — молодым пить на свадьбе возбранялось! А как пьют отцы и матери сейчас! А уж как на свадьбах пьют молодожены! Пьет беременная женщина, не давая себе отчета, что это верный путь родить дебила. Я иногда консультирую небольшой роддом на Тишинке. Там сейчас 120 детей, от которых отказались матери. Это в основном больные дети, их родители — алкоголики. Вот к чему я рассказал вам о фреске в церкви Троицы. В XVI веке понимали вред алкоголя, а сейчас даже думать об этом не хотят. И 80 процентов сегодняшних неблагополучных родов в определенной степени связаны с алкоголизмом родителей.Между тем в начале уходящего века 90 процентов родов в России были нормальными. И я невольно задаюсь вопросом: что считать нормой? То, что нынче только одна из каждых пяти женщин рожает своих детей без осложнений? Или все-таки должен быть другой показатель Нормы? [i]В кабинет вошли молодые люди с ребенком, ожидавшие своей очереди на консультацию с утра. Невольный свидетель, я поразился уверенности и в то же время какой-то чуткости движений рук доктора Таболина, когда он прощупывал головку малыша, его тельце, массировал ножки… Мне понравилась его спокойная и в то же время сочувственная интонация, с какой он что-то объяснял родителям. А потом академик продолжил свой монолог.[/i][b]Подарок Ильи Глазунова [/b]— Я как-то лечил дочь известного художника Ильи Глазунова. После всех моих консультаций он говорит: «Вячеслав Александрович, как мне вас отблагодарить? Я на днях еду в Париж, что вам привезти?» А я в ответ — если сможете, привезите тонометр… каким измеряют давление у новорожденных. Вот он, этот тонометр (достает из стола тонометр с узенькой манжеткой).У меня, как вы знаете, много учеников, 34 из них защитили докторские диссертации, 128 — кандидатские. Так вот, некоторых диссертаций не было бы, если б не подарок Ильи Глазунова.В свое время собирались всяческие совещания с участием министров, обсуждали проблему, как изготовить такой тонометр.Дело кончилось ничем. И тонометра для младенцев нет, и совещаний по такому поводу не проводится.Вы видели сейчас — молодые красивые родители принесли двухлетнего сына. Психически он абсолютно здоров. Но в два года не может стоять. Ножки у него постоянно раскинуты. А спохватились родитель вот только что.Почему? Потому что врач-акушер, принимая ребенка, не заметил, что новорожденный не упирается ножками, а он, едва появившись на свет, должен упираться. Но главное не в этом: мальчик не может стоять, потому что у него каким-то вирусом поражен маленький участочек мозга, ответственный за группу мышц ножек. Какой именно вирус — это должны были определить еще в начале беременности в женской консультации. Никаких анализов на вирусы будущая мама не делала.[b]Где вакцина от напасти? [/b]— К чему я все это говорю? К тому, что в государстве нашем забывают, что легче предупредить болезнь, чем лечить больного. Забывают о профилактике. Женские консультации практически разрушены. А ведь все болезни ребенка от матери. Сейчас очень много вирусных инфекций. Ребенок заболевает еще в утробе — из-за того, что вирусом заражена мать. Она приходит в консультацию или даже в роддом, а там ее не обследуют как надо или отсылают в Лабораторию вирусологии, где каждый анализ стоит больших денег. Не все ведь могут платить! Да и подчас разные необходимые данные получают за один прием, а деньги берут за каждый показатель в отдельности.Все большее распространение получает, например, краснуха.Можно избавиться от этой напасти? Можно. Надо лишь всем девочкам в 13—15 лет сделать прививку, чтобы они получили иммунитет от этой болезни. Но нет вакцины. Нет ни в одной женской консультации. Если бессильна фармацевтическая промышленность, надо вакцину закупить за рубежом в достаточном количестве. Нельзя на это жалеть средств — речь идет в буквальном смысле о здоровье нации. Но пока ни одна женщина не застрахована от того, что ее будущий ребенок, еще не родившись, не заболеет, если, конечно, она не переболела краснухой в детстве.То же самое можно сказать и о гепатите, и о некоторых других заболеваниях. Для определения опасности заражения плода гепатитом достаточно капельку крови нанести на специальную бумажку. Но это не делается, да и бумажек таких у нас нет… [b]Нужен ли семейный врач [/b]— Мне приходилось слышать, что женские консультации вообще не нужны, а нужен, дескать, семейный врач. Видимо, в воображении авторов этой идеи семейный врач одновременно и терапевт, и геронтолог, и гинеколог, и специалист в неонатологии (болезни плода и новорожденных). Но при современном уровне медицинских знаний это, мягко говоря, утопия.Я вспоминаю, как в 50-е годы решалась проблема в связи с открытием резус-фактора крови. Из-за различия резус-факторов крови отца и матери многие дети умирали или оставались неизлечимо больными.Тогда в Москве появилось целых два родильных дома для сенсибилизированных резус-фактором женщин — отчасти благодаря поддержке моего учителя академика Георгия Несторовича Сперанского. Проблема была решена. Сегодня я не могу назвать ни одной проблемы, связанной со здоровьем матери и ребенка, для решения которых было бы достаточно авторитета специалистов в своей области.Если мы хотим, чтобы на смену нынешним пришли поколения здоровых людей, необходимо женские консультации и родильные дома оснастить современным оборудованием, снабдить лекарствами, препаратами, вакцинами и т. п. Необходимо все исследования здоровья женщин сделать бесплатными. Государство обязано выделить на это средства. Надо наладить систему реабилитации недоношенных детей. По данным Всемирной организации здравоохранения, вполне можно выхаживать детей весом в 500 граммов, родившихся после 22 недель беременности. Мы же к этому не готовы — по бедности.В лучшем случае выхаживаем ребенка в 1000 граммов после 28 недель… Я лечу детей без малого полвека. Конечно, каких-то положительных результатов я и многие мои коллеги добиваемся за счет опыта и знаний. Но ведь не в моей власти вылечить всех. А еще важнее, чтобы все матери и дети были здоровыми и не нуждались в специальном лечении. Но это задача по плечу лишь сильному государству.[b]В ноябре академик Вячеслав Таболин продолжит на страницах «Вечерней Москвы» разговор о проблемах лечения маленьких пациентов.[/b]

Google newsGoogle newsGoogle news