Манжетка для новорожденного

Манжетка для новорожденного

Новости

[b]Мой разговор со знаменитым детским врачом академиком РАМН Вячеславом Таболиным начался необычно. Вячеслав Александрович достал из стола целлофановый пакет и стал вынимать из него полоски какой-то ткани разной ширины и цветов. «Эти штуки мне прислали из Австралии, – сказал академик. – У нас таких не делают…»[/b]Позже я приведу слова Таболина о том, сколь необходимы сейчас эти незамысловатые полоски педиатрии, почему их в России нет. Но начался разговор вполне оптимистично, речь зашла о недавних новациях в здравоохранении, и в частности, в педиатрии:– Очень важно, что участковым врачам и медсестрам наконец повысили зарплату, – подчеркнул Вячеслав Александрович. – Вы знаете, врачей в поликлиниках не хватает, слишком уж мало им платили. Думаю, теперь начнется приток молодых докторов в поликлиники. Это хороший знак для пациентов и для самих медиков. Подумайте только, врача обучают шесть лет, государство затрачивает на его обучение огромные средства, а молодой специалист нередко вынужден вообще расставаться с медициной, уходить то ли в коммерцию, то ли еще куда… Как крупный положительный сдвиг в педиатрии оцениваю учреждение родовых сертификатов для будущих мам.Женщина ждет ребенка, ей выдают сертификат на семь тысяч рублей. Две тысячи из них перечислят в женскую консультацию, где на эти деньги женщину должны всесторонне обследовать. Ведь не секрет, здоровье будущего ребенка во многом определяется здоровьем матери. Пять тысяч сертификатных рублей поступят в роддом. Двадцать рожениц – это уже сто тысяч рублей! На такие деньги можно докупить необходимое оборудование, их можно истратить частично и на поощрение персонала.Очень важно и то, что теперь будущая мама сама может выбирать роддом, в котором должен появиться на свет ее ребенок. Это «подтянет» коллективы родильных домов, где пока не все ладно. Женщины ведь не пойдут в медучреждения, о которых ходит дурная слава. И, наконец, хорошо, что увеличили пособие на рождение ребенка. Так что положительные сдвиги есть, и это радует.[b]– Но что-то вас беспокоит, иначе вы бы не согласились дать это интервью?[/b]– Беспокоит. Еще много сторонников, в том числе очень влиятельных в нашем государстве, у идеи заменить медицинских специалистов различных профилей так называемыми врачами общей практики. По типу работавших в начале прошлого века земских врачей. Но с тех пор сама медицина изменилась.Мы прекрасно знаем – еще со времен выдающегося детского врача академика Сперанского, учеником которого я имею честь быть, – что детский организм кардинально отличается от организма взрослого человека. Здесь все иное: и сами патологии, и течение болезни, и методики лечения! Врач общей практики никогда не заменит детского невропатолога, детского отоларинголога, детского хирурга и т. д. Был случай, когда группу врачей общей практики привели в детскую клинику, и никто из них не смог поставить правильного диагноза ни одному больному ребенку…[b]– А как быть тем, кто живет в сельской местности? Там, в лучшем случае, один врач на большую деревню![/b]– Расскажу смешную историю. Как-то присутствовал на встрече врачей, окончивших наш вуз. Это было довольно давно, когда выпускников в обязательном порядке еще распределяли по местам работы. И вот Анна Ивановна, детский врач, которую распределили в глухой сибирский поселок, поведала нам, что однажды ночью к ней прибегает соседка с просьбой помочь: корова не может отелиться. «Я педиатр, а не ветеринар», – попробовала возражать наша выпускница.«Но ты же врач, – говорит соседка, – у женщины беременность девять месяцев, и у коровы тоже девять месяцев. Пошли!» Пришлось Анне Ивановне пойти. И хотя педиатр точно не знала, где у коровы детское место, все кончилось благополучно. А на следующий день прибегает другая соседка, и разговор повторяется: «Ты же Петровне помогла, помоги и мне, чем я хуже?!» В жизни все бывает. Да, в глухих уголках страны врач общей практики нужен и полезен. Но только до определенного предела. При серьезном обострении болезни, особенно, если болеет ребенок, все же необходим специалист. Если хотите, узкий специалист, который знает и умеет в данной области то, чего не может знать и уметь земский врач. Не зря ведь американские медики – а в США очень хорошо поставлено медицинское образование и прекрасно оснащены клиники – приезжают к нам изучать педиатрию.Российская наука о детском здоровье признана одной из лучших в мире. Но сейчас мы переживаем не лучшие времена. Взгляните на этот график. Кривая, идущая вверх, – средняя смертность. Для мужчин в России она составляет 59 лет. А кривая, направленная вниз, – рождаемость. Они пересекаются, напоминая крест.«Русский крест», как сказал один мой коллега. В этих кривых учтены и младенцы, умершие в первую неделю после рождения, и дети в возрасте до пяти лет. И если мы хотим понизить среднюю смертность и повысить рождаемость, надо прежде всего позаботиться о здоровье женщин детородного возраста и их потомства.Между тем, по данным директора Института здоровья ребенка академика РАМН Александра Михайловича Баранова, только 20 процентов детей рождаются здоровыми, без каких-либо патологий.А 80 процентов, едва родившись, уже больны. С этим надо что-то незамедлительно делать. И тут врачи общей практики вряд ли помогут радикально изменить положение. Еще Вольтер сказал, что самое сложное в жизни человека – это появление на свет…[b]– Вячеслав Александрович, если бы у вас была полнота власти, с чего бы вы начали?[/b]– Этот вопрос, наверное, лучше задать организаторам здравоохранения, есть такая профессия. А как врач-неонатолог, то есть специалист по здоровью плода и ребенка в первый месяц его жизни, я бы начал с оснащения консультаций и клиник как сложными приборами и установками, так и вроде бы простыми вещами. Вот вы приходите в поликлинику к участковому врачу, с чего он начинает осмотр? Измеряет вам артериальное давление. Но ни в одном роддоме, ни в одной детской консультации России, и в Москве тоже, детям давление не измеряют. И знаете почему? Потому что нет детских манжеток. Сами приборы есть, а манжеток к ним нет.Те эластичные полоски, которые я вам показывал, – это и есть манжетки для детей. Они разные. Одни для младенцев в первую неделю после рождения, другие – для грудных, третьи – для детей до пяти лет. Простая, но необходимая вещь. А их у нас не производят и не покупают за рубежом. Или, например, искусственная плацента…[b]– Что это такое?[/b]– Это прибор, с помощью которого через артерию и вену недоношенного ребенка весом в 500 граммов и даже меньше подается донорская кровь. Такие дети еще не дышат, но с кровью в легкие поступает кислород. И где-то на 28-й день, когда легкие распрямляются, человечек начинает дышать! Пока мы таких детей в подавляющем большинстве случаев не выхаживаем, потому что ни в одном роддоме страны нет искусственной плаценты. Ни в одном! Сколько я упрашивал купить хотя бы один такой прибор – все без толку.И, наконец, самое главное: ранняя диагностика будущих мам. Государство не должно жалеть средств на оснащение всем необходимым женских и детских консультаций, родильных домов.[i]…Не знаю почему, но после разговора с академиком Таболиным я еще долго вспоминал эти полоски детских манжеток. Никто не говорил мне прежде, что и маленьким детям необходимо измерять давление. Оказывается, необходимо!..[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news